21 сентября понедельник
СЕЙЧАС +19°С

Увидеть Берлин и выжить

Полмиллиона на лечение опухоли в Германии известному актеру собрали за три дня — эксперты рассказали, с каким диагнозом лучше не лечиться в Новосибирске

Поделиться

Первые сообщения о том, что новосибирский актер Лаврентий Сорокин серьезно болен и нуждается в помощи, разошлись по социальным сетям в субботу, 29 ноября. Сбор средств организовали сотрудники театра «Красный факел». В сообщении говорилось, что у актера опухоль нижней доли правого легкого — ему требуется срочная медицинская помощь. В этот же день в «Глобусе» объявили о сборе пожертвований и благотворительных спектаклях 4 и 16 декабря. Колба для наличных, с фотографией Сорокина, появилась и в магазине «Плиний Старший».

2 декабря сбор временно остановили — за три дня удалось собрать 588 тыс. руб. Этого хватит на диагностику в берлинской клинике «Шарите», куда актер отправится после получения визы, сообщил один из организаторов сбора средств. Откроется ли сбор пожертвований снова, будет зависеть от результатов диагностики. Если опасения подтвердятся, потребуется операция стоимостью от 45 тыс. евро.

История началась примерно 8 месяцев назад — слабость и приступы кашля заставили актера обратиться к врачу. На рентгеновских снимках обнаружилось затемнение.

Лечение не помогало — актеру становилось хуже. В октябре ему сделали четвертую по счету компьютерную томографию (МСКТ), на этот раз с контрастом — на снимках обнаружилось новообразование в правом легком размером с кулак.

Столичные и новосибирские врачи, с которыми консультировался Сорокин, настаивали на срочной операции, с которой актер решил не спешить. Знакомые из Германии помогли ему найти клинику в Берлине — там предложили сначала сделать полное обследование: глубокую бронхоскопию, которая покажет характер опухоли, и ПЭТ (позитронно-эмиссионную томографию). Ни то ни другое в Новосибирске не делают.

«Слишком поздно сейчас доверять отечественной медицине», — говорит актер, за плечами которого месяцы лечения от несуществующего туберкулеза.

Главный торакальный хирург министерства здравоохранения Новосибирской области Юрий Чикинев оправдывается, что «диагностические возможности в Новосибирске достаточные». «Мы таких больных оперируем. Хирургическая операция — это всегда риск, от которого никто не застрахован — ни в Израиле, ни в Германии, ни в России», — добавил хирург.

По статистике, предоставленной областным Минздравом, 1 января 2014 года на учете у онкологов состояли 65 тыс. человек. Рак легкого диагностирован у 11,8 % пациентов — он второй по частоте распространения. Первое место занимает рак кожи (14,4 %), третье — рак молочной железы (10,7 %). По данным Новосибирскстата, в структуре смертности от злокачественных заболеваний в 2006–2012 годах лидировал рак органов пищеварения, он уносил около 2 тыс. жизней в год. Рак легких на втором месте — 1 тыс. смертей ежегодно.

В областном минздраве сообщили, что от рака каждый год умирает около 5 тыс. человек. В 2013 году смертность в этой группе впервые за долгие годы уменьшилась на 8,2 %. Однако, по данным Новосибирскстата, по итогам 9 месяцев 2014 года смертность от новообразований снова пошла вверх. Она выросла на 3,3 % по отношению к аналогичному периоду 2013 года и составила 4024 человека. Доля новообразований достигла 14,7 % в общей структуре смертности. Здесь безусловными лидерами остаются болезни систем кровообращения — 52,4 % от общего числа смертей в регионе.

Заболеваемость раком в области выросла. В 2013 году зарегистрировано 11,5 тыс. новых случаев — на 2 % больше прошлогоднего. Население стареет, экология ухудшается, а диагностика с каждым годом становится все лучше — заболевания обнаруживаются на самых ранних стадиях, когда лечение наиболее эффективно, утверждают в министерстве. Пациент вправе сам выбирать, в какой стране лечиться, однако всю необходимую помощь онкобольные могут получить в Новосибирске или на территории России, настаивают в областном минздраве.

Врач-консультант московского центра лечения за рубежом MedMira Алена Воробьева объяснила, что чаще всего в зарубежные клиники едут пациенты с опухолями ЖКТ, молочной железы и раком легких с метастазами.

Российские хирурги действуют радикально и удаляют опухоль вместе с органом. Выживаемость после таких операций — не самая лучшая, как и качество жизни пациента. У хирургов в Германии или Израиле другой подход — они стараются сохранить здоровую ткань. Эти операции сложней, но прогноз после их проведения более благоприятный.

В практике г-жи Воробьевой были случаи, когда европейским хирургам приходилось сталкиваться с грубыми диагностическими ошибками российских врачей. Она привела в пример недавнюю пациентку — в Новосибирске молодой женщине поставили диагноз «рак молочной железы» и собирались удалить грудь. В Германии ей просто поставили на место имплантат — он сдвинулся и был ошибочно принят за опухоль.

Собеседница добавила, что лечение за рубежом стоит от 6 тыс. евро за курс химиотерапии, от 25 тыс. евро за операцию. За последние несколько лет поток желающих лечиться за границей заметно вырос — это говорит не в пользу отечественной медицины, уверена собеседница.

Большинство пациентов деньги находят — продают квартиры, дачи и другое имущество.

Президент фонда «Защити жизнь» Евгения Голоядова согласилась, что есть виды медицинской помощи, которые не оказываются в Новосибирске. Кроме ПЭТ, которую назначили Лаврентию Сорокину, это MIBG-терапия (терапия радиоактивным йодом). Она применяется в лечении некоторых видов опухолей разной локализации. Есть препараты, которые применяются только в Европе — была ситуация, когда ребенку с нейробластомой помогла экспериментальная терапия в Германии. Однако поездка за границу требуется в исключительных ситуациях. Почти все онкологические заболевания, выявленные на ранней стадии, лечат в Новосибирске, Москве и Санкт-Петербурге, уверила г-жа Голоядова.

Игорь Литвинов, руководитель клинического отделения центра «Биотерапия», который занимается сложными и запущенными случаями рака, призвал не переоценивать возможности зарубежных онкологов. Они действуют по тем же европейским стандартам и в большинстве случаев применяют те же методы, что и российские коллеги. «Сколько ни вижу пациентов, которые ездили бы в Израиль, они потом возвращаются и у нас продолжают лечиться», — резюмировал он.

Дарья Староверова

Фото depositphotos.com

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!