21 сентября вторник
СЕЙЧАС +7°С

«За отмену лекции Макаревича мне стыдно»

Глава департамента культуры мэрии Анна Терешкова — о виновниках срывов концертов и создании нового Бугринского парка рядом с мостом

Поделиться

Поделиться

Справка: Терешкова Анна — руководила Сибирским центром современного искусства, была одним из организаторов выставки «Родина». В мае 2014 года возглавила департамент культуры, спорта и молодежной политики мэрии Новосибирска; заявила, что культуре и спорту в Новосибирске уделялось незаслуженно мало внимания, поэтому ее основная задача — «привлечь внимание общественности к проблемам в этой сфере и повысить их статус в жизни города».


После того как сорвался концерт Мэрилина Мэнсона, вы заявили, что сделаете все возможное, чтобы такого больше не было. Какие шаги были предприняты мэрией и лично вами, чтобы предотвратить подобные инциденты, и что пошло не так? Может ли культура развиваться в городе, где радикальные меньшинства навязывают населению свое мнение в вопросах творческого самовыражения?

Третий срыв концерта действительно очень портит имидж Новосибирска — мы всё же позиционируем его как культурную столицу, третий город в России. И я хочу подчеркнуть — ни один из этих концертов мэрия не запрещала. Мэрия просто не имеет на это права, мы можем оперировать только юридическими понятиями: есть тут нарушение закона или нет. Ни в одном из этих случаев нарушения закона не было. Я считаю, что, возможно, было оказано давление, возможно — слабость организаторов.

Кем было оказано давление?

Не знаю. Но могу точно сказать, что со стороны мэрии давления не было.

Но ведь именно мэрия согласовала пикет православных активистов перед «Рок Сити» во время, совпадающее с началом концерта?

Не забывайте, сколько там было полиции — специально выставили машины, охрану. Активисты бы все равно пришли. Но под пикет мы могли «подвести» полицию. А иначе — нет, так как заявки от организаторов на усиление охраны не было. А таким образом — если бы началась потасовка — полиция могла бы забрать всех, кто ее (потасовку. — И.А.) устраивал, и потом с ними разобраться.

Противодействия со стороны мэрии не было, а помочь вы как-то могли?

Мне мэр города дал уже поручение встретиться со всеми организаторами гастролей и с ними проговорить условия, их возможности, взаимоотношения, чтобы мы были, что называется, «на телефонной трубке». Когда планировался концерт Мэрилина Мэнсона, мы с Захаренко (Виктор Захаренко, директор продюсерского центра «Сибирские гастроли». — И.А.), который организовывал выступление, встречались раз пять как минимум. И с ним встречались, и с активистами, пытались найти компромисс, сделать так, чтобы люди услышали друг друга. У нас было очень много встреч.

Но ничего в итоге не получилось…

Не получилось.

Что можно сделать в этой ситуации?

Я не понимаю, кто эти люди — что с одной, что с другой стороны. Я считаю, что люди должны научиться слышать друг друга, разговаривать друг с другом, получать хорошее образование.

Это понятная позиция с точки зрения обычного человека, частного лица. А как представитель власти что вы можете сделать, чтобы не допустить повторения подобных ситуаций, — и можете ли в принципе?

Пока, к сожалению, только разговаривать и пытаться сделать так, чтобы люди друг друга услышали. И привлекать к ответственности за хулиганские действия, если они случатся. Пока, к сожалению, это всё, что мы можем.

А почему это не делалось раньше, когда православные активисты сорвали концерт группы Behemoth и спровоцировали драку? Насколько я знаю, к ответственности никого не привлекли…

Потому что не было заявлений от потерпевших, ни один человек не обратился в полицию.

Может быть, потому, что во время драки полиция бездействовала?

Возможно. Но я не могу говорить за полицию.

Как вы считаете, на ком лежит ответственность за срыв выступлений?

Я считаю, что ответственность лежит на трех сторонах: на организаторах концерта, которые должны были нанять дополнительную охрану или предупредить мэрию о возможности провокаций, на тех, кто называет себя православными активистами, и на принимающей стороне.

Частная компания могла и выдержать натиск, это вопрос характера. Мы в свое время выставку «Родина» же провели, а «Рок Сити» — побоялись.

То есть мэрия не несет никакой ответственности?

Моральную ответственность — да, технически — нет.

Получается, что небольшая группа экстремистски настроенных людей диктует целому городу, что делать, а мэрия фактически не может этому помешать и ответственности, кроме моральной, не несет…

Потому что нет нарушения закона.

