7 мая пятница
СЕЙЧАС +17°С
Фото пользователя

Елена Бобяк

Директор медицинского агентства МедАссистанс
Фото пользователя

Елена Бобяк

Директор медицинского агентства МедАссистанс

«Люди заражались прямо в больницах». 6 острых вопросов перед второй волной коронавируса

Какой ад пережили врачи, почему Минздрав игнорировал частные клиники и чего нам ждать в ближайшие месяцы

Поделиться

Такие фотографии больше не пугают и не шокируют — люди как будто бы привыкли к коронавирусу

Такие фотографии больше не пугают и не шокируют — люди как будто бы привыкли к коронавирусу

Поделиться

Врач из Новосибирска подвела итоги первой волны коронавируса

Как медики пережили коронавирусные весну и лето 2020 года и какие выводы можно сделать из этого опасного опыта — на эту тему высказалась директор медицинского агентства МедАссистанс Елена Бобяк. Она, как и руководители других частных клиник Новосибирска, с самого начала пандемии пыталась добиться, чтобы их ресурсы и мощности задействовали в борьбе с COVID-19, но этого не случилось. В своей авторской колонке Елена Бобяк задаёт шесть острых вопросов, связанных с системой здравоохранения региона, и рассказывает, как новосибирцы заражались инфекцией, где были очаги и почему многие не могли получить помощь.

Весна-лето – 2020… Я живу в Новосибирске — это третий город в России, население более 1,5 миллиона человек. Работаю директором медицинского агентства и по совместительству — исполнительным директором Ассоциации руководителей медицинских организаций Сибири. То есть у меня прямая связь как с пациентами, так и с врачами. Обо всём, что происходило, я знаю не понаслышке.

Конец марта, только что во всей стране объявили карантин. Это были единственные две-три недели, когда жители Новосибирска действительно соблюдали карантин и носили маски. В это время выходят первые отраслевые рекомендации и приказы по диагностике и лечению COVID-19. В это же время в Новосибирск начинают массово возвращаться жители из-за границы — из путешествий и командировок. И довольно долго — это единственная категория пациентов, кому делают тест на коронавирусную инфекцию.

Все остальные, даже с нетипичной ещё тогда для нас пневмонией, с потерей обоняния, характерным анамнезом, остаются без теста, даже при наличии симптомов. Если могут — ходят на работу, к ним приходят врачи из поликлиники, заботливо смотрят горло и слушают лёгкие и, если состояние ухудшается, везут в дежурные стационары, не приспособленные для приёма пациентов с COVID-19. Это первая фаза распространения инфекции.

Позднее будут говорить про несознательное население, что рост заболеваемости произошёл исключительно из-за того, что люди не носили маски, не соблюдали дистанцию и ездили за границу. Моё мнение — рост заболеваемости на этом этапе в Новосибирске произошёл путём распространения инфекции среди персонала и пациентов стационаров и поликлиник. И в этот момент СИЗы для медицинских работников были только в специально оборудованных для приёма пациентов с COVID больницах. Я, конечно, имею в виду СИЗы необходимого уровня защиты.

В это же время директора частных клиник стучались во все двери и пытались понять, что же им делать в условиях эпидемии. Первое письмо от Ассоциации в наше Министерство здравоохранения и в Роспотребнадзор было написано ещё в конце марта, мы просили хотя бы оперативно присылать приказы и постановления, касающиеся коронавируса, чтобы принять все меры для защиты сотрудников и пациентов. Нам не отвечали или отвечали, что частные клиники могут делать что угодно, пусть получают информацию из открытых источников, а если что пойдёт не так — мы их накажем, непременно.

Одним из наших предложений, кстати, было взять на себя консультации амбулаторных пациентов, в том числе дистанционные. Чиновники нам отказали. Население объявило сбор средств для покупки СИЗов для медицинских работников бригад скорой помощи, стационаров, поликлиник. В это время фиксировали единичные случаи COVID-19, и то не каждый день.

Наши пациенты обращались к нам в основном с другими вопросами — где ещё не отменена плановая госпитализация, например.

Ожидание скорой помощи измерялось сутками

В мае уже всем стало понятно, что в городе нет ни одного стационара, ни одной поликлиники, чистых от COVID-19, прекратились плановые госпитализации, росло количество ковидных госпиталей, время ожидания кареты скорой помощи измерялось сутками. С каждым днём попасть в стационар становилось всё труднее. Даже при тяжёлом течении. Тесты на COVID-19 стали брать у медицинских работников и тех, кому за 65, но далеко не всем, стационары стали закупать СИЗы, ежедневные сводки об умерших от COVID-19 стали главными в новостных лентах. Но ничего не изменилось организационно.

