18 мая вторник
СЕЙЧАС +16°С

«Первое — уговоры. Второе — дикий крик»

Известные новосибирцы рассказали, как заставляют детей слушаться, если те капризничают, — и вспомнили, как с ними обходились родители

Поделиться

Поделиться

Как сообщили в Следственном управлении СКР по НСО, в суд Калининского района передали дело 24-летнего новосибирца, который сильно пнул 10-летнего мальчика — сына своей подруги. Ребенок отказался делать уроки, из-за чего оказался в больнице с разрывом селезенки и левой почки. По версии следствия, 11 ноября ранее судимый за убийство (в 14 лет в ссоре он случайно убил одноклассника и получил за это 6 лет) 24-летний Иван Бояркин в «воспитательных» целях попытался пнуть мальчика по ягодицам, но промахнулся и попал ему по спине. В Следственном комитете случай охарактеризовали больше как случайность. «У них произошел конфликт из-за того, что мальчик не хотел делать уроки, пререкался, даже нецензурно выразился…

В полицию он сдался сам, а пострадавший мальчик, заметили в следствии, в больнице выгораживал отчима. Кстати, пока шло расследование, Иван Бояркин успел жениться на его маме. Однако от судимости это его не спасет — за «причинение вреда средней тяжести здоровью малолетнего» ему грозит до 5 лет в колонии.

Рукоприкладство, разумеется, не выход — как показывает опрос НГС.НОВОСТИ, есть куда более гуманные и эффективные способы управлять закапризничавшими детьми. Корреспондент НГС.НОВОСТИ расспросил известных новосибирцев о том, как им удается успокоить или заставить своих детей сделать что-то, что они не хотят; что они делают, если это не помогает, — а также узнал, как воспитывали родители их самих.

Евгений И, владелец бара «Буду через 5 минут» (дочь 9 лет): «Мы с супругой, если надо ребенка успокоить, стараемся больше телесным контактом это сделать — обнять. Если это не помогает, надо дать ребенку выплеснуть эмоции. Иногда это может длиться и полчаса. Если надо, чтобы ребенок что-то сделал, — надо только договариваться. Что-то можем предложить взамен за ее послушание… Я был старшим и очень непослушным. (Смеется.) Воспитывали меня, как, наверное, и всех советских детей, ремнем. Практически каждый день. За поведение в основном — мог убежать после школы гулять допоздна, не предупредив. Пороли, но это не помогало».

Анна Терешкова, начальник департамента культуры мэрии (пятеро детей, возраст — от 10 до 24 лет): «Если ребенок маленький и начинает плакать, то необходимо резкое переключение его на другую деятельность. Если капризничает, то надо быстро ему сказать, мол, смотри, какая машинка у мальчика, и он бежит смотреть машинку. Со взрослыми — только разговор. Например, если взрослый ребенок говорит, мол, не хочу куда-то ехать, а хочу провести с друзьями время, допустим на Новый год, мы говорим просто: "До тех пор, пока мы платим за то, что вы учитесь, существуете, до тех пор, пока вы живете с нами, мы устанавливаем свои правила. Как будете зарабатывать — принимайте собственные решения". Когда мой старший мальчик был подростком и началось это — "не буду", "не хочу", начались двойки… Я честно сознаюсь — один раз подпрыгнула и дала ему в лоб. (Смеется.) Сработало… А вообще я принципиально со всеми детьми стараюсь договариваться. Пока это получается. Меня же воспитывали достаточно жестко, за тройки очень сильно ругали и ставили в угол. Держали в ежовых рукавицах».

