24 октября суббота
СЕЙЧАС -1°С

Последнее слово Мозго

Репортаж из суда, где вынесли приговор гаишнику, сбившему насмерть студентку, — он обвинил в ее смерти столб, а жена инспектора описала застолье перед трагедией

Поделиться

Помощница судьи в строгом синем костюме встала со своего места, подошла к стене небольшого зала заседаний и громко трижды постучала по ней. Через несколько секунд дверь в стене открылась и в комнату вошла женщина в черной мантии. Так началось последнее слушание в Ленинском районном суде Новосибирска по самому громкому в городе делу о ДТП. Во вторник, 10 июня, экс-сотруднику ГИБДД Алексею Мозго, автомобиль которого 2 января 2013 года сбил насмерть студентку Нину Шестакову, вынесли приговор. Суд дал ему 4,5 года в колонии-поселении с лишением прав на 2 года и выплатой родным студентки 28 284 руб. за расходы на похороны и 500 тыс. — за моральный вред.

Последнее слово Алексея Мозго было больше похожим на выступление адвоката. «Я хотел бы начать [с того], как возбуждалось данное уголовное дело по статье 264-й. Была изначально дана формулировка «с наездом на пешехода». Как позднее выяснилось в результате экспертиз, никакого наезда на пешехода не было. Есть заключение эксперта, в котором четко сказано, что повреждения потерпевшей не могли наступить в результате дорожно-транспортного происшествия. Позднее следствие изменило формулировку: указало на то, что автомобиль совершил наезд на препятствие — остановочный павильон, который под воздействием автомобиля деформировался и причинил повреждения потерпевшей. Также в заключении эксперта сказано, что смерть наступила в результате удара твердым тупым предметом. Каким именно и где — это не указано. На месте происшествия не были изъяты никакие предметы, не были проведены соответствующие экспертизы, подтверждающие этот факт». Мозго выглядел спокойным, лишь речь его иногда сбивалась — будто он с трудом подбирает слова.

«Также могу сказать, что если кто-нибудь сталкивался с таким или видел, как автомобиль сбивает на большой скорости, какие при этом присутствуют повреждения. Минимум переломы многих конечностей, множественные ушибы. В данном случае имеется только одно повреждение в области виска, и как оно образовано — никем не установлено. Ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного следствия. Также никто из свидетелей в ходе судебного разбирательства не пояснил, что он был очевидцем данного события. Как можно говорить об этом — что дорожно-транспортное происшествие связано с гибелью человека? Я думаю, следственные органы об этом знали, и это было видно — что в данном деле явный факт отсутствия состава преступления, так как не доказана его объективная сторона. А причинно-следственная связь является необходимым признаком материального состава преступления. Тем не менее следствие передало дело в суд для рассмотрения. В суде также подтвердился тот факт, что состав преступления отсутствует. Как говорит наш законодатель, в соответствии со статьей УПК, должен быть вынесен оправдательный приговор».

После короткой паузы бывший гаишник повернулся к маме погибшей студентки Нины: «Я хотел бы принести свои соболезнования потерпевшей Светлане Шестаковой — я искренне вам сочувствую. Также, ваша честь, если вы все-таки признаете меня виновным и будете выносить обвинительный приговор, — чтобы он не был связан с лишением свободы, так как у меня есть семья, которая нуждается. Мое лишение свободы нанесет им страдание, [нарушит] моральное и материальное благополучие. И прежде всего пострадают ни в чем не повинные дети (у Алексея Мозго две дочери. — А.А.)».

Судья Ирина Цыганкова объявила перерыв. Со стороны родственников Нины Шестаковой, выходящих из зала, донеслось: «Что это за чушь собачья?!». Приговор судья читала чуть больше двух часов — пришлось даже объявлять еще один перерыв.

Доводы Мозго суд счел несостоятельными — им противоречили с десяток экспертиз и свидетельских показаний, которые судья монотонно зачитывала. Она признала: да, студентка погибла не под колесами — но ее убил удар сбитого машиной столба, который пришелся в висок.

Около получаса судья посвятила только пересказу свидетельских показаний, которые подтвердили, что за рулем был именно Алексей Мозго, а не его жена Татьяна. Кроме жениха Нины Шестаковой это подтвердили в том числе трое мужчин, которые ехали по встречной полосе в тот вечер и едва не столкнулись с «Хондой» Мозго. Именно Татьяну Мозго сперва пытались обвинить в этом ДТП — по первоначальной версии следственного комитета, она, не имея прав, села за руль, не справилась с управлением и врезалась в остановку. Алексей, который спал рядом, уже после поменялся с ней местами — якобы именно поэтому свидетели видели, как он выходил из-за руля иномарки.

Судья зачитала показания жены Мозго — по версии Татьяны, события развивались так. Вечером 2 января супруги Мозго с детьми приехали к двоюродной сестре Татьяны на ул. Вертковскую. Все, кроме жены гаишника, пили спиртное. Около 10 часов вечера Алексей отправился на улицу — прогреть двигатель машины. Через 20 минут его хватились — выйдя на улицу, компания увидела, что в заведенной иномарке на переднем пассажирском сиденье спит Алексей Мозго. Стоя у машины, компания решила поехать к «Новосибирск Экспоцентру» — «чтобы погулять и сфотографироваться». Татьяна Мозго, как единственная трезвая, села за руль — мужа будить она не стала. На заднем сиденье пили коньяк ее родственники Светлана и Александр — дети остались дома. «Примерно в 22:40 они приехали на Экспоцентр, Светлана, она и Александр вышли из машины, погуляли. Не фотографировались — поскольку фотоаппарат забыли дома», — процитировала Татьяну Мозго судья. После они поехали обратно и попали в ДТП.

Однако показаниям Татьяны Мозго и ее двоюродной сестры суд не поверил, сочтя их попыткой спасти родственника от наказания. Адвокат Шестаковых Алина Новикова по выходу из суда заявила, что после вступления приговора в силу в отношении Татьяны Мозго возобновят доследственную проверку по факту дачи ложных показаний.

Максимальный срок, который грозил Алексею Мозго по ч. 4 ст. 264 УК РФ (нарушение ПДД, повлекшее смерть человека), — 7 лет лишения свободы. В суде прозвучали три смягчающих обстоятельства: отсутствие судимостей, наличие двух детей и попытка возмещения ущерба (Татьяна Мозго в прошлом году передала семье Шестаковых 100 тыс. руб. — А.А.). Шесть месяцев, проведенные в СИЗО с 10 ноября 2013 года, судья зачла в счет наказания.

Обе стороны процесса заявили, что приговор будут обжаловать. Маме студентки, Светлане Шестаковой, он показался слишком мягким.

«Пусть он посидит, подумает», — настаивает она на тюремном заключении Мозго. Самому Алексею вердикт показался несправедливым. На вопрос о том, будет ли он настаивать на оправдательном приговоре, он коротко ответил: «Совершенно верно», а на вопрос об экспертизах парировал: «А вы там видели какие-то доказательства? Внимательно почитайте».

Суд вернул фигурантам дела почти все вещественные доказательства — включая шубу из голубой норки Татьяны Мозго, в которой она была в тот вечер, и саму иномарку «Хонда Цивик», которая все это время стояла в гараже полка ДПС. Не вернули Мозго только самое ценное: пересмотра приговора или отправки в колонию он будет дожидаться в СИЗО. Что для водителей, осужденных на колонию-поселение, уже само по себе считается жестким наказанием — обычно они даже до места лишения свободы добираются самостоятельно.

Александр Агафонов

Фото автора

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!