14 июня понедельник
СЕЙЧАС +15°С

«Они вышвырнули нас, как пакет с мусором»

Роддом отправил беременную мертвым ребенком женщину в другую больницу через весь город — она попала в реанимацию и больше не хочет иметь детей

Поделиться

Поделиться

Вторая беременность 36-летней Марии К., сотрудницы одного из детских учреждений поселка Кольцово, закончилась трагически. Два года назад, 8 ноября 2010 года, когда срок перевалил за 7 месяцев, она почувствовала острую боль в животе и обратилась к гинекологу в местной поликлинике. Врач заподозрила смерть плода, и дала пациентке направление на УЗИ в ближайший роддом № 7 в Первомайском районе. Когда муж привез женщину в отделение, ультразвук подтвердил опасения гинеколога — сердце ребенка уже не билось. «Из кабинета УЗИ она вышла в холл, туда же вышел заместитель главного врача больницы, — вспоминает мать Марии К., Надежда Быкова.

Вы на машине? Тогда езжайте в свою поликлинику, берите направление в больницу по месту жительства на плановые роды». Из роддома Мария К. в машине с матерью и мужем поехала обратно в поликлинику Кольцово — за направлением на операцию. По дороге у женщины начались боли — ее пришлось уложить на заднее сиденье, вспоминает мать. Гинеколог поликлиники удивилась, что пациентку привезли обратно, но, узнав диагноз, вызвала ей «скорую».

На операционном столе в районной больнице Краснообска (к ней женщина относилась по месту жительства), Мария К. оказалась спустя 2 часа после УЗИ в роддоме. Там ей стимулировали роды — операция была тяжелой и продолжалась почти 12 часов. Мария потеряла много крови и трое суток была в реанимации. Экспертиза показала — смерть ребенка наступила из-за асфиксии (удушение пуповиной).

«Никто не обвиняет роддом в том, что ребенок оказался мертвым, и в том, что они причинили вред здоровью [роженицы], вопрос другой — ей не оказали медицинскую помощь, не проверили, что нет угрозы жизни», — объясняет адвокат Марии Павел Яровой. По его словам, достаточно было простого анализа крови, который показал бы, что в организме не началось воспаление из-за наличия мертвых тканей. Только после этого пациентку можно было отправить в другую больницу — обязательно на «скорой» и под наблюдением медика.

«Они просто констатировали факт [смерти ребенка] и вышвырнули нас, как пакет с мусором», — добавляет мать пациентки.

На заседании 22 февраля суд Первомайского района принял сторону пациентки. В решении говорится, что роддом не имел права отказывать женщине в медицинской помощи — отослав пациентку в другую больницу, врачи поставили под угрозу ее жизнь и нанесли моральный вред. Суд также установил, что поведение медиков не имело последствий для здоровья пациентки, поэтому иск удовлетворили частично — роддом № 7 обязан выплатить 50 тыс. руб., а не миллион, как требовала Мария К.

Главная ошибка врача, который принимал пациентку, — неправильно оформленные документы, считает директор «Центра медико-страхового права» Юлия Стибикина, которая представляла в суде интересы роддома. «Если женщина согласилась ехать с мужем, он [врач] должен был взять мотивированный отказ от транспортировки каретой скорой помощи», — поясняет она.

По ее словам, врачи роддома не взялись оперировать сразу же, потому что пациентка в этом не нуждалась — схватки начались только спустя 2,5 часа после того, как женщину уложили на операционный стол в больнице в Краснообске.

К тому же, продолжает г-жа Стибикина, в то время действовал приказ мэрии № 346 от 17.06.2005, по которому роддом не был обязан оказывать плановую медпомощь пациентам не по месту жительства.

Положение закона об обязательном медицинском страховании, позволяющее по полису получать медицинскую помощь в любой больнице вступило в силу только с 1 января 2011 года.

Главный акушер-гинеколог Новосибирска Нелли Агамян назвала ошибкой поведение врача — он не оценил угрозу жизни. «Не надо было спрашивать — на машине или нет. Срочно вызвать «скорую» и отправить в больницу», — объясняет она. Этот специалист уже не работает в больнице, сообщил главный врач роддома № 7 Виктор Греф. Комментировать конфликт он отказался, сославшись на то, что в 2010 году возглавлял другое медицинское учреждение.

Г-н Греф подтвердил, что считает правильным порядок, при котором родильные дома в первую очередь оказывают помощь женщинам из близлежащих районов, а пациенток без экстренных показаний могут направить в другую больницу. Если дать пациенткам полную свободу выбора, нагрузка распределится неравномерно. «Тогда есть риск, что жительница Первомайского района, которая живет под окнами роддома, родит на улице Выборная в машине скорой помощи», — рассуждает главврач.

Руководитель фонда «Здравоохранение — детям» и полпред уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка в Сибири Дарья Макарова заявила, что с подобными случаями — когда роддом отказывался принять беременную с погибшим ребенком — ей сталкиваться не приходилось. Поведение врачей роддома она назвала «вопиющим с точки зрения простой человечности», но признала, что пациенты часто становятся заложниками собственной правовой безграмотности.

Адвокат Павел Яровой заявил, что сумма компенсации устраивает его клиентку. Юлия Стибикина, в свою очередь, сообщила, что еще в начале процесса роддом был готов выплатить пострадавшей пациентке 30 тыс. руб. — она отказалась.

Мать Марии К. объяснила, что дочери важны были не деньги, а то, что суд признал неправомерность того, как действовали врачи. Рассчитывать на серьезную компенсацию от государственного роддома вообще не имело смысла, поделился источник из сферы здравоохранения, пожелавший сохранить анонимность. По его данным, в подобных процессах судьи почти всегда учитывают, что бюджетные возможности больниц ограничены, и назначают самую минимальную сумму, чтобы сделать ее «подъемной» для учреждения.

Адвокат Геннадий Шишебаров, изучив решение суда, счел компенсацию в 50 тыс. обоснованной: судья принял во внимание, что врач не отправил женщину на общественном транспорте и не нанес прямого вреда ее здоровью, полагает он. «Общая тенденция у нас в стране такова — размер компенсаций морального вреда повышается, пусть и очень медленно, — рассуждает г-н Шишебаров. — Я вас уверяю, года 3-4 назад за это бы взыскали всего 15–20 тыс., сейчас 50 — это уже какой-то прогресс».

Дарья Староверова

Фото thinkstockphotos.com

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...