23 сентября среда
СЕЙЧАС +9°С

В новосибирских больницах вспышки коронавируса среди врачей. Как тратили миллионы на их защиту

Досталось не всем. Мама одного доктора спустила 100 тысяч на респираторы для сына, а где-то медики закупали нитки и шили маски сами

Поделиться

Новосибирские медики жалуются, что средства защиты могли быть и лучше. Особенно их не хватает в нековидных больницах и поликлиниках, хотя там медперсонал также рискует столкнуться с больными коронавирусом

Новосибирские медики жалуются, что средства защиты могли быть и лучше. Особенно их не хватает в нековидных больницах и поликлиниках, хотя там медперсонал также рискует столкнуться с больными коронавирусом

Каждый седьмой заболевший коронавирусом в Новосибирской области — медицинский работник. Ряды тех, кто лечит жителей, редеют с каждой неделей — заразившихся медиков отправляют на больничные, а кто-то умирает. На войне с вирусом они оказались плохо защищены. Минздрав говорит, что медики — обычные люди и могут заражаться COVID-19 вне больничных стен. Но разговоры о нехватке масок, респираторов и специальных костюмов продолжают циркулировать в городе. В больницах, которые официально не принимают ковидных больных, массовые вспышки коронавируса. Когда коронавирус только добрался до города и под удар попала вторая больница скорой помощи, её врачи были защищены марлевыми повязками — они закупали нитки, а маски шила медсестра. Мама одного из новосибирских врачей рассказала, что потратила на респираторы сыну и его коллегам 100 тысяч — на это ушло три пенсии плюс помощь бизнесмена. При этом госзакупки показывают интересные цифры. Подробности — в материале Елены Гурьяновой.

Коронавирус в Новосибирской области набирает обороты. 29 мая впервые взята планка больше 100 больных в сутки. Люди расслабились и ходят на вечеринки, а в больницах то тут, то там — вспышки коронавируса. Заболели 28 медиков в 34-й больнице, 26 медработников — в горбольнице № 1, шесть человек — во второй скорой. Это только официальные цифры. Источники НГС в медицинской среде говорят, что заболевших коронавирусом врачей может быть больше.

По последним озвученным данным Минздрава, 21 мая в регионе было 262 заболевших медика из 1881 человека, то есть каждый седьмой.

Как тратили деньги на защиту врачей

Вспышки коронавируса возникали в больницах, которые официально не принимают пациентов с ковидной инфекцией. И с защитой у докторов, медсестер и другого персонала на тот момент была беда.

Бывший главный редактор сибирского бюро газеты «Ведомости» Юлия Дрокова проанализировала госзакупки средств индивидуальной защиты (СИЗ) Минздрава и основных больниц, которые оказались на передовой ковидной войны. Она обнаружила, что ажиотажный спрос начинается в конце марта — начале апреле, а большая часть сделок проводится в спешке, по схеме «закупка у единственного поставщика». За полтора месяца Минздрав заключил контракты на поставку СИЗ на 180,387 миллиона рублей (по данным на 27 мая).

Полный анализ госзакупок средств защиты для врачей можно изучить в этой таблице.

Самые крупные закупки делали больницы, которые работают с коронавирусными больными. Но, как отмечает Юлия Дрокова, между уровнями обеспеченности больниц средствами защиты — пропасть галактического масштаба. Так, ГКБ № 11 законтрактована СИЗ на 83,6 миллиона рублей, а госпиталь ветеранов войны — на 231 472 рубля.

«Передовой отряд» встретил коронавирус в самосшитых масках

— Мой личный шок-лидер — больница скорой медицинской помощи № 2. Она закупала многоразовые маски (500 штук), текстильные бахилы из бязи отбеленной (100 штук) и нитки швейные белого цвета (80 катушек), — говорит Юлия Дрокова. — Причем на эту больницу удар эпидемии, судя по началу массовых закупок у единственного поставщика, пришелся первым. То есть передовой отряд встречает напасть во всеоружии: в многоразовых масках, бахилах из бязи и, вероятно, еще в чем-то совершенно белом, что сам пошил.

Всего, по данным сайта госзакупок, здесь закупили средств индивидуальной защиты на 4 миллиона 834 тысячи рублей.

