7 декабря вторник
СЕЙЧАС -2°С

Возвращение смертной казни

Депутат из Новосибирска предложила разрешить государству убивать людей — чем это обернется, обсудили юрист, частный детектив и жена убийцы 7-летней девочки

Поделиться

Поделиться

Справка: Ганзя Вера Анатольевна родилась в 1959 году, окончила Новосибирский государственный педагогический институт по специальности учитель истории и обществоведения. Член КПРФ, депутат Госдумы от НСО с 2014 года. Г-жа Ганзя поддержала заявление председателя СКР Александра Бастрыкина о том, что смертная казнь должна присутствовать в законодательстве «как гипотетическая возможность ее применения». Фактически мораторий на смертную казнь в РФ начал действовать в 1996 году, после издания президентом Борисом Ельциным указа «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы» от 16 мая. Одним из последних казненных стал Сергей Головкин — серийный убийца и педофил, убивший не менее 11 человек, его расстреляли 2 августа 1996 года.

Вера Ганзя, депутат Государственной Думы: «Я поддерживаю именно отмену моратория. О судебных ошибках все, конечно подумали, а об искалеченных детях — нет. При 100%-ной уверенности в том, что человек виноват, — я только за смертную казнь и от своей позиции не отступлю.

Это несправедливо, право забирать жизнь есть только у Бога и правосудия. По другим преступлениям потолок — 25 лет или пожизненное заключение, этого достаточно. Тем более сейчас власти идут на многое для устранения конкурентов. Те же наркотики могут кому угодно подкинуть нечистоплотные сотрудники органов, выполняя чей-то заказ. Спасение от судебной ошибки в этом случае — суд присяжных, составленный из уважаемых людей».

Владимир Кириллов, координатор общественной организации «Родительский комитет»: «С точки зрения христианина, которым я являюсь, любая жизнь даруется свыше, но для многих лиц с отклонениями лишение свободы не является значимым наказанием. Восстановление смертной казни может стать серьезным психологическим барьером для преступников, например террористов, с точки зрения привлечения внимания. Психологи МВД должны проанализировать: если этот страх остановит преступников — нужно отменять мораторий. Но тут есть сложность — пока не будет повышено качество работы наших спецслужб, и в первую очередь органов МВД, возможно, будут страдать невиновные люди. Когда ловили Чикатило — за его преступления казнили несколько людей (по другой информации — одного. — Н.Г.), а сегодня вероятность такой ошибки еще выше — качество работы следователей существенно снизилось.

Надежда, жена осужденного за изнасилование и убийство 7-летней девочки программиста Александра Сорокина: «Убивать человека — это всегда жутко, я думаю, клин клином вышибать не стоит. Ну повесят его или на электрический стул посадят — и что? Убить или кастрировать — это слишком легкий путь.

Пусть его лучше совесть гложет и снятся все эти кошмары, пусть он видит до конца дней глазенки этого ребенка и как он молит его оставить в покое.

Мне кажется, это намного хуже. А преступления против ребятишек, тем более убийства — это самое страшное. Таких убийц надо изолировать, хоть женщин, хоть мужчин. Конечно, не исключено, что человека подставили или оказался не в том месте не в то время, но надо искать справедливости. Просто полиция и следователи не всегда хотят докопаться до истины».

Анатолий Андикаев, сотрудник детективного агентства ИП Гончар И.Н., бывший работник полиции: «Я тоже за отмену моратория — есть люди, которых уже ничто не исправит, особенно те, кто идет на тяжкие преступления. Смертная казнь должна быть направлена против тех, кого и людьми-то уже назвать нельзя — которые убивают, насилуют детей, терроризмом занимаются, продают героин.

Око за око — если ты убил человека, а тем более несколько, или детей, женщин, — ну не должен такой человек жить. А если погибшие были сотрудниками полиции, ФСБ, кто-то был при исполнении?

Сейчас наука шагнула далеко вперед, качество различных экспертиз существенно выросло — это поможет в установлении виновных и снижает риск ошибки при вынесении приговора».

Кирилл Титаев, ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге: «Я категорически против отмены моратория. Наряду с общегуманными и правовыми соображениями в современной науке есть два важных аргумента: во-первых, распространенный миф о том, что люди боятся жестокого наказания и потому не совершают преступлений, современными криминологическими исследованиями, основанными на статистическом анализе, поставлен под большое сомнение — т.е. рационального смысла убивать людей нет. Во-вторых, почти всегда остается вероятность ложного обвинения. После появления методов анализа ДНК в США были выявлены сотни фактов ложных осуждений, в том числе и там, где преступники были казнены.

То есть — есть ненулевой шанс совершить необратимый поступок, убив невиновного человека. А вероятность такого исхода велика: именно проблемы растления несовершеннолетних и педофилии показывают сложность вопроса.

У детей большие проблемы с восприятием, возможно изобретение вымышленной ситуации, а степень добровольности сексуального взаимодействия и психической адекватности обоих участников в момент события сложно проверить. Поэтому на скамье подсудимых оказываются не только страшные преступники, каковые, безусловно, существуют, но и люди, ставшие жертвами обстоятельств. А существующая в современном российском обществе моральная паника по поводу педофилии нередко заставляет видеть преступление там, где для этого нет никаких оснований. Конечно, это не отменяет противоположной проблемы незащищенности детей от сексуального насилия».

Никита Гиевский

Фото thinkstockphotos.com

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку