17 октября воскресенье
СЕЙЧАС +4°С

Бегство из стойла

Жители барака потребовали приличных квартир за счет городского бюджета — они отказываются переезжать и хотят 3 миллиона

Поделиться

Поделиться

Деревянный дом на ул. Первомайская, 22 жительница Бердска Наталья Ширинкина помнит с самого детства. 2-комнатную квартиру в центре города получили ее родители, которые приехали из Татарстана работать на радиозаводе. Дом 1942 года постройки признали аварийным в 2008 году. Зимой 2013 года ей позвонили из администрации города и предложили новую квартиру в микрорайоне «Белокаменный» на окраине города. Жилье для переселенцев построила компания ООО «Гранит-1», учредитель — бердский застройщик Виктор Голубев, который в мае был арестован по обвинению в организации нелегального нефтеперерабатывающего завода и сейчас сидит в СИЗО.

Первым впечатлением от новой квартиры был шок — бросилось в глаза, что комнаты узкие, как стойла для животных, рассказывает Наталья Ширинкина. Приглядевшись, женщина поняла, что ее привели в 1-комнатную квартиру-студию. В «двушку» жилье превратила перегородка из гипсокартона. Чтобы закрепить конструкцию, строители заделали часть оконного проема. Ширина одной комнаты — 1,8 м, другой — чуть больше 1,5 м, измерила женщина чуть позже. «Диван поставите в коридоре, а телевизор на потолок повесите», — вспоминает она совет родственников.

Воспользоваться советом Наталья Ширинкина не захотела и отказалась переезжать. Летом 2014 года администрация Бердска обратилась в суд с иском о принудительном выкупе квартиры в бараке за 800 тыс. руб. Наталья Ширинкина подала ответный иск. Ее адвокат Наталья Ковалевская ссылалась на решение пленума Верховного суда, по которому у собственника есть право выбора — квартира или деньги. Если сумма, предложенная властями, не устраивает владельца квартиры, тогда, по ст. 35 Конституции РФ, он вправе требовать равнозначного возмещения. Квартиру в «Белокаменном» равнозначной не назовешь — жилая площадь там меньше, чем в бараке (21 кв. м против 22,8 кв. м), к тому же она не соответствует СанПиНам.

10 ноября Бердский городской суд вынес решение в пользу Ширинкиной. Администрация Бердска обязана предоставить ей по программе переселения 2-комнатную квартиру с жилой площадью не меньше 22,8 кв. м. В схожей ситуации оказались еще 3 семьи из барака на Первомайской, 22 — судебные решения по ним еще не приняты. Семья Марии Глазковой рассчитывает на денежную компенсацию. Ее 2-комнатную квартиру в бараке независимая компания оценила в 3 млн руб. Она рассчитывает, что суд назначит свою экспертизу и сумма выкупа поднимется.

Заместитель главы администрации Бердска Виктор Тюхаев не сомневается в правильности своей оценки. Ее делала фирма, которая выиграла муниципальный конкурс, как и предписывает закон, заверил он. Решение суда по делу Натальи Ширинкиной мэрия будет обжаловать, сообщил г-н Тюхаев. По его мнению, соблюдены все условия госпрограммы — мэрия провела конкурс, застройщик построил новые квартиры с двумя комнатами. Да, планировка непривычная, но у застройщика не было другого выбора — самая маленькая «двушка» у него начинается от 50–60 «квадратов».

В квартиры в «Белокаменном» с удовольствием переедут другие жители бараков, которые стоят в очереди на переселение на 2015–2017 годы, заверили в администрации. Жителям Первомайской предложат другие варианты. Какие — в администрации пока обсуждают.

Адвокат Михаил Гулак считает, что в конфликтах между представителями власти и жителями бараков у последних высокие шансы одержать верх. Мэрия часто «спускает на тормозах» подобные ситуации, а частные лица защищаются изо всех сил, их адвокаты проявляют изобретательность, представляя суду множество аргументов.

Чтобы попасть в очередь на расселение, нужно привлечь комиссию — туда входят специалисты муниципалитета, представители МЧС и пожарного надзора, напоминают в пресс-центре мэрии. Аварийным признается дом с деформированным фундаментом, сгнившими стенами, поврежденными перекрытиями. Далеко не все получают квартиру своей мечты. Самый громкий конфликт связан с расселением жителей, попавших в зону строительства третьего моста. Одна из его участниц, Светлана Воложанина, несколько дней голодала на руинах снесенного дома. Тогда она отказалась от компенсации и новой квартиры. Деньги до сих пор лежат на счете.

Теперь женщина живет у знакомых и пытается привлечь чиновников к уголовной ответственности, рассказывает сама Воложанина.

Директор одной из крупных новосибирских компаний-застройщиков на условиях анонимности говорит, что власти часто закрывают глаза на недостатки домов для переселенцев. Застройщики делают стены тоньше норматива, используют дешевые материалы и не заботятся об инфраструктуре. Жители бараков непритязательны — большинство берут, что дают. Собеседник считает эту ситуацию неправильной — среди них много представителей профессий, которые не позволяют заработать: учителя, врачи, научные работники.

Сайт Фонда содействия реформированию ЖКХ информирует, что переселение в НСО идет по графику. Самые большие суммы тратятся на переселение в Новосибирске. В бюджете 2014 года на программу переселения жителей 61 барака выделено 743 млн руб., из них 245 млн — из городского бюджета. Если раскидать эту сумму на 1,5-миллионное население мегаполиса, получается, что программа обходится горожанину в 163 руб. в год.

В свою очередь профессор кафедры конституционного и муниципального права Сибирского филиала РАНХиГС при Президенте РФ Александр Маркеев напоминает, что в США или европейских странах нет практики предоставления нового жилья взамен ветхого.

На Западе жители старых квартир продают их тем, кто больше нуждается, а сами берут кредиты.

Когда ветхие дома становятся проблемой собственника, а не муниципалитета, в бюджете освобождаются деньги на образование и медицину, заключил г-н Маркеев.

Дарья Староверова

Фото Ольги Бурлаковой

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...