Врач второй больницы скорой медицинской помощи на условиях анонимности подтвердила корреспонденту НГС, что маски докторам шила медсестра:

— Когда эпидемия была в разгаре, я прекрасно понимала, что разделение на «чистые» больницы и ковидные весьма относительное. Под маской инфаркта, инсульта, острого пиелонефрита на скорой могут привезти тяжелую ковидную пневмонию. И таких больных стали доставлять. А мы были защищены минимально, поскольку не относимся к разряду больниц, которые занимаются лечением ковид-инфекции, соответственно, нам не полагаются особые средства индивидуальной защиты. Из СИЗ были 4-слойные марлевые маски, которые шила одна из наших медсестер. И всё. Как хочешь, так и защищайся. В этой маске ходили целый день, потом её стирали, на следующий день снова надевали, — вспоминает доктор.

Она рассказала, что в конце апреля в их больнице заболел коронавирусом один из врачей, долгое время он был дома на самоизоляции, потом попал в больницу. В начале мая заболел один из заведующих отделениями — у него была признана двусторонняя пневмония. А вслед за ним стали «выпадать» врачи и медсестры.

25 мая Минздрав сообщил, что во второй больнице скорой помощи 6 заражённых коронавирусом медиков, однако, по данным источника НГС, таких людей больше.

— Сейчас у нас 25 медицинских работников на больничном листе, из них 7 лежат в инфекционной больнице. У тех, кто лечится амбулаторно, мазки на ПЦР почему-то не берут. Может быть, чтобы сократить количество заболевших, а может быть, чтобы быстрее выписывать, чтобы они могли работать. Но ситуация катастрофическая. В нашем отделении осталось всего 10 человек — работают люди, которые не компетентны в этой области, потому что привлечены из других отделений. Однако у нас появились респираторы, очень дешевые, второй степени защиты, лицевые щитки и сменные халаты с фартуками. Но если менять их, как и полагается, каждый день, то этого явно не хватит. И насчет двухнедельного запаса я тоже очень сомневаюсь, — рассказывала доктор 25 мая.

За всё это время, утверждает специалист, тесты на коронавирус у врачей брали всего два раза, хотя они контактировали с ковидными больными. Делать компьютерную томографию лёгких в своей же больнице медики не могут, потому что она считается чистой, а после каждого больного нужна тяжелая дезобработка.

Вторая больница скорой медицинской помощи на Якушева

Вторая больница скорой медицинской помощи на Якушева

— Ситуация безобразная, потому что нарушаются все правила, которые были прописаны в самом начале, когда началась эпидемия. В условиях пандемии любая инфекция должна приравниваться к возможной ковид-инфекции, независимо от ковид-симптомов, и у всех этих больных необходимо брать мазок. Необходимо брать мазок у всех, кто контактировал с этими людьми. Нужно брать мазок у всех врачей, они находятся в группе риска, вне зависимости от того, работают они в инфекционных стационарах или обычных больницах, потому что сегодня разница между двумя этими видами стационаров условна, — переживает доктор второй больницы скорой помощи.

По её наблюдениям, стало меньше больных инфарктом миокарда и тромбоэмболией, острой хирургической патологии, предположительно, потому что люди боятся инфицироваться в больнице и терпят до последнего.

Интересно, что вторая скорая — особая больница для семьи министра здравоохранения НСО Константина Хальзова, где работал он сам и более 20 лет трудился его папа, основатель врачебной династии — профессор Василий Хальзов, пишут на сайте Новосибирской областной ассоциации врачей.

Мама врача потратила 3 пенсии на респираторы

После публикации колонки Юлии Дроковой с подсчетами госзакупок средств защиты для медиков в редакцию НГС стали обращаться с жалобами мамы и дети врачей, но не сами доктора. По словам родных, врачи очень боятся остаться без работы из-за того, что попадут в немилость у руководства. Поэтому те немногие доктора, что согласились обсудить больную тему, попросили остаться анонимными.

Первая позвонившая мама доктора из Новосибирска рассказала, в каких условиях работают дочь и её коллеги в клинической больнице скорой медицинской помощи № 2. Женщина подтвердила, что первое время медикам приходилось шить маски самим и рассказала, что каждый день молит Бога, потому что переживает за дочь и её коллег.

