29 сентября вторник
СЕЙЧАС +5°С

Верните обратно: сибирячка обвинила мужа в растлении дочери, а потом передумала (его посадили на 14 лет)

Жена говорит, что соврала из ревности. Следствие считает, что насилие всё-таки было

Поделиться

Сибирячка утверждает, что из мести наговорила на мужа

Сибирячка утверждает, что из мести наговорила на мужа

Эта история подошла бы для любого громкого телешоу — от Малахова до Гордона. Причём неважно, на чьей стороне будет правда: следствия или главной героини нашего рассказа Елены. Обе версии одинаково страшны. Елена утверждает, что из мести оговорила мужа, в результате его осудили на 14 лет строгого режима. Следствие и суд решили, что мужчина — насильник и растлитель малолетней дочери. Корреспондент НГС Илья Калинин попытался разобраться в непростой истории, которая ещё не закончилась: суд состоялся, но сторона защиты подала апелляцию. Имена героев публикации изменены в интересах ребёнка.

39-летняя Елена отправила своего 33-летнего мужа Дениса за решётку, сообщив правоохранителям, что он домогался родной дочери. Спустя некоторое время Елена заявила, что оговорила Дениса из-за желания отомстить и напугать, но остановить процесс ей уже не удалось. Суд закончился на этой неделе: мужчине дали 14 лет строгого режима.

С чего всё началось

Елена познакомилась со своим будущим мужем Денисом в 2012 году, а официально они зарегистрировали брак в 2015 году. Незадолго до Елены у мужчины были отношения с Марией из Новокузнецка, в результате чего родилась девочка. Сейчас ей 8 лет.

— Мать ребёнка сама мне позвонила со словами: «Пожалуйста, возьмите ребёнка к себе, а то его у меня заберёт опека». А у неё ещё и постарше дочь есть. Конечно, мы забрали ребёнка. Девочка была в ужасном состоянии: ей года три тогда было, а она ещё толком не разговаривала, — рассказывает Елена.

В какой-то момент встал вопрос о необходимости оформления на ребёнка различных документов: Елена говорит, что на девочку не было вообще никаких бумаг. В итоге ребёнка отправили обратно в Новокузнецк для оформления необходимых документов, а параллельно подали заявление на лишение матери девочки родительских прав. Осенью 2015 года, рассказывает Елена, им позвонили из новокузнецкой опеки и сообщили, что обеих девочек надо или забирать, или их отправят в детдом.

— Мы с работы срываемся, едем, приезжаем ночью в Новокузнецк. Нам соседка открыла (они в общежитии жили), мы детишек собрали и забрали. Самой матери не было: она какого-то суррогата напилась и её увезли в больницу, — утверждает Елена.

Чуть позже старшую девочку пришлось вернуть домой. Елена утверждает, что на этом настояла новокузнецкая опека, которая не стала лишать родную мать родительских прав (правда, позже это всё равно случилось). При этом младшую девочку — дочь Дениса — оставили с отцом в Новосибирске.

Проверить этот рассказ непосредственно у биологической матери ребёнка — Марии из Новокузнецка — корреспонденту НГС не удалось. По телефону никто не отвечал.

Ревность и месть

Однажды Елена на несколько дней попала в больницу. Через какое-то время она, как сама утверждает, узнала, что, пока её не было дома, Мария приезжала из Новокузнецка и жила у них.

Отношения с мужем стали портиться. Вскоре Елена снова попала в больницу, тогда же она узнала, что муж всерьёз готовится к разводу, чтобы потом жить с родной матерью своей дочери — он даже уже оплатил госпошлину.

— Утром я собиралась с ребёнком в садик, и она мне рассказывает: «Мне баба сказала, чтобы я тебя Ленкой называла, а не мамой. А у меня есть своя мама, которую зовут Машка. И она приезжала сюда, жила с нами, а мы к ней ездили в Новокузнецк». И вот на почве этой ревности я написала заявление и оговорила его, — утверждает Елена.

В детском саду она сообщила, что её муж домогается ребёнка. Тут же было написано заявление в полицию, и уже вечером за Денисом пришли.

— Органы опеки забрали ребёнка, а следователь увез меня на допрос. Это было в первом или во втором часу ночи. И вот в таком каком-то неадекватном состоянии я и оговорила мужа, — рассказывает свою версию Елена.

Позже в разговоре с корреспондентом НГС женщина заметила, что это был не первый случай, когда она оговаривала мужа. По её словам, в 2017 году она хотела зачем-то напугать Дениса и даже пришла в полицию, чтобы сообщить о его развратном поведении по отношению к ребёнку. Но потом успокоилась, одумалась и сбежала из полицейского участка, так и не написав заявление.