Юрий Задоя, руководитель новосибирского отделения общественного движения «Народный собор» (два сына, 19 и 20 лет): «Обычные приемы воспитания — убеждение, личным примером, поощрением, наказанием… Поскольку у меня дети не маленькие — разговором… Когда были маленькие, такой подход был: кого-то обнять, кого-то поцеловать, где-то утешить, купить мороженое. Иногда достаточно было поговорить, чтобы он что-то сделал, иногда пообещаешь что-то купить, может, сладкого. Самое лучшее на эту тему говорил Макаренко. Если ребенок чем-то расстроен, надо сделать паузу и не принуждать ребенка делать что-то немедленно… Я был очень послушным ребенком, потому что я вырос в семье сельских учителей. Отец, мать и сестра — учителя в сельской небольшой школе. Отец мой — отличник народного просвещения, почетный гражданин нашего села, поэтому сами понимаете… (Смеется.) Хулиганом я быть не мог. И меня никогда не били. Даже тогда, когда я в первом или во втором классе покурил с товарищем. Причем он прибежал вперед меня и все рассказал моей маме, а она уже ждала меня с ремнем».

Рита Мошкина, лидер рок-группы «Проверено» (две дочери, 2 и 6 лет): «Той, которой 2 года, если что случилось, ее нужно взять на ручки и пожалеть. А если начала истерить и не слушаться та, которой 6 лет, то уже ничего не поделать. Надо пережидать бурю. А потом разговаривать… Разговариваем мы с детьми. Какой метод воздействия на ребенка? Да практически никакого. Можно заставить что-то сделать, он сделает это, но каждый раз потом придется заставлять. Так что надо убеждать… Можно мотивировать — объяснять, зачем ему это надо, можно попросить, сказать, это очень сильно мне надо, сделай, пожалуйста… Я была очень послушным ребенком, маму видела очень редко, она работала постоянно. Появлялась как красное солнышко, и я ее старалась не расстраивать».

Александр Филюрин, директор РГ «Мелехов и Филюрин» (три дочери, возраст — от 11 до 30 лет): «Я почти… практически не применял [физическое воздействие]… Может, раз отшлепал. Обычно говорил: "Я тобой недоволен, иди в свою комнату, плачь!". А уговаривала в основном мама. А я был такой Великий Гудвин — "Иди в свою комнату — плачь!". Но, по-моему, это не помогало. (Смеется.) Плакать они плакали, но игрушки плохо собирали. А когда стали взрослыми, тоже был у них в комнате беспорядок. В конце концов их мать не выдерживала и прибиралась… Детям, считаю, надо дать многое попробовать. Свобода не в том, что ребенок предоставлен сам себе, а в том, чтобы давать ему возможность реализовывать свои желания. Например, захотела дочь научиться играть на гитаре, купили ей гитару. Потом через год желание отпало. Теперь на фортепиано пытаемся играть. И это все поощряется и поддерживается… Я был нормальным мальчиком в детстве. Хорошо учился, через олимпиады попал в физматшколу. Такая нормальная интеллигентская семья. Но мать меня ремнем хлестала, пока могла. (Смеется.) Вредным же был».

Виктор Захаренко, руководитель компании «Сибирские гастроли» и владелец рок-клуба R-club (сын 20 лет и дочь 4,5 года): «Дочери мы многое разрешаем. И стараемся с ней договориться. Например, если надо собрать игрушки, делаем это вместе в игровой форме. Можем отвлечь внимание на что-то другое. Например, давай включим мультики и по ходу сложим игрушки в ящик. Если это не срабатывает, то мы откладываем эту проблему, а игрушки ночуют под открытым небом. Возвращаемся к этой проблеме утром, т.е. не собираем за ней игрушки…».

Наталья Ильина, совладелец ресторана «Библиотека» (дочь 13 лет): «У меня высокопедагогические методы. (Смеется.) Первое — уговоры. Второе — дикий крик. Что срабатывает, то и хорошо. Я мать, которая считает, что ребенок — это разумное существо, причем уже выросшее. Даже когда дочери было 7 лет, я предполагала, что бесполезно воспитывать. Если я говорила, мол, делай то-то, а дочь не делала, то я начинала раздражаться. А я в бешенстве страшна. Но она не боится, вот беда… Но все равно потом делала. Уже не из-за испуга, а, наверное, чтобы мне нервные клетки сберечь». (Смеется.)

Илья Калинин

Фото depositphotos.com

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...