20 октября среда
СЕЙЧАС +9°С

«Вот я — прям закоренелый тунеядец»

Российское правительство захотело ввести штрафы с официально не работающих — половина новосибирцев согласились и рассказали, сколько должны платить тунеядцы

Поделиться

Справка: Статья 209.1 «Злостное уклонение от выполнения решения о трудоустройстве и прекращении паразитического существования» существовала в УК РСФСР с 1961 по 1991 год. За уклонение от работы лицо, «ведущее антиобщественный образ жизни», наказывали лишением свободы на срок до 2 лет. Кроме того, согласно указу «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни», уклонистов высылали в специально отведенные местности на срок от 2 до 5 лет с привлечением к принудительному труду.

В Белоруссии, согласно принятому этой весной Декрету «О предупреждении социального иждивенчества», граждане, отработавшие меньше 183 дней в году, обязаны уплатить сбор в размере 20 базовых величин (около 14 тыс. руб.). Неуплата сбора грозит штрафом от 2 до 4 базовых величин (аналог российского МРОТ).

<b>Юрий Шибанов, строитель:</b> «Штрафовать? В таком случае государство пускай нам официально предоставит работу, чтобы мы устроились и работали, а не скитались как попало. И чтобы в Пенсионный [фонд] и остальное отчисления шли. Мы все работаем неофициально — какие у нас могут быть пенсионные отчисления? Человек в таком положении, как у нас сейчас создала жизнь, имеет право не работать, но держать свое хозяйство, чтобы с голоду не помереть. В застойные коммунистические времена был закон за тунеядство, за пьянство — все это присутствовало, — за это давали 2 года. А сейчас тебя кто может закрыть и за что? Если у тебя нет высшего образования — тебя никуда не возьмут!».

Юрий Шибанов, строитель: «Штрафовать? В таком случае государство пускай нам официально предоставит работу, чтобы мы устроились и работали, а не скитались как попало. И чтобы в Пенсионный [фонд] и остальное отчисления шли. Мы все работаем неофициально — какие у нас могут быть пенсионные отчисления? Человек в таком положении, как у нас сейчас создала жизнь, имеет право не работать, но держать свое хозяйство, чтобы с голоду не помереть. В застойные коммунистические времена был закон за тунеядство, за пьянство — все это присутствовало, — за это давали 2 года. А сейчас тебя кто может закрыть и за что? Если у тебя нет высшего образования — тебя никуда не возьмут!».

Поделиться

<b>Лариса и Лариса, фармацевты:</b> «Если человек не хочет работать — это его, конечно, право. Но, вы знаете, в наших нынешних условиях как работодатели работу дают — это сначала их надо привлечь к ответственности: чтобы они официально трудоустраивали, не обманывали тех же молодых специалистов. Сначала горы золотые сулят, а потом выясняется, что человек 3 месяца просто так работал».

Лариса и Лариса, фармацевты: «Если человек не хочет работать — это его, конечно, право. Но, вы знаете, в наших нынешних условиях как работодатели работу дают — это сначала их надо привлечь к ответственности: чтобы они официально трудоустраивали, не обманывали тех же молодых специалистов. Сначала горы золотые сулят, а потом выясняется, что человек 3 месяца просто так работал».

Поделиться

<b>Ирина Прустырина, инженер-проектировщик:</b> «Конечно, надо наказывать! Пусть работают — мы же работаем? А как он будет жить [без труда] — за наш счет? Наказывать — общественными работами, где у нас какой-то такой труд, куда не хочет идти русский человек. Пусть идет помогает — дворник, медсестра, в благоустройство…».

Ирина Прустырина, инженер-проектировщик: «Конечно, надо наказывать! Пусть работают — мы же работаем? А как он будет жить [без труда] — за наш счет? Наказывать — общественными работами, где у нас какой-то такой труд, куда не хочет идти русский человек. Пусть идет помогает — дворник, медсестра, в благоустройство…».

Поделиться

<b>Наталья, владелица батута:</b> «Я согласна! Право-то не работать человек, наверное, имеет. А вот по жизни каждый должен все равно приносить какую-то пользу обществу. Он же рождается для чего-то? В качестве наказания можно каких-то льгот лишать. Если не будет, допустим, ОМС (<i>обязательного медицинского страхования. — А.А.</i>)… Почему за границей все работают? У них выхода нет — иначе они не смогут за страховку платить элементарно, и если они заболеют какой-нибудь простудой, их никто лечить не будет».

