11 апреля воскресенье
СЕЙЧАС +7°С

«Этих трогать нельзя»: как город потерял миллиарды долгов застройщиков и на что мог их потратить

Часть огромной задолженности мэрия никогда не сможет вернуть — можно ли наказать тех, кто это допустил

Поделиться

Мэрия Новосибирска не может вернуть в бюджет деньги, из-за которых городу приходится самому брать в долг

Мэрия Новосибирска не может вернуть в бюджет деньги, из-за которых городу приходится самому брать в долг

Поделиться

Долги новосибирских строителей за аренду земли превысили 4 млрд рублей

Сумма, которую городской бюджет недополучает из-за арендаторов-должников, уже несколько лет будоражит депутатов, общественников и в целом неравнодушных горожан. 4 миллиарда рублей долгов за аренду — цифра космическая. Долгое время мэрия Новосибирска отказывалась называть должников, хотя это, как считают депутаты, уже помогло бы с ними бороться. Наконец 1 декабря перечень был опубликован, и оказалось, что он во многом состоит из компаний-банкротов. Почему этот перечень — недостаточно эффективная мера, можно ли наказать тех, кто допустил такие просрочки, и что мог бы получить город на эти деньги — в материале Лизы Пичугиной.

Вечером 1 декабря мэрия Новосибирска наконец сделала то, чего городские депутаты требовали от нее несколько лет: опубликовала список должников, которые вместе накопили долгов по аренде земли на 4 млрд рублей (что любопытно: такую же сумму называли и 4 года назад). Как говорит депутат Горсовета Наталья Пинус, до сих пор власти ссылались на то, что не имеют права разглашать подобные данные, и в споре с депутатами дошли до Верховного суда. Но, как видно, сдались — хотя и не до конца.

В перечне 286 организаций, при этом больше 90 компаний сегодня или уже объявлены банкротами, или проходят процедуру банкротства. Компании разделены на группы по объему долгов. Например, в группе с долгом больше 100 млн рублей — таких должников всего 5 — не в банкротстве только «Дискус-строй», в группе с долгом больше 50 млн из 7 компаний — «Дискус плюс» и «НСК Девелопмент», из 48 компаний с долгом больше 10 млн рублей всё еще работают только 13.

Точных данных по долгам мэрия не сообщает, поэтому, заметила Наталья Пинус, долгом свыше 100 млн рублей формально могут оказаться и 101 млн, и 500 млн. При этом, отметила она, около половины из общего долга в 4 млрд рублей власти фактически признали невозможными к взысканию. И это, конечно, вызывает вопросы.

Долги только компаний группы «Дискус» Алексея Джулая (к слову, депутата горсовета Новосибирска), по оценке новосибирского дата-волонтера Юлии Дроковой, могут составлять не менее 258,6 млн рублей. В «Дискусе» не ответили на вопросы корреспондента НГС.

Указанные в ЕГРЮЛ контакты компании «НСК Девелопмент», которая принадлежит Сергею Степанову, оказались недействительными. У других связанных со Степановым компаний контакты не указаны вовсе.

Компании в перечне мэрии расположены не в алфавитном порядке, и можно предположить, что список составляли по размеру долга. Если это так, то крупнейший действующий должник в перечне компаний с долгом больше 10 млн рублей — МЖК «Энергетик. Специализированный застройщик». Компания как дочерняя структура группы «Первый строительный фонд» строит самый длинный в городе дом — на улице Стартовой, 1 — и микрорайон «Весенний». Принадлежит она отцу и сыну Мамедовым: Октай Пирверди Оглы владеет долей примерно в 84,17%, Майис Пирвердиевич, депутат Заксобрания Новосибирской области, — оставшимися 15,83%. Корреспондент НГС пыталась связаться с директором компании Ольгой Кылосовой, но ее не было на месте.

Копили годами

Наталья Пинус подчеркивает, что информации о том, как долго формировались миллиардные долги, всё еще нет. Депутаты запросили ее у департамента земельных и имущественных отношений мэрии, но когда она будет им предоставлена и будет ли предоставлена вообще — неизвестно.

— Есть у меня ощущение, что эта задолженность копилась большие периоды времени. Если образовывается задолженность за два месяца, уже существует целый комплекс мероприятий, вплоть до расторжения договора: что мэрия имеет право делать, но не делает, — заметила депутат. — Я надеюсь, что департамент эту информацию предоставит рабочей группе, чтобы мы посмотрели и дальше задали вопрос: почему вы не шли на расторжение договора, не подавали на банкротство?

Большая часть площадок, за которые <nobr class="_">задолжали, —</nobr> для строительства жилья. Но на некоторых дома уже давно <nobr class="_">«замерзли» —</nobr> как эти высотки одного из крупнейших должников, группы «ПТК 30»

Большая часть площадок, за которые задолжали, — для строительства жилья. Но на некоторых дома уже давно «замерзли» — как эти высотки одного из крупнейших должников, группы «ПТК 30»

Поделиться

Иски по вступлению в банкротство, добавила Наталья Пинус, мэрия продолжает подавать — зачастую понимая, что взыскать долг уже невозможно, и тратя на юридические процедуры средства из бюджета. По мнению депутата, фактически это нужно для того, чтобы уменьшить страшную цифру общего долга в 4 млрд рублей и спокойно списать часть долгов.

