17 октября воскресенье
СЕЙЧАС -1°С

Еда на помойку: 500 тонн в день

Как и где уничтожают еду в Новосибирске — из-за санкций и просто так

Поделиться

Поделиться

Контролем за санкционными продуктами занимается Россельхознадзор. Обычно в его обязанности входит выявление продуктов, зараженных вредителями или произведенных с нарушениями российских стандартов, но, поскольку сейчас нарушением является уже сам факт производства в странах из санкционного списка, то приходится заниматься и ими тоже.

В основном это были фрукты (польские яблоки и бельгийские груши), орехи (американский миндаль), а также сыр, точное происхождение которого установить не удалось (предположительно он поступил из стран Евросоюза).

Проверки продолжаются, но за последние десять дней «запрещенку» найти еще не удалось. Пока санкционный контроль касается оптового звена — проверяются грузы на границе области или прошедшие в область по поддельным документам. Будут ли проверять розницу, в Россельхознадзоре сообщить затруднились, сказав только, что пока таких проверок не проводится. Ритейлеры, с которыми побеседовал корреспондент НГС.НОВОСТИ, это подтверждают.

Чиновники признают, что пока не знают, как (кроме бульдозера) они могли бы расправляться с едой из стран, попавших под антисанкции. В городе, впрочем, уже существует целая индустрия утилизации и уничтожения продуктов питания, которые приходят в негодность естественным образом, никак не связанным с политикой.

Так, по оценке Росстата, общие пищевые отходы в России в 2014 году составили 19,1 млн тонн. Если предположить, что на Новосибирск приходится доля, пропорциональная его населению в стране (1 %), то получается, что в городе приходит в негодность более 500 тонн продуктов в день.

Сюда входят, впрочем, и такие естественные отходы, как кости и шкуры животных, производственный брак и т.д.

Бывший гендиректор торгового холдинга «Сибирский гигант» Сергей Митрофанов оценивает долю списания продуктов (связанного с порчей или истечением срока годности) в торговых сетях Новосибирска в 0,8 % (в рублях). Оборот розничной торговли в Новосибирской области за 2014 год составил около 205 млрд руб. Таким образом, только розничная торговля списала в прошлом году товаров примерно на 1,64 млрд руб., из которых на продукты приходится не меньше 75 % (123 млн руб.). Если перевести эту сумму в яблоки (с розничной ценой в 100 руб.), получается, что за год только у торговцев без всяких санкций пришли в негодность более 10 тыс. т этих фруктов.

Списанные магазином продукты могут быть частично утилизированы. Потребителем непроданного мяса и костей, оставшихся при разделке туш, иногда становятся зоопарк или клубы собаководов, рассказывает Митрофанов.

Списание — это прямые убытки магазина, так что ритейлеры пытаются с ним бороться как могут. Помимо распродаж в торговых сетях существует практика предоставления больших (до 40 %) скидок на товар «на грани» собственным сотрудникам, говорит директор по корпоративному управлению группы компаний «Новые торговые системы» Александр Агеев.

Кроме списания в рознице существует такое понятие, как возврат, когда пришедшую в негодность еду забирает ее производитель. Как правило, такая схема работает со скоропортящимися продуктами (молоко, хлеб), которые можно каким-то образом переработать (молоко можно пустить на сыромолочные продукты, а из хлеба сделать сухари или передать на производство кормов для животных). Оценить эти объемы Митрофанов затруднился, поскольку, по его словам, магазин не ведет такую статистику.

Александр Агеев считает, что часть списываемых продуктов вполне могли бы раздаваться малоимущим, если бы ритейлеры были как-то мотивированы этим заниматься.

Подобная практика существует в ряде европейских стран (Великобритания, Франция, Германия): списанные продукты просто выносятся в специальное место поблизости от магазина, и желающие (малоимущие, бездомные, беженцы и т.д.) могут забрать то, что сочтут съедобным.

У европейских ритейлеров подобная благотворительность объясняется высокой стоимостью утилизации, о которой их заставляют заботиться тамошние законы, объясняет руководитель группы компаний «Квант» Тимофей Федоров. «Квант» занимается переработкой отходов — в том числе пищевых, — но среди его клиентов по этому направлению только подразделения иностранных компаний, которых к этому принуждают собственные стандарты. Местные торговцы, по мнению Федорова, сваливают пищевые отходы в обычные баки, хотя формально обязаны позаботиться об их утилизации. Причина проста — вывоз пропавших продуктов с обычным мусором на свалку стоит как минимум вдвое дешевле, чем сжигание его у того же «Кванта».

Именно отсутствие системы разделения мусора, по мнению Федорова, главная причина того, что российские свалки — это постоянный источник зловония. В России хватает мощностей по переработке мусора, но они не загружены, потому что разделением отходов никто не занимается.

Руководитель и совладелец сети «Суши Make» Александр Жулковский говорит, что в ресторанном бизнесе стандартные потери составляют порядка 1,7 % от оборота.

Однако у рестораторов всегда есть соблазн сделать больше заготовок, чтобы не упустить клиентов, которым чего-то не хватит. Жулковский считает, что общепит вполне мог бы наладить по вечерам раздачу остатков еды, которые завтра уже подлежали бы списанию.

Стас Соколов

Фото РИА Новости, Виктор Толочко

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...