Следом за ней в НГС обратилась ещё одна мама доктора, которая потратила все свои сбережения на респираторы для сына и других медиков — около 100 тысяч рублей.

— Я мама врача и сама 42 года отработала в медицине. Поэтому я сразу сшила сыну 10 масок, потом ещё 4 — чтобы хватило на дежурство и после смены, когда врач остается. Потом я три свои пенсии, так получилось, что у меня скопилось, потратила на респираторы. Потом я ещё попросила у предпринимателя помочь — мы купили ещё 100 респираторов на отделение, где сын работает. Также я закупила очки — 20 штук, — делится своей историей Ирина (имя изменено по её просьбе).

Женщина пожаловалась, что обеспечивают средствами защиты только тех врачей, которые работают с ковидными больными, а остальных не берут в расчёт.

Добровольные помощники: «У терапевтов нет никакой защиты»

Тем временем обычные жители Новосибирска — Евгений Кашменский и Наталья Одегова — организовали сбор средств на средства защиты для медиков (anticovidnsk.ru). Есть пример Екатеринбурга — там бизнесмены оплатили целый самолёт с тестами и средствами защиты для медиков. Однако в Новосибирске крупный бизнес почти не откликнулся. Среди самых крупных пожертвователей — компании «МайгринМаркет» (Greenway), ЗАО «Агродоктор», ООО «Лукоморье», компания «Ледас». Недавно появилась информация о РусГидро, которая независимо выделила деньги на роддом ЦКБ, принимающий рожениц с COVID-19.

— Сначала мы помогали скорой, потом стало понятно, что вирус уже везде, и мы начали помогать больницам. Проанализировали госзакупки — в закупках было очень мало респираторов, в основном, обычные маски. А если покупали (мы судим по фото от врачей из больниц), то респираторы типа «Лепесток». Они хорошей степени защиты, но по отзывам у них отрываются завязки, их приходится степлером прикалывать, скрепки впиваются в кожу, респиратор не прилегает к лицу, воздух сифонит через щели. И это в ковидных госпиталях. Мы закупаем строительные респираторы FFP3, они удобнее и надежнее, — рассказывает Наталья Одегова.

По её словам, сейчас самая главная точка приложения усилий — это нековидные больницы:

— Огромное количество заболевших медиков в Городской больнице (ГКБ № 1) — их не готовили к такому наплыву. Во второй больнице скорой помощи очень много заболевших врачей и пациентов. Большая проблема — поликлиники. Участковые терапевты посещают карантинных пациентов, контактных и людей с симптомами ОРВИ — и у них нет почти ничего из рекомендованных Роспотребнадзором или Минздравом средств защиты при работе с опасными инфекциями. Обычная медицинская маска. Обычный многоразовый халат или одноразовый, который используют целый день, — делится информацией Наталья Одегова.

По данным на 29 мая, Евгений Кашменский и Наталья Одегова собрали почти 2,5 миллиона рублей — на них закуплено 2200 респираторов и 415 полумасок с фильтрами. Передали уже 2195 респираторов и 227 полумасок в 9 медучреждений. Остальное — в пути. Общее количество защищенных медиков — около 1100. А в Новосибирске их около 10 000 тысяч плюс младший медицинский персонал.

Благодаря помощи горожан Евгений Кашменский и Наталья Одегова уже передали 2195 респираторов и 227 полумасок в 9 медучреждений

Благодаря помощи горожан Евгений Кашменский и Наталья Одегова уже передали 2195 респираторов и 227 полумасок в 9 медучреждений

Как рассказала Наталья Одегова, скорая помощь — одна из немногих, кто смог закупить респираторы, но их респираторы более высокого класса защиты (FFP3), плотнее прилегают и удобнее.

— Реально скорая, особенно инфекционные бригады, ездит с нашими респираторами. Вторая больница скорой медицинской помощи, где болеют десятки врачей, вместо респираторов закупила швейные нитки, медсестры шили маски. Сейчас мы им отвезли 79 респираторов — на 500 с лишним медиков. Этого очевидно недостаточно. При этом Минздрав отчитывается, что у всех всё есть, всё в порядке. Еще и логистика медучреждений буксует. Например, со скорыми у нас было — 30 апреля мы отвезли на Центральную подстанцию партию, а 5 мая ещё ничего не было развезено. Поэтому следующую партию, которая пришла 6 мая, мы повезли по подстанциям сами.