В обвинительном заключении события трехлетней давности трактуются иначе. Там указано, что Елена действительно написала заявление в полицию, после чего Денис сутки прятался от полиции. Сама Елена испугалась, что у неё заберут ребёнка (так как родительских прав на девочку у неё не было), также Денис «слезно просил» забрать заявление, что она в итоге и сделала. Девочку тогда допрашивали сотрудники ПДН, ребенок рассказал им о приставаниях папы, но после того, как Елена забрала заявление и сообщила, что оговорила мужа, дело дальше не пошло.

Что было дальше

На следующий день, по словам Елены, она осознала, что натворила. Сразу пойти к следователю она не смогла, так как чувствовала себя плохо, а дозвониться не удавалось. Пришла к следователю через день. Но там ей объяснили, что сделать уже ничего нельзя.

— Мне говорят: «Ты либо невменяемая, либо под наркотиками, либо под алкоголем». Я предложила пройти освидетельствование, но мне сказали, чтобы я заткнулась. Потому что, мол, он всё равно будет сидеть, меня отправят в психушку, а ребёнка — в приёмную семью, — утверждает Елена.

Жалобы в вышестоящие инстанции, в том числе в Следственный комитет по Новосибирской области, тоже ничего не дали: отовсюду приходили ответы, что следствие разберётся.

Денису грозило до 20 лет лишения свободы, суд дал 14 лет строгого режима

Денису грозило до 20 лет лишения свободы, суд дал 14 лет строгого режима

Суд, многочисленные адвокаты и свидетели

С апреля 2019 года Денис находился под стражей. В конце 2019 года стартовал судебный процесс. Завершился суд 29 июля. Прокурор просил дать ему 15 лет, судья немного уменьшил срок: 14 лет строгого режима по пункту «б» части 4 статьи 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 14 лет).

Доказать в суде свою версию Елене не удалось. С адвокатами, по её словам, не заладилось. От государственного она отказалась. Второй «вообще ничего не делал». Потом появился третий, а затем и четвёртый. Один из адвокатов, по её словам, получил от родных Дениса 400 тысяч рублей и пообещал, что его освободят в ближайшее время. Затем он сказал, что денег для освобождения недостаточно — надо больше. Корреспондент НГС дозвонился до этого адвоката, но он опроверг обвинение:

— Я даже не видел эти деньги, и видеть не мог... Там был ещё какой-то друг семьи. Вот этому другу вроде отдали деньги, а дальше куда он передал, неизвестно. То есть это, как говорится, [было] для разрешения каких-то вопросов... Я им (родственникам Дениса. — Прим. ред.) говорю: «Вы мне лично передавали? Нет. А кому передавали? Вот с другом семьи тогда и разговаривайте». Мне вот 100 тысяч рублей принесли, я за них расписался, квитанцию выдал и всё.

Другой адвокат, который тоже защищает Дениса, коротко озвучил свою позицию. По его мнению, всё обвинение строится на одном допросе маленькой девочки, во время которого она якобы подтвердила версию следствия. Правда, по словам адвоката, после заявления Елены, что она оговорила мужа, девочку допрашивали ещё раз, и показания были иные.

— Тут очень тонкое дело. По моему мнению, недостаточно доказательств, чтобы вынести приговор. Елена говорит, что она заставила девочку дать первоначальные показания на отца. Из чувства мести. А в ходе экспертизы с психологами, психиатрами девочка потом дала противоположные показания. Но эксперты настаивают, что эти изменения в показаниях вызваны давлением со стороны родственников. А других доказательств нет. Ни следов никаких — там генетики, биологии, ни каких-либо свидетельств других лиц, — говорит адвокат.

Аргументы следствия

Обвинительное заключение изложено на 133-х страницах (документ имеется в распоряжении редакции НГС). Там указано, что судебно-медицинская экспертиза обнаружила следы спермы Дениса только на простыне и пододеяльнике, а на ночной рубашке девочки и полотенце, которым, по словам ребёнка, отец вытирался после эякуляции, экспертиза аналогичных следов не нашла.

Полиграф, который прошли Елена с Денисом, не показал чётко, в какой момент мужчина и женщина говорили ложь или правду. Да и эти данные, по мнению адвоката, доказательствами в суде всё равно являться не могли. Защитник недоуменно заметил, что следствие должно было отдельно рассмотреть признание Елены в оговоре мужа, так как это тоже является преступлением, но оно не провело такое расследование.