Врачи поликлиник продолжали ходить на дом для осмотра пациентов с «признаками ОРВИ» и приглашали их на следующий день в поликлинику сделать флюорограмму, чтобы исключить пневмонию (!). Люди сидели часами в очередях в поликлиниках, а рядом с ними сидели пациенты, пришедшие с другими проблемами, а ушедшие уже с одной проблемой на всех. Пациентов с подтверждённой пневмонией везли в «распределительный» госпиталь, где они по нескольку дней лежали в палатах все вместе — те, у кого потом подтверждался диагноз, и те, у кого тест приходил отрицательный. Тех же, у кого тест был отрицательный, оставляли долечиваться или отправляли в больницы, условно чистые от COVID-19. Объяснять не нужно, что в эти больницы они приезжали уже практически 100% инфицированными.

Слово «сатурация» прочно вошло в обиход

К этому моменту пошёл рост по экспоненте. Частные клиники осознали, что никакой поддержки от чиновников ждать не надо, самостоятельно разделили потоки или отказались обслуживать пациентов с симптомами ОРВИ, если потоки разделить не получалось. Все освоили навыки дистанционных консультаций.

Пациенты довольно быстро поняли, что спасение утопающих дело рук самих утопающих (почитайте, как именно новосибирцы лечились дома), — самоизолировались при первых симптомах, контролировали своё состояние, сами себе назначали МСКТ и искали возможность получения дистанционных консультаций. Слово «сатурация» прочно вошло в обиход. Тесты по-прежнему назначались примерно одному из 10 заболевших, и назначить их мог только врач государственной поликлиники. Потому что у пациентов с симптомами частные клиники брать тесты не имели права.

Рассказать, что делать, чтобы не заразить окружающих, чтобы болезнь не пошла по жёсткому варианту, когда и как настаивать на госпитализации... Пульмонологи работали сутками, практически без сна. Врачи государственных поликлиник и стационаров оказались заложниками системы: заболеть мог каждый, каждый рисковал ежеминутно — они герои, несомненно. Без их самоотверженного труда жертв было бы в разы больше.

В соседнем Казахстане всё было гораздо печальнее

Мы справились все вместе, помогая друг другу так или иначе. Отдельное спасибо тем врачам, которые публиковали жизненно важную информацию, клиникам, которые дали возможность пациентам обследоваться, и работникам аптек, продававшим препараты. Да, возможно, в мирное время это неправильно и недопустимо. Но летом 2020-го это спасло жизни сотням, если не тысячам жителям Новосибирска. И в соседнем Казахстане, где такой возможности не было, всё было гораздо печальнее.

В конце июля законы развития эпидемий пошли навстречу огромному желанию гаранта провести выборы, и эпидемиологическая кривая пошла на убыль.

Впереди новая волна, я уже не живу в Новосибирске, но вопросы по-прежнему остаются актуальными:

1. Как случилось, что, несмотря на все изданные приказы и постановления, система здравоохранения стала основным очагом распространения инфекции?

2. Кто принимал решение в начале эпидемии госпитализировать, в том числе принудительно, бессимптомных носителей и пациентов с лёгкими симптомами?

3. Как допустили, что врачи поликлиник без средств защиты ходили на дом к пациентам с симптомами ОРВИ, а потом шли на приём в поликлинику и принимали других больных?

4. Почему не задействовали ресурсы частных клиник, когда те сами предлагали помощь?

5. Куда смотрел Роспотребнадзор, когда практически не проводилось эпидемиологических исследований и контактным не была рекомендована самоизоляция, за исключением редких случаев?

6. Вопрос пустячный, казалось бы, но — почему жарким летом 2020-го пациентам с поражением легких от COVID-19 в стационарах запрещали открывать окна в палатах?! Кондиционеров там не было…

Остаётся только надеяться, что чиновники смогут проанализировать опыт лета-2020 и понять, что нужно изменить в системе, чтобы пациенты не получали COVID-19 вместе с медицинской помощью, а врачи смогли без потерь (и физических, и моральных) пережить вторую волну. И у нас уже есть работающие схемы лечения, что важно! Удачи нам всем. Берегите себя!

От редакции

Ситуация с коронавирусом в Новосибирской области ухудшается. Больных с каждым днём становится все больше и больше (вот статистика за последние сутки).

Ковид ударил больно не только по здоровью людей, но и по бизнесу. Мы изучили, какие магазины в крупнейших торговых центрах Новосибирска не открылись после пандемии. Список впечатляет.

Медицинский журналист НГС Мария Тищенко поговорила с главным врачом ковидной больницы о второй волне и мутации вируса. Руководитель госпиталя рассказала, как сама переболела и как часто умирают молодые (они помнят каждого).

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

оцените материал

  • ЛАЙК26
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ4
  • ПЕЧАЛЬ4

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...