Наталья, владелица батута: «Я согласна! Право-то не работать человек, наверное, имеет. А вот по жизни каждый должен все равно приносить какую-то пользу обществу. Он же рождается для чего-то? В качестве наказания можно каких-то льгот лишать. Если не будет, допустим, ОМС (обязательного медицинского страхования. — А.А.)… Почему за границей все работают? У них выхода нет — иначе они не смогут за страховку платить элементарно, и если они заболеют какой-нибудь простудой, их никто лечить не будет».

Поделиться

<b>Валентина Николаевна, продавец цветов:</b> «У меня дочь уже 5 лет то живет в Болгарии, то приезжает сюда. Она хотела бы поработать, три высших образования, но ей не дают работу: куда ни посылает свое резюме — все молчат. Она уже привыкла даже не работать, зарабатывает деньги другим способом — через интернет, на современном уровне. А я на пенсии зарабатываю в огороде таким вот способом. Работать или нет — это право человека. А если он каким-то способом зарабатывает сам — дай бог ему здоровья, что у него есть способности и таланты. Я бы не наказывала за это. Вместо тунеядства я бы вернула сейчас такое: можно как угодно зарабатывать, пусть даже будут богатые — но только чтобы честно заработанное. А все заработанное нечестно, криминальным путем — чтобы просто приватизировали в пользу государства, чтобы эти незаконные деньги уходили нуждающимся. Чтобы неповадно было!».

Валентина Николаевна, продавец цветов: «У меня дочь уже 5 лет то живет в Болгарии, то приезжает сюда. Она хотела бы поработать, три высших образования, но ей не дают работу: куда ни посылает свое резюме — все молчат. Она уже привыкла даже не работать, зарабатывает деньги другим способом — через интернет, на современном уровне. А я на пенсии зарабатываю в огороде таким вот способом. Работать или нет — это право человека. А если он каким-то способом зарабатывает сам — дай бог ему здоровья, что у него есть способности и таланты. Я бы не наказывала за это. Вместо тунеядства я бы вернула сейчас такое: можно как угодно зарабатывать, пусть даже будут богатые — но только чтобы честно заработанное. А все заработанное нечестно, криминальным путем — чтобы просто приватизировали в пользу государства, чтобы эти незаконные деньги уходили нуждающимся. Чтобы неповадно было!».

Поделиться

<b>Евгений Севальнев, строитель:</b> «Человек имеет полное право не работать, если ему не хочется — нельзя его за это наказывать. Бывает ведь ситуация, когда человек не идет, потому что там мало платят — он не хочет работать [на таких условиях]. Они же (<i>чиновники. — А.А.</i>) быстро предложат всем работу по 10 тыс. руб. в месяц — и снимут с себя все социальные обязательства. Нет, конечно, нельзя людей за это наказывать. Наказывать надо чиновников — за то, что люди не могут устроиться на нормальную работу. В те времена, когда была статья "Тунеядство" в Уголовном кодексе, была такая зарплата, что на нее можно было гарантированно прожить. А то, что сейчас они предлагают в качестве минимальной, — на нее нереально прожить».

Евгений Севальнев, строитель: «Человек имеет полное право не работать, если ему не хочется — нельзя его за это наказывать. Бывает ведь ситуация, когда человек не идет, потому что там мало платят — он не хочет работать [на таких условиях]. Они же (чиновники. — А.А.) быстро предложат всем работу по 10 тыс. руб. в месяц — и снимут с себя все социальные обязательства. Нет, конечно, нельзя людей за это наказывать. Наказывать надо чиновников — за то, что люди не могут устроиться на нормальную работу. В те времена, когда была статья "Тунеядство" в Уголовном кодексе, была такая зарплата, что на нее можно было гарантированно прожить. А то, что сейчас они предлагают в качестве минимальной, — на нее нереально прожить».

Поделиться

<b>Нина Павловна, продавец кваса</b> (фотографироваться отказалась): «Как это не работать?! А жить на что? У меня в жизни такого не было никогда — чтобы не работала. Надо, чтобы в кошельке всегда были деньги, я детям немного помогать должна, внукам подарки… Как наказывать за тунеядство? Ну вот я хожу, например, в церковь. Стоит на вид здоровый парень — весь пропитой, грязный, стоит с кружечкой [и милостыню собирает]. Работать не хочет — таких надо заставлять работать принудительно. А штрафовать бесполезно — где он на штраф денег возьмет?».

