16 октября суббота
СЕЙЧАС +9°С

«Граница с Китаем станет пустой формальностью»

Путин объявил Китай главным другом России — новосибирские демографы и экономисты рассказали, возможна ли в Сибири новая русско-китайская нация

Поделиться

Поделиться

Сергей Комиссаров, кандидат исторических наук, профессор кафедры востоковедения гуманитарного факультета НГУ: «Поворот на Восток глубоко закономерен. Восточное направление до последнего времени недостаточно развивалось. Такое тесное сотрудничество: о его геополитических выгодах никому говорить не надо — достаточно посмотреть на карту, и все понятно.

Ощущение, что это необходимо, существует и в народе. Я могу судить об этом по популярности изучения китайского языка, которая встречается в России в целом и у нас в Новосибирске. К нам приходит много желающих изучать китайский язык и китайскую культуру в центр языка и культуры Китая в НГУ. Много кого интересует чайная церемония, и ушу продолжают заниматься. Может, не такой ажиотаж, как раньше, но теперь продолжают заниматься люди мотивированные. В Новосибирске есть центр китайской медицины, который предоставляет качественные услуги. Не говоря уж о том, что большая часть товаров сделана в Китае, несмотря на этикетку. В дальнейшем интерес будет только расти.

Да и контроль будет лучше, если они в одном месте. Все, кто бывал в Европе и Америке, знают, что там китайская кухня чуть ли не на каждом шагу — она обычно самая доступная и самая дешевая. Сейчас у нас (в Новосибирске. — М.К.) она достаточно дорогая — пойти в китайский ресторан не каждый может. Если интерес к китайской кухне повысится — их появится больше и они станут дешевле, как во всем мире. Люди смогут покушать больше лапши — это только на пользу. Лучше, чем «Макдоналдс», во всяком случае».

Ольга Чудаева, демограф, научный сотрудник отдела социальных проблем Института экономики и организации промышленного производства СО РАН: «Сейчас китайцы приезжают сюда на заработки, семьями очень мало. Вы часто видите китайцев на улице? А до войны в Новосибирске были целые китайские кварталы. При Сталине их выселили из-за войны с Японией как возможных шпионов. Сейчас ситуация изменилась. В Забайкалье, где проходит граница, миграционная служба настроена против китайцев.

Они скоро столкнутся с тем, что у них старое население (из-за контроля рождаемости в Китае. — М.К.) и пенсия только для госчиновников. Пенсии нет вообще, особенно в сельской местности. Кто будет содержать эту огромную армию людей? По поводу браков (с русскими женщинами. — М.К.) — статистика здесь буквально по пальцам одной руки. Это очень маленькие цифры. Фиктивные браки у них были для удобства ведения бизнеса. Если (в России. — М.К.) продолжится депопуляция, заложенная 90-ми годами, будет мирное замещение населения. У нас это понимают, и есть закон, по которому на приграничной территории иностранцам запрещено иметь недвижимость. Может, наши женщины пытаются с ними смешаться, поскольку у китайцев традиционные семейные ценности. Дружественные отношения между государствами могут способствовать созданию межнациональных семей. На уровне национальных культур противоречия нет».

Дмитрий Фомин, кандидат экономических наук, сотрудник кафедры финансов и налоговой политики НГТУ: «Китай играет в России и Сибири ту же роль, что и во всем мире: это глобальная мастерская, которая благодаря своей массовой дешевой силе и снятию всяких экологических ограничений снабжает мир промышленными товарами. Китай остро нуждается в сырье (желательно дешевом) и рынках сбыта своей продукции. Россия стремится диверсифицировать рынки сбыта своего сырья, снизить свою зависимость от европейского рынка, переориентироваться на азиатский рынок.

Китай рассматривается как основной источник инвестиционных и трудовых ресурсов, необходимых для освоения месторождений Сибири (главным образом Восточной) и Дальнего Востока (в том случае, если сближение России с Китаем в разы усилится. — М.К.) Зависимость Азиатской России от китайских инвестиций и трудовых мигрантов может стать критической. Речь идет даже не о расширении сырьевого сектора России за счет торговли с Китаем, а о создании принципиально новой формы экономического взаимодействия между странами. В нем Россия представлена только территорией — депрессивной и слабо населенной.

Фактический контроль над этой территорией будут осуществлять транснациональные корпорации путем управления финансовыми, материальными и трудовыми потоками. Граница с Китаем станет пустой формальностью.

По сути, речь идет о долговременной концессии. Громадная территория — это, пожалуй, последний ресурс, который остался у России.

Массированной ассимиляции и освоения Сибири китайцами не будет — природа и условия не очень благоприятны для них. Вполне вероятна сезонная миграция, как один из вариантов — вахтовые поселки на месторождениях в сибирской тайге.

Юлия Охорзина, доцент кафедры русского как иностранного и директор НОЦ ТПУ, 3 года прожила в Китае: «Стандартный набор ассоциаций с Китаем — зеленый чай, традиционная медицина, плохое качество товаров и, пожалуй, все. А в реальности квартира рядового новосибирца на 70 % заполнена вещами китайского производства, даже если он и купил это в ИКЕА.

Сблизиться с ним (с Китаем. — М.К.) невозможно. Сближение возможно лишь с равноправным партнером, а Китай считал и считает себя центром мира, срединным государством. С точки зрения китайца его страна — лучшее место на Земле, где было изобретено и создано все. На мой взгляд, активная экспансия противоречит всей истории Китая, а в Россию люди приезжают, чтобы заработать деньги, получить котирующийся диплом вуза, в крайнем случае — жениться. Я не могу себе представить ситуацию реального культурного или ментального сближения. Дело даже не в радикально ином типе языка. Они гораздо более закрыты».

Мария Каргаполова

Фото thinkstockphotos.com

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...