19 сентября воскресенье
СЕЙЧАС +9°С

Маленький мальчик биту нашел

Десятилетний ребенок и его друзья зверски расправились с четырьмя прохожими — они наотмашь били битами взрослых, чтобы ограбить их

Поделиться

Поделиться

В понедельник, 4 ноября, полиция задержала 4 грабителей, которые накануне вечером грабили на ул. Зорге прохожих. Ими оказались дети — воспитанники Областного центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей (он расположен на ул. Зорге, 127а. — А.А.) — самому старшему 16 лет, двоим по 14 лет, младшему 10 лет. По данным полиции, подростки вечером 3 ноября сбежали из центра и на ул. Зорге напали на 29-летнюю женщину — угрожая расправой, забрали сумочку с документами и деньгами.

Следом, буквально не сходя с места, у 21-летнего парня забрали мобильник и часы. Затем двинулись в сторону ул. Громова, где на остановке напали на 14-летнего школьника: его оглушили ударом биты по голове, а после пинали — добычей стали два куска торта и мелочь, найденная в карманах. Мальчик оказался в больнице, где находится до сих пор в тяжелом состоянии.

В Следственном управлении СК РФ по НСО возбудили уголовное дело по ч. 4 ст. 162 УК РФ (разбой, совершенный группой лиц с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего). Роль каждого из грабителей в СК уточнить не смогли, так как следствие только началось.

Олег Н., ставший четвертой жертвой разбойников, рассказал: в одиннадцатом часу вечера он припарковался возле дома на ул. Зорге и открыл дверь авто. Что было дальше — не помнит: его отключили одним ударом чем-то тяжелым по голове сзади, после чего забрали наличные деньги — около 5 тыс. руб. На вопрос о том, какого наказания он хотел бы для юных грабителей, Олег мрачно попросил: «Никакого, просто дайте мне с ними с глазу на глаз… побеседовать». Ограбив четверых прохожих, подростки вернулись обратно в центр — их пожурили за ночное возвращение, однако запустили и отправили спать, наметив на утро воспитательную беседу. Утром их уже забрали из постели сотрудники уголовного розыска.

По закону, самый младший, 10-летний школьник, наказания избежит — уголовная ответственность наступает только с 14 лет. Максимум — суд может отправить его на месяц в ЦВИНП (Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей): заведение, крайне похожее на тюрьму, в котором жесткие порядки и принудительно-воспитательная программа реабилитации.

Старшим светит, скорее всего, спецучилище закрытого типа. 16-летний Руслан, вероятно, попадет в воспитательную колонию, так как имеет непогашенные 2 года условно за вымогательство. УК РФ за групповой разбой предусматривает не меньше 8 лет лишения свободы.

Педагоги дали емкую характеристику на всех четверых: сложные дети, все были замечены в курении, а старшие — в распитии алкоголя и токсикомании. Успехи в школе — ниже среднего, зато сильная тяга к бродяжничеству. Самый старший, 16-летний Руслан, попал в центр после того, как его мать лишили родительских прав, а родной отец от него отказался, написав заявление, что не справляется с сыном.

«Склонен к проявлению жестокости», — вспомнили воспитатели, добавив к описанию лидерские черты и страх, который Руслан вызывал у остальных детей, — несмотря на частые конфликты, на него ни разу не жаловались. Отлична лишь история самого младшего, 10-летнего Вани Г. (имя изменено. — А.А.). Его отправили в центр на время следствия над мамой, которую подозревают в избиении сына. Если суд решит, что она виновна, мальчик отправится в детдом.

Экскурсия по центру, где жили юные разбойники, произвела на автора впечатление. В капитально переделанном детском садике с коваными перилами и дорогой плиткой живут несколько десятков детей. Картина разительно отличается от среднестатистического детского дома — больше он походит на современную частную школу.

Нет ограничения передвижений, есть свободное время, которое можно проводить где угодно, вплоть до компьютерного класса с доступом к соцсетям и играм, а также «вольности» вроде разрешения пользоваться мобильными телефонами. Это место — своеобразное «чистилище», из которого или возвращаются после курса коррекции обратно к родителям, или попадают в приемную семью, редко — в детдом.

«Такие условия — зачем убегать?» — с горечью заметила Ирина Раратюк, руководящий сотрудник министерства социального развития НСО. Причина, впрочем, веская: дети бегут не «откуда», а «куда» — их тянет обратно к дому, родным или знакомым. В этом году воспитанники (в основном одни и те же. — А.А.) уходили 62 раза. Двое из разбойного квартета, к слову, в последний раз сбежали 25 октября — и с тех пор они лишь иногда тайком пробирались в столовую на обед, а после снова исчезали.

Начальник инспекции по делам несовершеннолетних УВД Новосибирска Ирина Радченко назвала воскресный разбой типично подростковым. «Неквалифицированное преступление без четкого плана. Они сбежали, чтобы купить сигарет, по дороге решили поиграть в автоматы. Денег ни у кого не было — поэтому пошли грабить», — пояснила она мотивацию юных разбойников. За 10 месяцев 2013 года дети совершили около 500 правонарушений, среди которых 11 особо тяжких (к ним относятся, например, убийства или изнасилования), 95 грабежей и 14 разбоев. Групповых преступлений — почти четверть, 92 факта на 130 участников. Самый юный убийца, вспомнила Ирина Радченко, несколько лет назад был пойман в Чистоозерном районе. Два брата 8 и 10 лет зарезали соседского 4-летнего мальчика — просто так. После чего утопили его в болоте и шокировали взрослых душераздирающими подробностями: «Он рассказывал все это взахлеб, не понимая. Как будто машинку разобрали, чтобы посмотреть, что там».

Система исправления юных преступников многоступенчатая: до 11 лет их отправляют в спецшколы (ближайшая — в Омске), после — в спецпрофтехучилище (расположено в Каргате, но детей из НСО стараются увозить в другие регионы для профилактики побегов). И то, и другое — режимные заведения с решетками на окнах, но мягким режимом пребывания. Директор каргатского СПТУ Валерий Антонюк рассказал: у него учатся и насильники, и разбойники, которым еще нет 18.

«Статьи становятся тяжелее — раньше было много краж, а сейчас — угроз убийством, изнасилований и грабежей», — отметил он.

Собеседник также пожаловался: по закону к подросткам нельзя применять силу, спецсредства и даже ограничение свободы в штрафном изоляторе. Подростки, чувствуя безнаказанность, ведут себя соответствующе — они не только грубят учителям, но и время от времени на них нападают.

Уголовный кодекс РФ слеп при рассмотрении преступлений, совершенных детьми. «Ответственность наступает только с 14 лет — и то не за все, только определенный перечень преступлений. И понижать возраст ответственности законодатели не торопятся, так как сейчас идет обратный процесс — гуманизация наказаний», — прокомментировал общероссийскую тенденцию адвокат Павел Яровой. Тем не менее, считает собеседник, по тяжким видам преступлений было бы уместно снизить возрастной ценз до 12 лет, ужесточив параллельно наказание для родителей юного преступника.

Александр Агафонов

Фото thinkstockphotos.com

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...