7 августа пятница
СЕЙЧАС +17°С

«Людей делят на 1-й и 2-й сорт». Трансгендеры из Новосибирска — о законе, который запретит им вступать в брак

Это не единственное ограничение, которое коснется трансгендерных людей в случае принятия законопроекта

Поделиться

Законопроект, который внесли в Думу, должен запретить однополым и трансгендерным парам усыновлять детей и регистрировать браки

Законопроект, который внесли в Думу, должен запретить однополым и трансгендерным парам усыновлять детей и регистрировать браки

Группа сенаторов во главе с Еленой Мизулиной внесла в Госдуму проект поправок в Семейный кодекс, разработанных «в целях укрепления института семьи». В частности, депутаты хотят запретить однополым парам и трансгендерным людям заключать брак и усыновлять детей. Кроме того, им нельзя будет обновить свидетельство о рождении с новыми данными об их поле. Мы поговорили с новосибирскими трансгендерами и узнали, как изменится их жизнь в случае принятия нового закона.

В пояснительной записке авторы объясняют необходимость принятия закона «общественным запросом на сохранение традиционных семейных ценностей, укрепление и защиту институтов семьи, брака». Сейчас, по их мнению, социальная, историческая и политическая ценности семьи игнорируются государством.

Ирина, трансженщина, 44 года

— Законопроект делит общество на людей 1-го и 2-го сорта. Одним можно всё, как и раньше, другие, в случае принятия законопроекта в таком виде, лишаются многих гражданских прав. В первую очередь под удар попадают трансгендерные люди, они теряют возможность вступить в брак, усыновлять, удочерять или брать под опеку детей. Также трансперсоны, которые уже прошли процедуру смены гендерного маркера в документах, включая свидетельство о рождении, будут вынуждены произвести обратную смену свидетельства о рождении, в котором будет указана строка приписанного при рождении пола. В настоящее время такой строки нет, — рассказывает Ирина.

Кроме того, по её словам, транслюди будут вынуждены иметь документы, которые отображают два разных гендера: свидетельство о рождении и паспорт. Сейчас паспорт выдается на основе данных, которые указаны в свидетельстве о рождении, как будет урегулирован этот процесс после принятия законопроекта — непонятно.

— При подаче заявления в ЗАГС на предмет заключения брака представители ЗАГСов будут вправе затребовать свидетельства о рождении, в каких случаях и на каком основании это будет — непонятно. Прослеживается возможная коррупционная схема. Если учесть, что у многих взрослых людей их свидетельства о рождении не входят в, скажем, «обязательный» пакет документов — многие при переезде в другие города их просто не берут с собой или они хранятся по месту рождения, — то масштаб тех, кого этот законопроект может коснуться, несложно предположить, — объясняет Ирина.

Ирина рассказывает, что, согласно тексту документа, все люди, которые когда-либо вносили в свои свидетельства о рождении любые правки (опечатки с датой рождения, смена фамилии при разводе родителей), также должны будут получить свои старые свидетельства о рождении до конца 2021 года.

Законопроект, направленный на «укрепление традиционной семьи», содержит 180 страниц, но транслюдям там отведено всего 3. Остальные страницы посвящены обычным семьям:

— К примеру, законопроект предлагает изымать детей из любых семей, если родители участвуют в митингах. Тем самым могут появиться рычаги давления на людей, чья гражданская позиция отличается от официальной государственной. Или, наоборот, органы опеки не смогут изымать детей из неблагополучных семей без решения суда, а то, как работают суды, известно многим. Срок вынесения решения может растягиваться до нескольких месяцев, и всё это время дети могут находиться в условиях высокой опасности жизни и здоровью. В настоящее время опека может сразу произвести изъятие детей, если им угрожает опасность, — подчеркивает Ирина.

Ирина считает, что предлагаемый законопроект затронет почти каждого гражданина, а не только трансгендерных людей, хотя он и подается под такой повесткой.

— В последнее время ЛГБТ+ повестка очень часто используется как прикрытие, для отвлечения внимания большинства граждан от чего-то важного, что может касаться большинства, — предполагает Ирина.

Как только законопроект внесли на рассмотрение, рассказывает сибирячка, количество обращений в защитные центры для трансперсон увеличилось в десятки раз. Люди интересовались вопросами эмиграции и юридическими тонкостями законопроекта, многим требовалась психологическая помощь:

— Люди в панике, практически у каждого страх на критическом уровне. Главные вопросы, которые задаются: «За что?», «Почему именно мы?», «Как это пережить?». Многие говорят о суицидальных мыслях. А ведь это чьи-то дети, родители, братья и сестры, просто они не такие, как все, в конце концов, это такие же граждане нашей страны, — рассказывает Ирина.

Один из соавторов законопроекта, сенатор Александр Башкин в разговоре с «Би-би-си» подчеркнул, что основная цель законопроекта — запретить однополым парам и трансгендерным людям быть усыновителями. «Речь идет не столько о запрете браков, сколько о запрете усыновления. Он [законопроект] запрещает членам однополых браков либо лицам, которые изменили пол, быть усыновителями», — цитирует издание сенатора.