Наталья Одегова добавляет, что в конце мая к ним начали сыпаться заявки от обычных больниц и поликлиник:

— Что совершенно очевидно — ковидные больницы более-менее обеспечены. Беда в поликлиниках и нековидных больницах. Инфекция уже везде. Режим самоизоляции отменен — все ходят без масок, все расслабились. Даже по официальной статистике, растет число заболевающих, уже больше 100 каждый день. Статистика по смертности тоже занижена, я лично видела 5 катафалков, которые заезжали на территорию ковидного госпиталя, одного из многих в Новосибирске. Нужны медики, чтобы лечить, нужны средства защиты, чтобы защитить медиков. При этом и наш проект, и многие аналогичные отмечают, что поступления средств заметно уменьшились. Мы не можем удовлетворять заявки, хотя сейчас мы нашли несколько надежных поставщиков и снизили цены на респираторы. А заявок всё больше, вирус действительно просто везде. Например, сейчас многих больных оставляют дома, к ним приходят участковые терапевты, которые по вызову должны прийти и дать направление на КТ, как-то помочь, если появляются симптомы, у них нет никакой защиты, — печалится Наталья Одегова.

Как добавляет Евгений Кашменский, даже в скорой полноценную защиту от Минздрава получают только ковидные бригады, а линейные — нет:

— Такое разделение на «чёрных» и «белых» приводит к тому, что врачи не защищены. Поликлиники никак не защищены и у нас сейчас нет ресурсов, чтобы их качественно защитить. По умолчанию у врачей есть медицинские маски. Но даже трехслойные от вирусного аэрозоля не защищают совершенно. То, чем они защищены по умолчанию, это фактически ничем, — говорит Евгений Кашменский.

Это мнение разделяет доктор из второй больницы скорой помощи. Она уверена, что медикам нужны респираторы c классом защиты FFP3, комбинезоны, очки, бахилы. И этот комплект должны иметь врачи в любой больнице и поликлинике.

Что говорит Минздрав

На вопрос, есть ли разница в защите медиков в коронавирусных госпиталях и больницах и в тех, что официально с коронавирусом не работают, кому положены респираторы и противочумные костюмы, а кому марлевые маски раз в смену, в Минздраве Новосибирской области не ответили. Ограничились заверением, что все подведомственные медицинские организации обеспечены средствами индивидуальной защиты в достаточном количестве.

Про ситуацию с защитой только одной марлевой маской на смену во второй больнице скорой помощи в Минздраве сообщили, что информация не соответствует действительности и там есть двухнедельный запас необходимых СИЗ.

Как рассказал источник НГС во второй больнице скорой помощи, у них действительно появились респираторы, лицевые щитки и сменные халаты с фартуками, но это произошло после того, как там массово заболели врачи. До этого момента медики защищались марлевыми масками.

В ответе, подписанном министром здравоохранения Константином Хальзовым, также говорится о том, что медиков тестируют на COVID-19 раз в неделю, а при признаках ОРВИ, даже при отсутствии повышенной температуры, медицинский работник не допускается к работе, его отправляют на самоизоляцию под медицинское наблюдение по месту жительства.

В Минздраве рассказали, что на 7 мая 2020 года они заключили контракты на дополнительную поставку средств индивидуальной защиты в размере — 125 332 910 рублей, в том числе маски — 21 000 000. В ведомстве добавили, что сами больницы тоже закупают СИЗ, но им сложно подсчитать траты на средства индивидуальной защиты по всем медицинским организациям за 7 дней, отведенные на ответ журналисту, и порекомендовали обратиться с запросом в каждое лечебное учреждение.

На прошлой неделе Минздрав опровергал заявление Росздравнадзора о том, что у медиков Новосибирской области остался только недельный запас защитных костюмов. По их информации, средств индивидуальной защиты достаточно более чем на 40 дней, а среди свежих контрактов поставка хирургических масок и других СИЗ почти на 3,5 миллиона рублей.

