27 сентября понедельник
СЕЙЧАС +3°С

Как ножом отрезали

Новосибирец отсудил рекордную сумму за операцию, которая искалечила разум его жены, — юристы назвали врачей, походы к которым чаще всего оборачиваются исками

Поделиться

Поделиться

В сентябре 2014 года новосибирец Петр Попов, работающий водителем в одной из организаций города, подал в суд иск на 10 млн руб. к городской клинической больнице № 25. Мужчина настаивал на том, что его жена Татьяна получила инвалидность и стала недееспособной из-за ошибок врачей, которые провели неудачные операции.

Как сам рассказал Попов корреспонденту НГС.НОВОСТИ, 18 октября 2011 года его жене, 36-летней швее, стало плохо на работе. Она отпросилась и пришла домой, где вызвала «скорую». Татьяну увезли в ГКБ № 25. Согласно материалам экспертизы, назначенной судом по иску Попова, 36-летняя женщина попала в больницу с обострением хронического калькулезного холецистита. 19 октября ее прооперировали, удалив желчный пузырь, поскольку лекарства не помогали.

Экспертиза установила, что операцию провели вовремя, но врачи повредили стенку желчного протока, из которой начала вытекать желчь. 30 октября женщину преждевременно выписали из стационара. В это время у пациентки уже начал развиваться перитонит, однако перед выпиской врачи не сделали пациентке УЗИ брюшной полости, говорится в экспертизе.

В частности, медики не нашли источник, из которого текла желчь, отметили эксперты. 8 ноября пациентке сделали повторную операцию. 19 ноября Татьяну из реанимации перевели в хирургическое отделение.

После женщине установили невралгический диагноз — токсическая энцефаломиелопатия. Однако врачи не смогли назвать причину токсического поражения головного и спинного мозга и не назначили правильное лечение. Как отмечается в экспертизе, перитонит — это воспаление брюшины, которое сопровождается интоксикацией и нарушением гомеостаза. А интоксикация в свою очередь приводит к изменению во внутренних органах, в случае Поповой — в печени и головном мозге. У женщины развилась печеночная энцефалопатия, при которой печень медленнее очищается и нарушается обмен веществ. Эти два фактора увеличивают токсическое воздействие на центральную нервную систему. В частности, печень снижает метаболизм аммиака, который имеет наибольшее значение при развитии энцефаломиелопатии. Однако, несмотря на такое состояние женщины, врачи при лечении кормили ее через зонд смесью «Осмалайт» с высоким содержанием белков и аминокислот, при расщеплении которых выделяется аммиак. Эксперты предположили, что такое решение врачей можно считать дефектом лечения. Между операцией, проведенной 19 октября, и психическими и неврологическими нарушениями у Татьяны Поповой есть причинно-следственная связь, заключила экспертиза.

По словам Попова, в неврологическое отделение его жена попала в апреле 2012 года. Домой из больницы она вернулась только в мае 2013 года. Перед выпиской ей дали первую группу инвалидности.

В тот момент женщина не могла ходить, после ее признали недееспособной, и муж оформил над ней опекунство. «Сейчас мы занимаемся, она встает, руками двигает, выходить [на улицу] — не выходит, а дома двигается», — рассказал Попов, но отметил, что у его жены по-прежнему проблемы с памятью.

На стадии прений представители больницы предложили пойти на мировую и выплатить Петру Попову 3 млн руб., но истцы на нее не согласились. В итоге суд взыскал с больницы моральный вред в 3 млн руб. и назначил в пользу истца штраф в 1,5 млн руб. — за «неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке».

Представители ГКБ № 25 отказались давать корреспонденту НГС.НОВОСТИ какие-либо комментарии по вынесенному решению суда. Самим врачам не грозит уголовная ответственность, так как срок давности, который составляет 2 года, вышел, замечает представитель истца, директор Центра медико-страхового права Юлия Стибикина.

4,5 млн — не самая большая сумма, которую новосибирские суды взыскали за врачебную ошибку, но, судя по открытым источникам, может стать самой крупной взысканной за хирургическую операцию.

В конце 2010 года Центральный суд обязал частную клинику «Авиценна» выплатить 7 млн руб. по иску о смерти новорожденного ребенка — врачи не сделали пациентке операцию кесарева сечения. Среди других крупных удовлетворенных исков оказался иск к городской клинической больнице скорой медицинской помощи № 2 — в феврале 2014 года Октябрьский суд обязал больницу выплатить 1 млн руб. Ирине Ларицкой, чья дочь, страдавшая желчнокаменной болезнью, погибла после операции.

Как уточнила Юлия Стибикина, больше всего врачебных ошибок совершается в области акушерства и гинекологии, дальше идут травматология и хирургия.

К судебным искам в основном приводят хирургические операции, в том числе пластические, достаточно часто в суд идут после приема у стоматолога.

Также часто встречаются иски, связанные с отказом в оказании медицинской помощи либо с неправильным диагнозом, уточняет адвокат Павел Яровой, занимавшийся врачебными тяжбами. Юрист рассказал, что деньги на выплаты по искам к госклиникам изымаются из тех денег, которые областной бюджет тратит на их финансирование. «Обычно делают дополнительное финансирование по какой-то статье, имея в виду, что нужно будет решения суда исполнять», — пояснил Яровой.

Елена Громкова

Фото depositphotos.com

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...