19 июня суббота
СЕЙЧАС +18°С

Свой маленький домик (фоторепортаж)

Полное неожиданностей путешествие по частному сектору Новосибирска — его жители рассказали, почему они никогда не променяют свои дома на многоэтажки

Поделиться

В компании «2ГИС» подсчитали, что в Новосибирске 48,69 % домов построены из дерева, 42,03 % — из кирпича, 5,50 % — из металла, 2,93 % из панелей и 0,85 % — из бетона. Итогом работы экспертов стала карта «Из чего состоит город». На ней город похож на цветную мозаику, где преобладают пятна цвета дерева. Одно перетекает в другое, повторяя очертания районов с частным сектором — кажется, весь город состоит из деревянных развалин.

В компании «2ГИС» подсчитали, что в Новосибирске 48,69 % домов построены из дерева, 42,03 % — из кирпича, 5,50 % — из металла, 2,93 % из панелей и 0,85 % — из бетона. Итогом работы экспертов стала карта «Из чего состоит город». На ней город похож на цветную мозаику, где преобладают пятна цвета дерева. Одно перетекает в другое, повторяя очертания районов с частным сектором — кажется, весь город состоит из деревянных развалин.

Поделиться

Впечатление оправдалось только отчасти. В частном секторе много добротных коттеджей и странных особняков — оригинальных и не лишенных вкуса. Кирпич вытесняет дерево — кажется, что любой уважающий себя хозяин стремится украсить фасад и выложить плиткой мостовую перед домом, чтобы не опозориться перед соседями.

Впечатление оправдалось только отчасти. В частном секторе много добротных коттеджей и странных особняков — оригинальных и не лишенных вкуса. Кирпич вытесняет дерево — кажется, что любой уважающий себя хозяин стремится украсить фасад и выложить плиткой мостовую перед домом, чтобы не опозориться перед соседями.

Поделиться

Хозяин этого дома 5 лет трудился на трех работах и откладывал деньги на облицовочный камень оттенка спелого персика. Хватило только на две стены — внутри старый дом нуждается в ремонте, но хозяин не унывает. «Это пенсионеры доживают в том, что есть, а мы так и работаем: кто-то на себя, но большинство — на фасад», — поделился собеседник. В квартиру переезжать он не собирается — «там по голове топчутся и соседи заливают».

Хозяин этого дома 5 лет трудился на трех работах и откладывал деньги на облицовочный камень оттенка спелого персика. Хватило только на две стены — внутри старый дом нуждается в ремонте, но хозяин не унывает. «Это пенсионеры доживают в том, что есть, а мы так и работаем: кто-то на себя, но большинство — на фасад», — поделился собеседник. В квартиру переезжать он не собирается — «там по голове топчутся и соседи заливают».

Поделиться

Семь лет назад Николай переехал в частный дом из панельного на ул. Титова. Причину объяснять не стал — молча кивнул головой, приглашая зайти. Быстрым шагом пересек двор и остановился у клетки — там шевелилось нечто огромное и трехглавое. «Медведи», — пронеслось в голове корреспондента НГС.НОВОСТИ. «Мастифы», — констатировал Николай. Он признался, что питомцы нужны ему для души, а не для охраны, — в квартире они почему-то не помещались.

Семь лет назад Николай переехал в частный дом из панельного на ул. Титова. Причину объяснять не стал — молча кивнул головой, приглашая зайти. Быстрым шагом пересек двор и остановился у клетки — там шевелилось нечто огромное и трехглавое. «Медведи», — пронеслось в голове корреспондента НГС.НОВОСТИ. «Мастифы», — констатировал Николай. Он признался, что питомцы нужны ему для души, а не для охраны, — в квартире они почему-то не помещались.

Поделиться

Частный сектор на левом берегу показался самым благоустроенным — здесь улицы с фонарями, нет тупиков и покосившихся курятников. Проблемы, как оказалось, закопаны в землю — сгнившие трубы центрального водопровода каждую зиму рвутся, тогда отключают и воду, и газ.

