19 сентября воскресенье
СЕЙЧАС +12°С

«Я давно с таким ужасом не сталкивалась»

Интервью Татьяны Лазаревой о скандальном репортаже на канале ОТС, провокации в «Бродячей собаке» и пассивности горожан

Поделиться

Поделиться

«Я просто в ужасе от своей малой родины!» — написала в своем блоге Татьяна Лазарева, известная телеведущая и соучредитель «Лиги избирателей»*, в середине 1990-х переехавшая в Москву из Новосибирска. Поводом для возмущения госпожи Лазаревой стал выложенный в интернет репортаж новосибирского канала ОТС, в котором выступление Татьяны в кабаре-клубе «Бродячая собака» 18 февраля было искажено. Кроме того, активистка «Лиги избирателей» посетовала на то, что перед президентскими выборами многие новосибирцы чувствуют давление, воспринимая его как нечто само собой разумеющееся. Корреспондент НГС.НОВОСТИ побеседовал с Татьяной Лазаревой и выяснил, почему ей стало стыдно за ее родной город.

— Что за неприятный инцидент случился во время вашего посещения Новосибирска?

— Начать, наверное, стоит с нашего приезда в Томск и вообще с того, зачем мы приехали. Эта была идея общественной организации «Лига избирателей» — перенести в жизнь ту протестную активность, которая пока существует в основном в интернете. Для этого мы придумали «Агитпоезд», который бы ездил по городам России, устраивая дискуссии и рассказывая, как можно контролировать власть, работая наблюдателями на избирательных участках. Сперва мы решили поехать в Томск и Новосибирск, где интернет-сообщество было активным и нас уже ждали.

В Томске к нам пришли единомышленники, с которыми обошлось без споров. В Новосибирске подобного единодушия не было.

Получилось так, что в «Бродячую собаку» пришли не только сочувствующие, но и противники — из «Профсоюза граждан России», Евразийского союза молодежи, молодежного движения «Наш лидер Путин!», Новосибирского координационного совета по противодействию оранжевой революции, и даже комиссар движения «Наши».

— Вам было не по себе?

— У меня это не вызвало никаких отрицательных эмоций, единственное, что не понравилось, — люди были настроены агрессивно. Они сидели в куртках и шарфах (как они у себя на сайте писали — «чаи распивать не собирались»), настроенные на «решительные действия». Что под этой «решительностью» имелось в виду, я не знаю. Они начали, перебивая, довольно воинственно себя вести.

Мы все были не против выслушать противоположное мнение, только я была немного растеряна, потому что питала надежды, что в моем родном городе будет все так же благостно, как в Томске, и что нас встретят с любовью. Но в результате после встречи мы сошлись на том, что все вышло неплохо, потому что был не наш московский менторский монолог, а диалог, хоть и довольно корявый.

Потом, когда я приехала в Москву, то увидела статью с видеорепортажем местной новосибирской телекомпании ОТС. Я помню, как давала человеку из этой компании (речь идет о журналисте ОТС Антоне Дергачеве. — Прим. ред.) достаточно большое интервью на камеру в микрофон.

Очень жаль, что новосибирское телевидение перевернуло все с ног на голову — я давно уже, признаться, с таким ужасом не сталкивалась. Я не очень понимаю, в чем тут интерес областных властей, решившихся на такое.

В репортаже практически все неправда, начиная с того, что в зале было человек тридцать (на самом деле — больше ста), но самым неприятным был следующий момент. У меня была такая фраза: «Нас пытаются упрекнуть в том, что мы ездим по стране и разговариваем с дебилами, — это не так!». И вот из нее хирургическим путем берут и вырезают «мы ездим по стране и разговариваем с дебилами». Собственно, это говорит о той несвободе прессы, против которой мы выступаем.

А потом случилась провокация. Получилось так: вышел человек из Новосибирска, который на вопрос этой агрессивной группы молодых людей, в чем именно были фальсификации на думских выборах, начал рассказывать о нарушениях в Купино, где он работал наблюдателем. Когда он начал, из зала появился молодой человек — не знаю уж, кого он представлял, — нарочито толкнул выступающего. Это все видно на видео.

— Вы пишете: «Мне действительно очень стыдно и больно за то, что я видела и слышала в Новосибирске». Расскажите, пожалуйста, подробно — за что вам стыдно и больно?

— Я разговаривала с людьми и почувствовала, что на многих очень большое оказывается давление. Заключается оно в том, что работодатели каким-то образом, не желая больше фальсифицировать все так открыто и явно, как было на думских выборах, тем не менее очень хотят, чтобы выборы закончились в первом туре. Происходит давление и на бизнес, и лично, и самое неприятное, что люди никоим образом не пытаются сопротивляться. Когда давление происходит, это очень большая ответственность — сказать то, что не понравится власти. Я такой выбор сделала, приняла личное решение, и у других тоже решение должно быть личным. Но ответственным.

Новосибирск оказался не таким свободным, как я ожидала. Да еще я уперлась в этот митинг в поддержку Путина. Люди совершенно не сопротивляются, когда их сгоняют на подобные мероприятия. Я сейчас, конечно, говорю только о тех, кого загоняют. Против тех, которые пошли туда по своей воле, я ничего не имею.

— Что-то хорошее вы увидели в Новосибирске?

— Увидела, конечно. Я увидела людей, которые воспринимают происходящее как некую несправедливость. Они пока не готовы бросить все и быть активными. Но ростки есть, сейчас мы находимся на заре возникновения гражданского общества.

— Как вы оцениваете результаты вашей деятельности в «Лиге избирателей»? Довольны ли вы ими?

— «Лига избирателей» — одна из многих общественных организаций. Она находится под большим общественным вниманием и поэтому может позволить себе громкие заявления. Я сторонник того, чтобы выходить из тени и начинать настоящий диалог. Мы это делаем. Думаю, у нас получается.

— Ваш прогноз результатов выборов?

— Я очень надеюсь, что будет второй тур. Сейчас очень важно публично показать власти, что ее монархичность уже не работает, что вертикаль не бесконечна. Что власть должна научиться разговаривать. Второе и третье место я не могу прогнозировать. Да и глупо это. Как будет, так и будет. Сейчас все очень быстро меняется, лучше быстрее реагировать на то, что происходит в конкретный момент.

— На нашем сайте бездна комментариев, вроде «Таня такая замечательная, но зачем же она в политику влезла». Как вы к этому относитесь?

— Да, я очень часто такое читаю. И задумываюсь, почему люди так живо на это реагируют. Вернее — болезненно. Почему они считают, что, влезая в политику, замечательная я становлюсь какой-то незамечательной. У меня есть два ответа. Первое: я не влезаю ни в какую политику. Политика — это набор умений и способностей, которых у меня нет.

Политика ассоциируется у меня с игрой, интригами, расчетами, особым поведением, дипломатией. Я никогда не манипулирую. Я всегда честно, иногда, может быть, даже глупо себя веду — так, как мне подсказывает моя сущность.

Поэтому я в политику никоим образом не рвусь. То, чем я занимаюсь, это не политика, это то, чем должен заниматься каждый человек.

А то, что людей это так напрягает, я связываю с их страхом и ленью что-то изменить в себе.

Это не политика, а активная гражданская позиция! Нравлюсь я, не нравлюсь — пожалуйста, не надо этого. Если любите, то любите такой, какая я есть.

* Признан иноагентом

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...