Нина Павловна, продавец кваса (фотографироваться отказалась): «Как это не работать?! А жить на что? У меня в жизни такого не было никогда — чтобы не работала. Надо, чтобы в кошельке всегда были деньги, я детям немного помогать должна, внукам подарки… Как наказывать за тунеядство? Ну вот я хожу, например, в церковь. Стоит на вид здоровый парень — весь пропитой, грязный, стоит с кружечкой [и милостыню собирает]. Работать не хочет — таких надо заставлять работать принудительно. А штрафовать бесполезно — где он на штраф денег возьмет?».

Поделиться

<b>Елена, специалист «Газпромнефти» в отпуске:</b> «Я приехала оттуда, где тунеядства вообще нет, — из Ямало-Ненецкого автономного округа. Я считаю, это неправильно — не работать. Люди должны трудиться на благо общества, на благо судьбы. Если не хочется — заставлять, конечно. Не знаю, может быть — обязательными работами? Когда человек без работы — ему какая разница, в принципе? Если будут штрафы — люди будут возмущаться. Как контролировать? Пусть ходят по кинотеатрам проверяют [в будние дни], кто там сидит и почему не работает». (<i>Смеется</i>.)

Елена, специалист «Газпромнефти» в отпуске: «Я приехала оттуда, где тунеядства вообще нет, — из Ямало-Ненецкого автономного округа. Я считаю, это неправильно — не работать. Люди должны трудиться на благо общества, на благо судьбы. Если не хочется — заставлять, конечно. Не знаю, может быть — обязательными работами? Когда человек без работы — ему какая разница, в принципе? Если будут штрафы — люди будут возмущаться. Как контролировать? Пусть ходят по кинотеатрам проверяют [в будние дни], кто там сидит и почему не работает». (Смеется.)

Поделиться

<b>Андрей, сотрудник телекоммуникационной компании:</b> «Я считаю, нужно решать вопрос с налогообложением юридических лиц и снижать налоговые ставки на содержание сотрудников, и тем самым снижать расходы на фонд оплаты труда. На данный момент у нас в России какая штука: чтобы обеспечить сотрудника зарплатой в 20 тыс., работодатель должен заработать в месяц 37 тыс. — чтобы ему выделить рабочее место. Соответственно, у нас очень большой риск привлечения сотрудников на черную зарплату».

Андрей, сотрудник телекоммуникационной компании: «Я считаю, нужно решать вопрос с налогообложением юридических лиц и снижать налоговые ставки на содержание сотрудников, и тем самым снижать расходы на фонд оплаты труда. На данный момент у нас в России какая штука: чтобы обеспечить сотрудника зарплатой в 20 тыс., работодатель должен заработать в месяц 37 тыс. — чтобы ему выделить рабочее место. Соответственно, у нас очень большой риск привлечения сотрудников на черную зарплату».

Поделиться

<b>Антон Девальтовский, фрилансер:</b> «Вот я — прям закоренелый тунеядец-родитель. Официально не работаю, поэтому мы от государства не получили ни копейки ни за роды, ни детские. Прописаны в Новосибирске, [с документами] нормально все. Сейчас существует масса работы и подработок, которые официально никак не числятся, и поэтому человек может получать доход, но будет считаться тунеядцем — потому что его никто не хочет регистрировать. Причем это же мой выбор: хочу пенсию — коплю, не хочу — не коплю. Не в Советском же Союзе живем, у нас есть право выбора. Моего отца в советское время привлекали за тунеядство».

Антон Девальтовский, фрилансер: «Вот я — прям закоренелый тунеядец-родитель. Официально не работаю, поэтому мы от государства не получили ни копейки ни за роды, ни детские. Прописаны в Новосибирске, [с документами] нормально все. Сейчас существует масса работы и подработок, которые официально никак не числятся, и поэтому человек может получать доход, но будет считаться тунеядцем — потому что его никто не хочет регистрировать. Причем это же мой выбор: хочу пенсию — коплю, не хочу — не коплю. Не в Советском же Союзе живем, у нас есть право выбора. Моего отца в советское время привлекали за тунеядство».

Поделиться

Александр Агафонов
Фото Ольги Бурлаковой

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...