Частный сектор на левом берегу показался самым благоустроенным — здесь улицы с фонарями, нет тупиков и покосившихся курятников. Проблемы, как оказалось, закопаны в землю — сгнившие трубы центрального водопровода каждую зиму рвутся, тогда отключают и воду, и газ.

Поделиться

Пенсионер Виктор на пару лет переезжал из частного дома в квартиру — там ему не понравилось. «Приходишь вечером домой — ну нечего делать, телевизор смотришь. А здесь постоянно ковыряешься: зимой снег чистишь, летом возишься в огороде. На пенсии постоянно разминаться нужно», — рассуждает он. В его доме из бруса есть газ и центральный водопровод. Единственное неудобство — нет канализации, вместо нее — выгребная яма.

Пенсионер Виктор на пару лет переезжал из частного дома в квартиру — там ему не понравилось. «Приходишь вечером домой — ну нечего делать, телевизор смотришь. А здесь постоянно ковыряешься: зимой снег чистишь, летом возишься в огороде. На пенсии постоянно разминаться нужно», — рассуждает он. В его доме из бруса есть газ и центральный водопровод. Единственное неудобство — нет канализации, вместо нее — выгребная яма.

Поделиться

Бизнесмен Сергей, который догнал корреспондентов НГС.НОВОСТИ на огромном джипе, пожаловался, что проблемы с коммуникациями — единственное, что огорчает его после переезда из квартиры. До этого он 8 лет строил дом «на века», чтобы передать его детям и внукам. Частный сектор нравится бизнесмену за удобную парковку и возможность каждый день париться в бане. «Живем отдельно — у нас тут государство в государстве», — провозгласил он.

Бизнесмен Сергей, который догнал корреспондентов НГС.НОВОСТИ на огромном джипе, пожаловался, что проблемы с коммуникациями — единственное, что огорчает его после переезда из квартиры. До этого он 8 лет строил дом «на века», чтобы передать его детям и внукам. Частный сектор нравится бизнесмену за удобную парковку и возможность каждый день париться в бане. «Живем отдельно — у нас тут государство в государстве», — провозгласил он.

Поделиться

Частный сектор в пойме Каменки удивил своими контрастами. Между тандырными, лагманными и автомойками за Октябрьским рынком рядом с ветхими избами стоят особняки с башнями — в их архитектуре угадывается восточный колорит. На ул. Карла Либкнехта корреспонденты НГС.НОВОСТИ стали свидетелями цыганских похорон — дорогу перегородили машины с тонированными стеклами, а несколько десятков пожилых цыганок утирали слезы, сидя на длинной лавке вдоль забора.

Частный сектор в пойме Каменки удивил своими контрастами. Между тандырными, лагманными и автомойками за Октябрьским рынком рядом с ветхими избами стоят особняки с башнями — в их архитектуре угадывается восточный колорит. На ул. Карла Либкнехта корреспонденты НГС.НОВОСТИ стали свидетелями цыганских похорон — дорогу перегородили машины с тонированными стеклами, а несколько десятков пожилых цыганок утирали слезы, сидя на длинной лавке вдоль забора.

Поделиться

Несколько лет назад Юлия вместе с мужем переехала в дом на ул. Автогенная. Семья продала квартиру на левом берегу и купила под самоотделку 3-этажный кирпичный таунхаус площадью 180 «квадратов». Ремонт обошелся почти в 1 млн руб. Достаток своей семьи собеседница считает средним — чтобы сэкономить, все делали сами. Коммуникации — газ, вода и отопление — зимой обходятся семье в 5 тыс. руб. в месяц, летом — не больше 1 тыс.

Несколько лет назад Юлия вместе с мужем переехала в дом на ул. Автогенная. Семья продала квартиру на левом берегу и купила под самоотделку 3-этажный кирпичный таунхаус площадью 180 «квадратов». Ремонт обошелся почти в 1 млн руб. Достаток своей семьи собеседница считает средним — чтобы сэкономить, все делали сами. Коммуникации — газ, вода и отопление — зимой обходятся семье в 5 тыс. руб. в месяц, летом — не больше 1 тыс.

