18 мая вторник
СЕЙЧАС +16°С

«Что ты плачешь, все же живы»

Сибиряк подарил любимой прогулку на самолете, который рухнул в Обь через 20 минут после взлета — бросившийся им на помощь вертолет потерпел крушение спустя 2 дня

Поделиться

Поделиться

На 8 Марта новосибирец Максим Зайка — руководитель автокласса автошколы «Ягуар» — подарил своей девушке сертификат на полет над городом. Дату полета в клубе назначили на день раньше — 7-го числа. Первой в кабину одномоторного самолета «Аэропракт» А-22 села девушка Максима, Полина, — через 40 минут самолет мягко приземлился в аэропорту «Северный». Пришла очередь Максима — сделав селфи на память перед полетом, он сел в кабину. Как позже объяснили ему пилоты, решение было так себе: фотографироваться перед полетом — дурная примета.

Мы начинаем пикировать в высоковольтные провода, которые соединяют два берега… Мы вшарашиваемся в них — отрываем шасси, всё на свете, все колеса, всё, что снизу, на что приземляться. С таким треском, как будто три молнии ударило, я аж оглох на секунду». Падение, вспоминает сибиряк, длилось меньше минуты. Упал самолет на остров Кораблик неподалеку от моста. Пилоту и пассажиру повезло — они даже царапин не получили — благодаря спасательной системе: самолет в падении выбросил большой парашют, который погасил скорость падения. А вот «Аэропракт» получил повреждения более серьезные: покорежило верхнюю обшивку самолета, из-за удара пострадали основные стойки и фюзеляж. Как удалось узнать НГС.НОВОСТИ у коллеги пилота «Аэропракта», самолет украинской сборки стоимостью около 3 млн руб. был практически новый — у него всего 200 часов налета и все документы в порядке.

Сообщение об аварийной посадке воздушного судна «Аэропракт» А-22 поступило дежурному МЧС в 14:30 по местному времени. По информации министерства, самолет, принадлежащий фирме «Компания 54», имел разрешение на следование по маршруту «посадочная площадка «Северный» – поселок Затон – поселок Матвеевка – ОбьГЭС».

Поделиться

Однако быстрее МЧС на помощь потерпевшим крушение подоспела мастер вертолетного спорта и чемпионка Европы Ирина Диденко с подругой на вертолете Robinson R44. В тот день у них был прогулочный полет с подругой

с посадочной площадки Барлак в Мошковском районе в город — по Северному объезду к Заельцовскому парку, Затону, Матвеевке и обратно. Услышав сообщение диспетчера, Ирина посмотрела на датчики топлива в баке — его хватало, чтобы броситься на выручку. «Тут же развернулась, собралась, доложила диспетчеру поворотные пункты, он меня сориентировал… там под высоковольтными проводами обнаружили», — вспоминает пилот. До острова Кораблик Robinson долетел минут за 7, еще 2–3 минуты понадобилось на посадку на острове — белоснежный самолет на снегу заметили не сразу. Мужчин из А-22 забрали и увезли на аэродром «Северный».

После крушения А-22 Ирина Диденко еще два дня летала на Robinson (машина принадлежит «РосИнсталАвиа-Н», уточнила она), а утром 10 марта его взял другой пилот. И тут же попал в аварию. В 3 км западнее взлетной площадки «Барлак» при вынужденной посадке вертолет завалился на правый бок и повредил несущий винт и хвостовую балку. Пилот не пострадал. По предварительной информации, сообщили в Западно-Сибирской транспортной прокуратуре, авария случилась из-за обледенения вертолета. Ирина призналась, что налетала на вертолете около 150 часов, и он стал для нее как родной — поэтому известие о падении она восприняла со слезами на глазах. «Что ты плачешь, все же живы», — вспоминает она, как успокаивали ее коллеги.

Директор «Авиакомпании-54» Екатерина общаться с автором отказалась, предложив встретиться с самим пилотом «Аэропракта». Тот на назначенную встречу в аэропорту так и не пришел. Другой пилот, представившийся его приятелем по имени Олег, сообщил, что потерпевший крушение 7 числа — бывший военный летчик, а ныне частный пилот-инструктор. Действовал его товарищ, считает Олег, строго по правилам, но «любая техника может сломаться». По его информации, самолет принадлежит частному лицу — владельцу, которого сейчас нет в Новосибирске, — а пилот на нем летал по доверенности. Сейчас транспортная прокуратура разбирается, кому на самом деле принадлежит самолет и почему Максим Зайка обратился в одну компанию, а полетел в итоге с летчиком-частником.

Чтобы получить разрешение на полеты от регионального центра Единой системы управления воздушным движением (ЕС УВД), пилот должен иметь права подобно водительским, а «исправность либо неисправность самолета — либо на совести самого летчика, либо на совести транспортной прокуратуры»,

пояснили в Новосибирском авиационно-спортивном клубе ДОСААФ России. По мнению заместителя начальника клуба Сергея Сметанина, полеты на вертолетах и маленьких самолетах становятся все популярнее не только из-за необычности досуга, но и его доступности. По данным сайта клуба, ознакомительный 10–12-минутный полет на Як-52 обойдется в 6,5 тыс. руб., на самолете «Вильга В35А» — 3 тыс. руб. Маршруты малая авиация может выбирать практически любые, особенно это касается вертолетов, не нуждающихся в посадке именно на аэродром. Так, «РосИнсталАвиа-Н» предлагает в том числе отправиться по «уникальным местам Новосибирской области: самый длинный, трехчасовой, маршрут предполагает траекторию «Барлак – Буготакские сопки – Улантова гора – Салаирский кряж – Барсуковская пещера – Святой ключ – Барлак». Стоимость такой поездки узнать не удалось — телефоны «РосИнсталАвиа-Н» были перманентно заняты 3 дня подряд. Новосибирский вертолетный клуб обещает часовой полет над Новосибирском и областью на Robinson R44 за 39 тыс. руб. А полет продолжительностью 1,5 часа над Новосибирским водохранилищем стоит чуть дороже — 55 тыс. руб.

Мария Морсина

Фото 2 предоставлено Ириной Диденко

Видео с youtube.com предоставлено Максимом Зайкой

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...