Управляющий партнер юридической компании «ЭКВИ» Кирилл Кузнецов считает, что объективных причин для того, чтобы не взыскать долги, не существует.

— Не доводи ситуацию до банкротства: расторгай договор аренды, применяй обеспечительные меры, перестань заключать многолетние мировые соглашения, которыми просто дается беспроцентный кредит остро нуждающимся в нем застройщикам. Это всё называется профилактикой дебиторской задолженности — то, что юрист с 3–5 годами опыта обязан уметь в любой коммерческой фирме, — убежден Кирилл Кузнецов. — Хотя я абсолютно уверен, что здесь дело не в юристах и не в их умениях, — дело в прямых распоряжениях и установках с самого верха, что «этих трогать нельзя». И «этих» очень много.

На что можно было бы потратить неполученную аренду

По словам мэра Новосибирска Анатолия Локтя, после всех обязательных бюджетных расходов городу на развитие остается именно сумма в 4 млрд рублей. НГС выбрал одни из самых актуальных проблем, которые с помощью этих средств можно было решить: это школы, детские сады, поликлиники, парки, трамвайные пути и дороги.

4 миллиарда невозвращенных долгов можно было бы потратить с большой пользой для города

4 миллиарда невозвращенных долгов можно было бы потратить с большой пользой для города

Поделиться

За основу для расчетов мы брали данные из публикаций НГС за 2019–2020 год, в которых указана стоимость соответствующих проектов. Например, 760 млн рублей стоило строительство школы на 1100 мест на улице Тюленина. В 250 млн рублей обошелся детский сад в микрорайоне Европейский Берег. На 7 поликлиник по условиям концессии требуется около 7,8 млрд рублей — или чуть больше 1,1 млрд рублей на каждую. 433,5 млн рублей (это максимум) будет стоить огромный парк возле нового ЛДС. Трамвайную линию длиной в километр от станции метро «Золотая Нива» до нового автовокзала власти оценивают в 100–150 млн рублей, а 757 метров новой дороги к «Чистой Слободе» обошлись в 218 млн рублей — это примерно 288 млн рублей за километр.

Можно ли вернуть деньги

Если для мэрии обременение в виде аренды на земле — это проблема, то для застройщиков действующий договор — как правило, актив, который в случае банкротства можно, например, продать с торгов. Впрочем, заметил Кирилл Кузнецов, это не мешает властям расторгать такие договоры даже с компаниями-банкротами, хотя практика на этот счет складывается разная. Попытка вернуть муниципалитету участок должника может сработать не во всех случаях, но так или иначе уменьшит долг.

— В банкротстве можно и нужно работать для взыскания, банкротство — это не черная дыра, из которой нет возврата, вполне можно бороться, но мэрия этого не делает, — говорит юрист. — Вероятность того, что власти не взыщут долг и не вернут землю, есть, насколько она велика — сильно зависит от должника: где-то это 10%, где-то это 90%. Но, если не пытаться, вероятность не взыскать долг всегда равна 100%.

По мнению Натальи Пинус, должникам можно угрожать продажей долгов, чтобы хоть как-то выйти в плюс

По мнению Натальи Пинус, должникам можно угрожать продажей долгов, чтобы хоть как-то выйти в плюс

Поделиться

Наталья Пинус предлагает воспользоваться опытом банков и коллекторских агентств.

— Интересно посмотреть их опыт, чтобы хотя бы банкротные долговые обязательства мы могли продавать. Мне кажется, у нас есть такой ресурс, — рассуждает депутат. — Если мы скажем, что не только начнем должников банкротить, но банкротить и продавать долги, к нам начнут приходить деньги.

Она подчеркнула, что тот список, который власти опубликовали 1 декабря, уже неактуален: он сформирован по данным на 1 ноября, и за месяц многие компании, по чьей репутации он может ударить, долги погасили. Но именно этого депутаты отчасти и добивались: публичность подстегивает должников.

Кто виноват и можно ли их наказать

— Нужно узнать, с какого периода копятся долги, почему мэрия не предпринимала шаги, которые должна была, и к каким это привело последствиям. На мой взгляд, есть конкретные люди, которые отвечают за это, которые должны дать объяснение, — считает Наталья Пинус.

Юрист Кирилл Кузнецов в то, что кто-то будет наказан за совершенное попустительство, не верит:

— Это такая халатность по инструкции: просто не проявили инициативу. Будет воля свыше — дадут команду «фас».

Тем не менее относительно недавно, в 2017 году, в соседнем Красноярске прокурор внес главе города представление за куда менее серьезную потерю дохода бюджета: за двухмесячный долг по аренде в 325 млн рублей. И хотя это не реальный штраф или срок, всё равно как минимум неприятно.

оцените материал

  • ЛАЙК23
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ31
  • ПЕЧАЛЬ2

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...