Поделиться

Юлия выросла в частном доме и всегда мечтала вернуться. Главные плюсы — гараж, 3-метровые потолки и возможность пошуметь с друзьями. Перед покупкой она осмотрела с десяток домов — попадались окна-«бойницы» выше человеческого роста и тесные закутки, риэлторы почему-то называли их «тещина комната».

Юлия выросла в частном доме и всегда мечтала вернуться. Главные плюсы — гараж, 3-метровые потолки и возможность пошуметь с друзьями. Перед покупкой она осмотрела с десяток домов — попадались окна-«бойницы» выше человеческого роста и тесные закутки, риэлторы почему-то называли их «тещина комната».

Поделиться

Рабочий день близился к концу, а переулки частного сектора вдоль ул. Большевистской оставались пустынными. Единственной, кого удалось встретить, оказалась пенсионерка Людмила. Больше 10 лет назад она приехала с семьей из Казахстана, денег хватило на дом в частном секторе, но женщина не жалуется — выращивает в огороде картошку и держит кур. Ее расстраивают только слухи о сносе — переезжать в квартиру совсем не хочется.

Рабочий день близился к концу, а переулки частного сектора вдоль ул. Большевистской оставались пустынными. Единственной, кого удалось встретить, оказалась пенсионерка Людмила. Больше 10 лет назад она приехала с семьей из Казахстана, денег хватило на дом в частном секторе, но женщина не жалуется — выращивает в огороде картошку и держит кур. Ее расстраивают только слухи о сносе — переезжать в квартиру совсем не хочется.

Поделиться

Некоторые дома похожи на неприступные замки. Вместо крепостного рва — бетонные желоба ливневой канализации, а вместо стражи — кровожадные псы. Хозяйка дома ответила в домофон, что не откроет, потому что занята с ребенком. Помолчав пару секунд, она добавила, что вообще-то не может поймать собаку, — изнутри об забор билось нечто весом в пару центнеров.

Некоторые дома похожи на неприступные замки. Вместо крепостного рва — бетонные желоба ливневой канализации, а вместо стражи — кровожадные псы. Хозяйка дома ответила в домофон, что не откроет, потому что занята с ребенком. Помолчав пару секунд, она добавила, что вообще-то не может поймать собаку, — изнутри об забор билось нечто весом в пару центнеров.

Поделиться

Огромный частный сектор за ул. Ипподромская в городе известен как «Шанхай» — за извилистые переулки и многонациональный состав. Юрий живет на ул. Свободы и необъятности не замечает. На работу он ходит в домашних тапочках — собственная мастерская находится во дворе. Другой жизни для себя он не желает — зимой катается на лыжах вокруг дома, а летом мастерит поделки из старых покрышек. «В скворечнике я погибну», — констатировал он.

Огромный частный сектор за ул. Ипподромская в городе известен как «Шанхай» — за извилистые переулки и многонациональный состав. Юрий живет на ул. Свободы и необъятности не замечает. На работу он ходит в домашних тапочках — собственная мастерская находится во дворе. Другой жизни для себя он не желает — зимой катается на лыжах вокруг дома, а летом мастерит поделки из старых покрышек. «В скворечнике я погибну», — констатировал он.

Поделиться

Когда дети женятся, в домах частного сектора появляется пристройка или еще одна стена. Соорудив второе крыльцо, Юрий отделил в своем доме 1951 года постройки полноценную квартиру-студию для сына и его молодой жены. На время ремонта внучку поселили за дверцами шкафа — получилась маленькая, но уютная комната. Ее хозяйка предельно счастлива. «Я живу в гардеробе!» — объявила она.

Когда дети женятся, в домах частного сектора появляется пристройка или еще одна стена. Соорудив второе крыльцо, Юрий отделил в своем доме 1951 года постройки полноценную квартиру-студию для сына и его молодой жены. На время ремонта внучку поселили за дверцами шкафа — получилась маленькая, но уютная комната. Ее хозяйка предельно счастлива. «Я живу в гардеробе!» — объявила она.

Поделиться

Улица с поэтичным названием Большая МОПРа в частном секторе за Ипподромской закончилась обрывом. Недалеко от края ютятся самые ветхие дома — стены у многих покосились, ненужные вещи выкидываются прямо на дорогу. Людмила Константиновна не стала расписывать прелести жизни в частном секторе. «У меня вот окно повело, и подпол весь валится. Хочу благоустроенную квартиру где-нибудь недалеко, чтобы не нужно было пилить, копать и строить — это я уже не могу», — вздохнула она.