Свидетелями по делу Дениса проходили родственники, супруга, знакомый женщины Михаил, сотрудники детского сада, куда ходила девочка, работники опеки. Прямых свидетельств, что мужчина когда-то замечался в подобном поведении, никто не дал. Некоторые уточняли, что девочка больше любит отца, чем мачеху, которая с ней строга.

Что рассказала девочка

Ребенка допрашивали несколько раз. Каждый раз разговор записывали на видео. С ней беседовали и психологи, и следователь. Сначала шестилетняя девочка придерживалась обвинительной версии, но позже стала говорить, что ничего такого не было. Елена считает, что ребенок по её просьбе на первых допросах оговорил отца, но потом стал рассказывать правду. Психологи и следствие же считают, что всё было наоборот: сначала девочка рассказала правду, а потом стала выгораживать отца по просьбе родственников.

Фрагменты разговора следователя и психолога с ребёнком. Предупреждаем, что диалог может вас шокировать, но мы приводим его для понимания полной картины:

Психолог: Ну, ты выполнила то, что папа просил?

Девочка: Да.

Следователь: Руками или языком?

Девочка: Языком.

Психолог: А сам он тебя просил раздеваться?

Девочка: Он меня сам раздевал.

Следователь: А ты когда на диван к папе подсела, писька у папы стала больше или уже была большая?

Девочка: Уже была большая.

Следователь: А когда ты папину просьбу выполнила, из письки что-то выделялось? Ну, водичка какая-нибудь?

Девочка: Ага.

Следователь: А как он тебя трогал, на руки брал?

Девочка: Он брал и шоркал.

Следователь: Что значит шоркал?

Девочка: Об себя, брал вот так и шоркал [показывает на кукле: трёт куклу мужского пола о куклу женского пола лицом к лицу].

Следователь: Когда шоркал, он прикасался к тебе писькой?

Девочка: Да.

Девочка объяснила во время беседы с психологом и следователем, что папа её «кумарил». Этим словом, как пояснялось в обвинительном заключении, в семье Елены и Дениса обозначали проявление любви и ласки. На повторных допросах ребёнок уже утверждал, что папа ничего такого с ней не делал.

Сам Денис, просмотрев видеозаписи допроса, заявил следователям, что всё это неправда. По его мнению, текст был внушен девочке матерью.

Что говорит следствие и эксперты

В следственном управлении СК России по Новосибирской области комментировать данное дело до полного завершения судебного процесса отказались.

Мнение экспертов, оценивавших поведение девочки во время допроса по вербальным и невербальным признакам, сводилось к тому, что во время рассказа про развратное поведение отца ребёнок говорил правду. Во время же допроса, когда девочка утверждала, что ничего не было, а она всё придумала по просьбе Елены, специалисты замечали детали, показывающие, что ребёнок говорит заученные фразы.

«Создалось такое впечатление, что она вообще не хотела и очень стеснялась говорить присутствующим о том, как домогался до неё её отец. Одним словом, все невербальные сигналы указывали на то, что данная ситуация неприятна и является негативным воспоминанием для девочки. Было видно, что ребенок, рассказывая о сексуальных действиях её отца к ней, относился к таким вещам спокойно, вроде как так и должно быть в этой жизни, не понимая всей серьезности и последствий в связи с ее возрастом, то есть у нее создалось такое впечатление, что в их семье это нормально», — описывается в тексте обвинительного заключения мнение эксперта из органов опеки.

По поводу же самого обвиняемого в конце 133-страничного текста судебного обвинения сообщалось: «Исследованием установлено, что поведение [Дениса] в ситуации инкриминируемых ему противоправных действий сходно с поведением лиц, страдающих расстройством сексуального предпочтения в форме педофилии, однако отсутствие четко оформленного идеаторного компонента аномальной сексуальной активности (наличие фантазий соответствующего содержания) не позволяет квалифицировать указанное расстройство сексуального предпочтения».

В конце разговора с корреспондентом НГС Елена заметила, что они с Денисом уже простили друг другу все обиды: муж передумал уходить от неё, а она получила разрешение на длительное — трёхсуточное — свидание.

Ревность нередко доводит ревнивцев до скамьи подсудимых. В июле 2019 года НГС вспоминал самые громкие преступления, которые совершались в Новосибирске из-за ревности. А в конце 2019 года жена обвинила своего бывшего мужа в педофилии. Но родственники уверены, что это оговор.

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ8
  • УДИВЛЕНИЕ10
  • ГНЕВ51
  • ПЕЧАЛЬ13

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!