27 сентября понедельник
СЕЙЧАС +8°С

«Он от мамы уже отвык»

Родители поделили годовалого ребенка с помощью судебных приставов — институт семьи кажется новосибирцам устаревшим

Поделиться

Поделиться

Иван С. (все имена изменены. — А.Н.), житель рабочего поселка Колывань Новосибирской области, 2 месяца не позволял своей сожительнице Алине К. видеться с их совместным 1,5-годовалым сыном. Не помогло даже решение районного суда, который постановил, что ребенок должен быть с матерью. Тогда в дело вмешались судебные приставы. «12 мая было вынесено решение суда, что ребенок должен жить с матерью. 15 мая женщина пришла с этим решением в отдел приставов. В этот же день приставы вместе с женщиной отправились к отцу», — рассказали в пресс-службе областного УФССП.

Поначалу Иван не хотел пускать представителей власти в дом и отдавать сына Алине. На сторону мужчины встала его мать, бабушка ребенка, говорившая, что они очень любят малыша и ни за что его не отдадут. После разъяснительной беседы сопротивление Ивана все-таки удалось сломить, и сына вернули Алине.

В отделе социального обслуживания населения Колыванского района удалось выяснить, что ранее судимый Иван намного старше Алины. Официально зарегистрированного брака у них никогда не было, но отцовство ребенка Иван признал по суду. Совместная жизнь с Алиной не заладилась около полугода назад, потом мужчина забрал ребенка у матери.

Забрав сына, Алина уехала с ним в другой район области.

История Ивана и Алины для Новосибирской области не уникальна. Судебным приставам периодически приходится вмешиваться в личные, на первый взгляд, дела разведенных граждан с детьми. Самый распространенный повод — взыскание алиментов. Но и возвращать детей тоже приходится. Схема обычно одна: родитель (чаще всего отец) забирает отпрыска и увозит подальше от матери. Например, в июне 2012 года приставы разыскали 9-летнюю девочку, которую отец-дальнобойщик прятал полгода. В 2010 году вернули маленького сына женщине из Республики Саха (Якутия): сожитель, биологический отец мальчика, увез его от матери в Новосибирск.

Евгений Терехов, бракоразводный юрист, объяснил, что заставляет красть детей у родных матерей. «Если не было судебного решения, то в том, что мужчина забрал ребенка у своей сожительницы, нет ничего противозаконного. Потому что по закону родители равны, хотя по сути это лишь декларация. На самом деле у матери прав гораздо больше, до 3 лет при разводе ребенок в 99 % случаев остается у матери. Забрать практически нереально, потому что он биологически к ней привязан. Каким бы хорошим отец ни был», — напомнил юрист.

Мнение ребенка, с кем ему хочется жить, начинают учитывать с 10 лет.

Сделать опекуном третье лицо, например бабушку, возможно только при лишении прав обоих родителей. У Ивана с Алиной об этом речи не шло, криминальное прошлое отца — не повод объявить его асоциальным элементом.

Развод родителей 1,5-годовалый ребенок переносит менее болезненно, чем, к примеру, 4-летний. Главное, чтобы в дальнейшем мать не ограничивала общение сына с отцом и не окружала мальчика излишней заботой, боясь, что он пойдет по стопам родителя. «Поведение матери и отца при разводе должно быть понятно ребенку. Тогда это будет менее травматичным. А если вокруг творится что-то страшное, тревожное, что нельзя объяснить, то, конечно, будет шок. Мать просто так пропала, без объяснения причин — кому это понравится? А потом появилась мать, но уже отец куда-то делся…» — посетовала психолог Елена Минина. По ее словам, мальчики всегда отождествляют себя с отцами, поэтому даже если развод был тяжелым для женщины, нельзя напутствовать сына словами: «Папаша твой дурак, а ты весь в него!». Ничего кроме комплексов ребенку это не даст.

Выкладки психологов подтверждают специалисты Новосибирскстата.

По их данным, в 2011 году распалось 5958 браков с одним ребенком и 1403 брака с двумя и более детьми, а в 2013 эти показатели выросли до 6235 и 1676 браков соответственно.

Число внебрачных новорожденных последние годы остается примерно на одном уровне, составляя около 4 тыс. человек в год или около 21 % от общего числа.

Психологи и социологи видят, что общество окончательно ушло от советских установок, когда ребенок был тормозящим фактором развода. Кроме того, растет число так называемых гражданских браков, замечает координатор исследовательских проектов кафедры социологии НГТУ Яна Жандарова. Партнеры не торопятся в загс из-за неуверенности в будущем, из-за дороговизны свадебного гуляния, а некоторые и по идеологическим соображениям — например, не видят разницы между сожительством и законным браком, даже если воспитывают совместного ребенка, или не хотят, чтобы государство вмешивалось в их жизнь, замечает психолог Минина.

Анна Наумцева

Фото thinkstockphotos.com

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...