Ирина рассказывает, что в её планы не входило усыновление ребенка — у неё есть жена и взрослый сын:

— Но кто знает, в жизни бывает всякое. Если возникнет такая необходимость, то, конечно, мы с моей женой будем поражены в гражданских правах. С моей женой мы вместе уже больше 20 лет, на момент смены моего гендерного маркера в документах нашему официальному браку было более 15 лет, и он остался действующим на момент моей смены документов. Правда, он претерпел изменения в плане, опять же, гражданских прав. Официально при обращении, допустим, в больницу мы не можем представлять интересы друг друга как близкие родственники. А вот если возникнет обратная ситуация, допустим, кто-то из нас не будет платить за ипотеку, в таком случае мы в полном объеме испытаем все «прелести» обязательств по поручению. Такие двойные стандарты существуют даже на сегодняшний день, — объясняет Ирина. — Наш ребенок с пяти лет знал обо мне всю правду, мы с женой адаптировали информацию для его детской психики, чтобы его не травмировать, так, как посчитали правильным. Сейчас он уже взрослый парень, с абсолютно свободными взглядами, у него есть свое понимание нормы. И обращу внимание всех трансфобно и гомофобно настроенных граждан: у него есть девушка, с которой они строят отношения. На нем никак не отразилось то, что он с малых лет рос в семье, в которой один из родителей был трансгендерным человеком.

Кризисные центры столкнулись с наплывом обращений после публикации законопроекта 

Кризисные центры столкнулись с наплывом обращений после публикации законопроекта 

Даша, 35 лет, трансгендерная женщина

— Это дискриминационный законопроект, направленный на угнетение тех, кто, по мнению общества, является не таким, как все, выпадающим из норм двух гендеров. Даже сейчас есть некоторые проблемы с прохождением комиссий и получением желаемых документов, а данный законопроект в текущей редакции, скорее всего, сделает если не невозможной смену документов, то с возможностью нежелаемого аутинга, — рассказывает Даша.

Аутинг — публичное разглашение личной информации об ориентации или гендерной идентичности человека против его желания и согласия. Может быть расценено как нарушение закона.

В законопроекте, считает Даша, много неточностей и невыясненных моментов. Например, непонятно, что будет с уже заключенными браками трансгендерных людей.

— Там столько лазеек, что трансперсонам просто поставят клеймо в документы и сделают невозможной нормальную жизнь, скрытую от прошлой. Даже сейчас при смене документов единственный документ, в котором стоят старые данные — это трудовая книжка, поэтому её приходится терять. Транслюди и так находятся в большинстве своем на грани, в депрессии. И попросту не все, возможно, перенесут психологическую давку ещё до принятия законопроекта. Рушатся все планы и мечты на более счастливую жизнь, — объясняет Даша.


Даша состоит в браке, и у неё есть ребенок. Она рассказывает, что и до законопроекта у неё были опасения по поводу сохранения семьи. После того, как Даша начала трансгендерный переход, от неё отвернулась вся семья, кроме её супруги.

Герман, 23 года, трансмужчина. Активист Центра защиты прав квир-женщин Сибири

— В этом году впервые пожалел, что годами осознанно и целенаправленно держался далеко от политики. Так было безопаснее для меня и моих ресурсов. И теперь я трачу много времени на анализ ситуации — общаюсь с юристами, читаю обзоры. И основная мысль везде — пока нет точной информации, нет ясности. Ждем, что именно примут. Пытаемся сделать так, чтобы не приняли, — рассказывает Герман.

Он подчеркивает, что законопроект может задеть не только трансперсон, но и людей, которые меняли свидетельство о рождении по другим причинам.


— Законопроект всё ещё касается каждого — больше 165 страниц, из которых 3 про ЛГБТ+ сообщество, а кто читал остальные? Это дегуманизация и стигматизация на государственном уровне. Нас официально лишают прав, прав обычного человека и гражданина — на жизнь, безопасность, медицинскую помощь, неприкосновенность личной жизни, тайну личной информации, свободу слова. И тут дело не только в лишении этих прав, но и в том, что для трансфобно и гомофобно настроенных людей это почти грамота на отстрел. Ведь если у людей нет защиты государства, что остановит насилие по отношению к ним? — рассуждает Герман.

В 2019 году трансгендерность исключили из психиатрического раздела МКБ. Несмотря на это, представители сообщества до сих пор сталкиваются с дискриминацией. По словам Германа, готовящийся законопроект только ухудшит ситуацию:

— Из того, что есть в моем поле зрения — в городских новостных пабликах появляются опросы, в которых спрашивают вроде как о законопроекте, но с формулировкой «чтобы эти транс****арасы детей усыновляли». Комментарии под ними соответствующие. Всплеск насилия в реальности будет очевидным следствием, я уже слышал о нескольких случаях. В СМИ волна статей о ЛГБТ+ врачах, якобы продававших, кажется, младенцев. Понятно, какое будет отношение формироваться, особенно у людей, другой информации не имеющих. Всё это ведет к объективизации. Усиливает идею о том, что ЛГБТ+ — в лучшем случае больные люди. А это развязывает руки, — объясняет Герман.

Объективация — это восприятие человека как товара или объекта для какого-либо использования, без учёта его личности или способности испытывать чувства.

Герман говорит, что пока не планирует вступать в брак или заводить детей. Кроме того, у него готовы документы:


— Если придется менять обратно все документы, шансы устроиться на хорошую работу минимальны. Что точно произойдет — я лишусь возможности видеть 2/3 своих близких. За сутки с появления законопроекта я пообщался со всеми важными для меня трансперсонами, и никто из них не планирует оставаться в стране, если законопроект примут именно таким. Представляете, людям проще бросить всё, чем сохранить свою жизнь здесь. А я параллельно готовлю пути отступления и пытаюсь поучаствовать в активистской деятельности, которая поможет всё это предотвратить. Не знаю, накроет ли этой волной и смоет ли ей меня, — подводит итог Герман.

Прошлым летом мы рассказывали про жительницу Новосибирска Викторию Басаковскую — из-за транссексуальности девушке отказали в занятиях спортивного клуба.

оцените материал

  • ЛАЙК28
  • СМЕХ10
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ37
  • ПЕЧАЛЬ21

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!