Улица с поэтичным названием Большая МОПРа в частном секторе за Ипподромской закончилась обрывом. Недалеко от края ютятся самые ветхие дома — стены у многих покосились, ненужные вещи выкидываются прямо на дорогу. Людмила Константиновна не стала расписывать прелести жизни в частном секторе. «У меня вот окно повело, и подпол весь валится. Хочу благоустроенную квартиру где-нибудь недалеко, чтобы не нужно было пилить, копать и строить — это я уже не могу», — вздохнула она.

Поделиться

Самый типичный частный дом Новосибирска построен из шлакоблоков на цельнолитом фундаменте в 1970–1975 годах, оштукатурен, имеет 2-3 комнаты, кухню, туалет. Стоит на участке 5-6 соток, есть баня и сарай. Купить его можно за 2,5–3 млн руб. — хорошая альтернатива «убитой» двухкомнатной хрущевке, рассказывает руководитель отдела вторичной недвижимости агентства «Жилфонд» Александр Зверев. По его словам, в каждом из районов найдутся новые 3-этажные особняки за 15–20 млн руб. и деревянные развалины 50-х годов постройки за 1 млн руб.

Самый типичный частный дом Новосибирска построен из шлакоблоков на цельнолитом фундаменте в 1970–1975 годах, оштукатурен, имеет 2-3 комнаты, кухню, туалет. Стоит на участке 5-6 соток, есть баня и сарай. Купить его можно за 2,5–3 млн руб. — хорошая альтернатива «убитой» двухкомнатной хрущевке, рассказывает руководитель отдела вторичной недвижимости агентства «Жилфонд» Александр Зверев. По его словам, в каждом из районов найдутся новые 3-этажные особняки за 15–20 млн руб. и деревянные развалины 50-х годов постройки за 1 млн руб.

Поделиться

Риэлтор не сомневается, что частный сектор с узкими улочками и ветхими коммуникациями уходит в прошлое — скоро многоэтажки «выдавят» из города частные дома, а жителей расселят в квартиры. Исчезнут «Шанхай», массив за ул. Сухарная и кварталы за Ленинским рынком вдоль ул. Троллейная. Это подтверждают градостроительные планы — малоэтажная застройка к 2030 году останется на окраине Дзержинского района, на границе Заельцовского парка, в Первомайском и Кировском районах вдоль реки.

Риэлтор не сомневается, что частный сектор с узкими улочками и ветхими коммуникациями уходит в прошлое — скоро многоэтажки «выдавят» из города частные дома, а жителей расселят в квартиры. Исчезнут «Шанхай», массив за ул. Сухарная и кварталы за Ленинским рынком вдоль ул. Троллейная. Это подтверждают градостроительные планы — малоэтажная застройка к 2030 году останется на окраине Дзержинского района, на границе Заельцовского парка, в Первомайском и Кировском районах вдоль реки.

Поделиться

Чтобы осмотреть весь частный сектор в Новосибирске, нужно несколько месяцев — за время, отведенное для подготовки материала, корреспондент НГС.НОВОСТИ успела только убедиться в его необъятности и поразиться контрастам. Одни хозяева строят здесь «дома мечты», другие доживают свой век в покосившихся избах. С соседями они в одинаковых условиях — ездят по разбитым дорогам и смотрят в окно на кольцо многоэтажек, которые подбираются со всех сторон.

Чтобы осмотреть весь частный сектор в Новосибирске, нужно несколько месяцев — за время, отведенное для подготовки материала, корреспондент НГС.НОВОСТИ успела только убедиться в его необъятности и поразиться контрастам. Одни хозяева строят здесь «дома мечты», другие доживают свой век в покосившихся избах. С соседями они в одинаковых условиях — ездят по разбитым дорогам и смотрят в окно на кольцо многоэтажек, которые подбираются со всех сторон.

Поделиться

Дарья Староверова
Фото Александра Ощепкова

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...