— В настоящее время в Новосибирской области имеется запас защитных комплектов для работы с возбудителями I-II групп патогенности в количестве 85 тысяч штук. Нормативный расход средств индивидуальной защиты Минздрав РФ определяет, исходя из максимальной расчетной нагрузки на систему здравоохранения. Для Новосибирской области это 31 000 костюмов в неделю. Фактически в настоящее время в регионе расход комплектов СИЗ — 2016 в сутки, 14 112 в неделю. Таким образом текущего запаса средств индивидуальной защиты в Новосибирской области достаточно на 42 дня, — заявили в Минздраве.

Что отвечают самим медикам на жалобы на плохую защиту

Ещё 24 апреля фельдшер скорой помощи и председатель первичной организации профсоюза «Действие» в Новосибирске Сергей Комлев отправил губернатору жалобу о нехватке средств защиты. Ответ он получил спустя почти месяц. 21 мая ему сообщили, что проверка регионального Минздрава, прокуратуры и Роспотребнадзора никаких нарушений не обнаружила.

— В Багдаде всё спокойно. И СИЗы есть. Только почему-то линия (линейные бригады, которые выезжают на стандартные вызовы. — Прим. ред.) использует респираторы, которые подарили жители Новосибирска. И очага на центральной подстанции не было. И машины моют не на центральной подстанции в гараже. И приказ главврача № 260 тоже не нарушение. Учет учетом, но приказом определять везти использованные средства защиты на станцию — это прямое нарушение, — прокомментировал ответ регионального Минздрава Сергей Комлев.

Что подозрительного обнаружила в госзакупках Юлия Дрокова

27 мая Юлия Дрокова закончила анализировать госзакупки 10 больниц, которые в числе первых столкнулись с коронавирусом По её подсчётам, совокупные закупки СИЗ в проанализированных учреждениях составили — 277,6 миллиона рублей. Областной Минздрав заключил контракты на 180 386 832 рублей (часть из этих закупок предназначены для нужд конкретных больниц и тогда учтены в разделах соответствующих больниц).

По наблюдениям Юлии Дроковой, все закупки Минздрав провел по бесконкурсной схеме закупки у единственного поставщика. Среди поставщиков она обнаружила сомнительные компании, а в ценах на закупаемые маски и защитные костюмы интересный рост. Корреспондент НГС отправила в Минздрав Новосибирской области запрос с просьбой прокомментировать этот анализ.

Почему в России врачи чаще умирают от коронавируса

19 мая «Медиазона» опубликовала большое исследование смертности врачей от коронавируса в России. По их подсчетам, в нашей стране от коронавируса погибли по меньшей мере 186 медицинских сотрудников. Если верить официальной статистике, то получается, что каждый 15-й умерший от COVID-19 в стране — это медик. Это в 16 раз больше, чем в шести странах, где эпидемия приобрела сопоставимые масштабы.

Около половины погибших — это младший и средний медицинский персонал. Чаще всего в России от COVID-19 умирают медсестры, хирурги и терапевты.

Первое из возможных объяснений: российская статистика смертности от COVID-19 занижена, пишет «Медиазона». Медики — относительно небольшая группа, где есть возможность учесть каждую жертву пандемии, пересчитать и перепроверить все случаи. Поэтому их доля относительно общих данных по смертности получается непропорционально большой.

Второе объяснение: очень высокий профессиональный риск из-за нехватки средств индивидуальной защиты — перчаток, костюмов, респираторов. По данным соцопроса среди медиков, около 80% российских врачей сталкивались с нехваткой СИЗ. Чиновники и руководители больниц раз за разом отрицали существование этой проблемы.

Как умирали медики в Новосибирске

В Новосибирске от коронавируса умерла врач-рентгенолог Неля Щеглова. Мы поговорили с людьми, которые хорошо знали Нелю Николаевну. Её соседка по палате рассказала, что за неделю до смерти врача писала жалобу о том, что она плохо себя чувствует — текст жалобы можно почитать здесь.

Также в нашем городе от коронавируса умерла диспетчер скорой — ей было 38 лет.

оцените материал

  • ЛАЙК16
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ31
  • ПЕЧАЛЬ7

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе.Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!