28 сентября понедельник
СЕЙЧАС +5°С

«Это я и кошка наша, Фунтик»

Пятеро детей во второй раз стали сиротами — их история потрясла даже чиновников

Поделиться

Детский дом в Дорогино, что в нескольких километрах от Черепаново, находится в живописном месте, почти среди леса — огромная зеленая площадка, деревья, цветы и небольшое здание. Месяц назад туда привезли детей, которые жили у своей приемной мамы в Черепаново. Всего в их большой семье было 9 приемных детей из трех кровных семей. Четверым уже нашли новых родителей. Остались семья Ивановых — Александра и Рома, и семья Хомяковых — старшая Надя и двое детей-колясочников: 7-летний Сережа и 10-летняя Нина. Все вместе они прожили 3 года. Их приемная мама, Людмила, умерла в июне от внезапного приступа — вечером женщину увезли в больницу, а утром сообщили близким о ее смерти.

«Мы думали, что история со счастливым концом, — рассказывает специалист благотворительного фонда «Солнечный город» Ангелина Иванова. — В Новосибирске нет детских домов для детей с инвалидностью, но сохранным интеллектом. Поэтому детей могли отправить куда-то далеко». По ее словам, психологи и сотрудники фонда несколько раз ездили в гости к семье и видели явный прогресс у Сережи и Нины. «Когда она (приемная мама детей. — А.Б.) их забирала из детского дома, мальчик даже не сидел, просто лежал ровненько. А девочка сидела в инвалидной коляске, но не ходила. А потом мальчик уже ходил с ходунками, а девочка хоть и плохо, но могла сама передвигаться, даже спускаться по лестнице», — вспоминает Иванова.

Однако в последнее время прогресс остановился и дети снова малоподвижны.

«[Людмила] была одна из тех мам, на которых смотришь и удивляешься, что такие люди есть. Нам как бы не понять этого. Для нее это не работа, не какая-то там жертва. Она просто так живет», — вспоминает приемную маму детей Ангелина Иванова. О папе и в «Солнечном городе», и в детском доме говорят лаконично — жил вместе с ними, но собирается уезжать на родину в Узбекистан и «психологи не обозначают большой привязанности к этому мужчине».

Дети встретили корреспондентов НГС.НОВОСТИ все вместе, сбившись в кучку у дивана в холле детского дома. Нина сидит на коляске и держит в руках зонтик, хотя за окном солнце. «Это мы сегодня домой ездили, они забрали несколько своих вещей, — объясняет замдиректора детского дома по учебно-воспитательной работе Наталья Снаговская. — Назад едем в автобусе, у Ромы прямо слезы в глазах стоят — спросила, что случилось, он просто отвернулся, и все». По ее словам, это, пожалуй, тот редкий случай, когда дети показали свои переживания. В основном они ведут себя как обычно — бегают на улице, смотрят телевизор, смеются, спорят.

Или шутят друг над другом. «Надя, твоя любовь сегодня заняла у меня рубль», — смеется Саша. Рома привозит на коляске Нину, которая держит на руках фотографию своей кошки, которая жила с ними в доме, и розового мягкого зайца. «Это я и кошка наша, Фунтик. А это игрушка, которую я сама сшила», — улыбнувшись, показывает девочка. «Я вообще люблю рисовать, петь, танцевать и ходить на рукопашный бой», — поделилась серьезная Надя. «Мы жили с папой, сестрами, братьями, собаками, кошками, морскими свинками, попугаем, — вспоминает Нина. — Обезьянка у нас была настоящая, в памперсе ходила».

Надя и Саша принесли сделанную своими руками «алмазную картину» и пошли показывать свои комнаты. «Сережу возьмите!» — с беспокойством просит Рома. Воспитатель помогает посадить мальчика на коляску и везет за нами. Сережа не требует, не возмущается, а лишь искренне улыбается. И кажется, что он рад всему, что вокруг него, — солнцу, небу, траве. Дети рассказывают, как ездили в Сочи, вспоминают, как Сережа вставал, а Нина ходила, что были «в Алтае». Через неделю их повезут на обследование в НИИТО, чтобы понять, как дальше выстраивать лечение.

На вопрос «О чем мечтаете?» почти все хором отвечают: попасть в семью. «И я тоже мечтаю», — добавил Сережа. «Хорошая, крепкая, дружная, веселая. Чтобы не ругались, чтобы любили, чтобы ждали, — по очереди поделились дети. — Чего боимся? Да ничего. Только одиночества. Одиночество — это когда никого нет: ни братьев, ни сестер, просто один дома».

Семью для Саши и Ромы Ивановых найти, конечно, проще, считает Наталья Снаговская, а с другими будет сложнее. Принять всех пятерых — на грани фантастики. Несмотря на то что дети хорошие, нормально общаются и «видно, что из семьи», дети сложные, в любую семью, которая только поддалась эмоциональному желанию, детей не отдадут, констатировала Иванова.

Дети все понимают и не строят иллюзий. «Хотя бы одних», — по-взрослому говорит Нина. Ей вторит молчаливая Саша, которая отчаянно верит, что могут забрать всех. В детском доме есть бассейн, тренажерный зал, баскетбольная площадка — в комнатах чисто, а на площадке цветы. «У нас тут рябины много», — похвалилась социальный педагог.

Она видела примеры, когда родных детей все-таки разделяли. «Была семья 5 человек. Одному мальчику 16 лет, а остальным четверым погодкам — от 6 до 9. Его спросили — согласен ли он, если четверых заберут без тебя. Он согласие написал, конечно. Но для ребенка это была травма», — рассказала Снаговская. И устало вздыхает, глядя, как дети решили погрызть зеленые ранетки.

Анна Богданова

Фото Ольги Бурлаковой

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ10

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!