В Новосибирске планируются другие выступления, которые могут оказаться под угрозой срыва. Чтвы как руководитель департамента культуры можете сделать, чтобы этого не допустить? И можете ли что-то?

Надо сотрудничать: организаторы гастролей должны прийти в мэрию, сдать на проверку тексты, их проверят на наличие экстремизма, и если не найдут ничего противозаконного, то мэрия скажет, что не имеет ничего против проведения концерта. И если устроители предполагают возможность провокаций — привлечет полицию для обеспечения порядка.

Смотрите: за срыв концертов никто из чиновников не несет ответственности, хотя руководство «Рок Сити» говорит, что на них было оказано давление. За отмену лекции Макаревича в технопарке тоже никто не несет ответственности…

За отмену лекции Макаревича лично мне как человеку стыдно. Но как работник мэрии я не могу ничего сделать, потому что никаких нарушений не было.

Очевидно, что есть конфликт между Анной Терешковой — человеком, которому стыдно за то, что происходит, и Анной Терешковой — чиновником, который ничего не может сделать для того, чтобы не приходилось испытывать стыд. Так какие у вас полномочия? За что вы отвечаете и что можете сделать?

Я могу следовать закону.

А в чем вы видите роль вашего департамента в формировании культурной среды города?

По большому счету, департамент культуры отвечает за настроение в городе. Потому что от культурной среды зависит, то, как человек чувствует себя в этом городе. Мы сейчас занимаемся большими проектами — парками, например. Начинаем с парков, планируем фестивали, мы разрабатываем сейчас очень большую программу.

А денег хватит? Бюджет города урезали чудовищно, наверняка вам финансирование тоже сократили? Как это сказалось на «департаменте настроения»?

Очень сильно сказалось. Образно говоря, перед нами сейчас стоит вопрос — содержать футбольную команду, которая забирает миллионы, или ремонтировать библиотеки. При таких сокращениях бюджета придется «резать» футбольную команду.

Вы говорите, что приходится выбирать между футбольной командой и библиотеками. То есть бюджет на департамент выделяется единый — и на культуру, и на спорт?

Да. Давайте говорить честно — на футбольную команду уходит очень большая сумма. И если мы ее оставляем, то всю эту сумму придется забирать с каких-то других направлений, образно говоря — у библиотек.

Нам сократили бюджет на 160 млн. Это ровно та сумма, в которую обходится содержание футбольной команды. Эти суммы забирать с каких-то других направлений, особенно в культуре, просто невозможно.

А можете назвать конкретные цифры, сколько город выделяет на культуру — на парки, фестивали, библиотеки?

На реконструкцию парка «Березовая роща» было выделено 15 млн руб.

На следующий год на парки было заложено 30 млн, после урезания бюджета осталось 22 млн. Мы хотим их разделить на два парка — Сосновый бор, рядом со спорткомплексом «Север», и, возможно, у нас будет Бугринский парк — там, где сейчас Бугринская роща.

Мы хотим присоединить к нему пляж и сделать огромный парк, который можно будет использовать и летом, и зимой: летом как пляж, зимой — чтобы можно было и на лыжах кататься, и на санках. Мы планируем привлекать частных инвесторов. Вообще, все основные мероприятия, которые проводит мэрия, делаются при участии частных инвесторов. Слава богу, в городе есть много людей, готовых поддержать. Например, на новогоднюю елку одна из компаний выделяет 1,5 млн. То же самое касается реконструкции набережной — я думаю, если у муниципалитета не появится денег (а я думаю, их не появится), там тоже будет частно-государственное партнерство, но по концепции, разработанной и утвержденной мэрией.

Анна, стали бы вы сейчас привозить выставку, подобную «Родине»?

Я даже не знаю, честно говоря. Когда ты уже знаешь все эти ситуации, иногда хочется сказать: ну и ладно, ну и не нужно провоцировать. Но если кто-то привезет — я с удовольствием на нее схожу. И поддержу как чиновник, если там нет ничего нарушающего закон. Если закон выставка не нарушает, то она имеет право существовать в закрытых пространствах с пометкой 18+. Это, конечно, не выставки для общественных пространств, это специализированные выставки для профессионалов — для тех, кто глубоко знает искусство. Современное искусство — современные мозги, как сказал Дмитрий Медведев.

Видеозапись и полный вариант онлайн-встречи

Ива Аврорина

Фото Анны Золотовой

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...