20 октября среда
СЕЙЧАС -1°С

«Запреты — это крик о помощи»

Священник, депутат и кинопрокатчик обсудили, что в России необходимо запретить: секс, гомосексуализм, курение, алкоголь, а также иностранные фильмы

Поделиться

Поделиться

Справка: В декабре 2012 года вице-спикер Госдумы единоросс Сергей Железняк предложил законопроект, по которому не менее 20 % сеансов должно быть отдано российским фильмам. В феврале 2013 года депутат от ЛДПР Дмитрий Литвинцев предложил более радикальный законопроект: отдать 80 % сеансов российским фильмам; отказывать в прокате фильмам, содержащим сцены курения, сексуального насилия, инцеста, детской жестокости и т.п.

Артем Скатов, депутат Заксобрания: «Пока это только предложение, и к тому, что оно будет принято, предпосылок не очень много. Свою позицию (я — за квоты) я сформировал на основе общения с моим товарищем режиссером Владимиром Эйснером. Отечественное производство за последние 20 лет пошло на убыль. Логично ему помогать — и этой помощью могли бы стать квоты. Не думаю, что с введением квот станет больше хороших фильмов, но здесь чисто прагматический интерес — чтобы деньги оставались у нас в стране. У нас есть хорошие фильмы, которые не доходят до экрана, потому что менее раскручены, чем иностранные (привести примеры господин Скатов затруднился. — Е.П.).

Сейчас, чтобы провести митинг или шествие, нужно серьезно повозиться с бумажками, и если власть захочет отказать — у нее есть для этого инструменты. Во-вторых, дал бы больше возможностей органам законодательной власти. Вообще есть ощущение, что обсуждение важных проблем, таких как ЖКХ или градостроительство, подменяется менее важными — вроде мест для курения или кинематографа. Что последние запреты призваны просто замылить глаза общественности, отвлечь от более серьезных проблем, которые власть решать не готова. То же самое — со свободой вообще. Мы должны говорить о свободе в политической жизни, свободе СМИ, а не о свободе распространения алкоголизма или курения».

Галым Саинов, коммерческий директор сети кинотеатров Art&Science Cinema Distribution: «Ограничения на прокат иностранного кино были бы в корне неправильны. Человек вправе сам определять, что ему смотреть, достаточно того, что фильмам выдается прокатное удостоверение Минкультуры и есть возрастные ограничения. К чему это приведет? Будем, как при железном занавесе, меньше видеть, меньше знать. Понятно, что при квотах кинотеатры будут показывать только самые прибыльные блокбастеры, а душевные иностранные фильмы на экраны просто не попадут. И вообще делить на «русское» и «иностранное» кино — абсурд. Иностранное кино — это ведь и американское, и армянское, и какое угодно.

Я согласен с тем, что нужно ограничивать вещи, которые могут разрушить личность ребенка: педофилия, пропаганда самоубийства и т.д. Но это и так ограничено. А взрослому человеку запрещать бессмысленно. Хотя с запретом на курение я, например, согласен.

А вот что касается алкоголя за рулем — лучше бы оставили маленький промилле. В целом я пока не чувствую слишком большого давления запретов. Но я бы хотел, чтобы вероисповедание было более свободным, потому что есть некоторое навязывание. Я не против религий, но мне кажется странным, что все раньше были атеистами, а теперь обязательно либо православные, либо мусульмане. Не согласен, что наши люди не могут жить на свободе: люди не дураки, и мы — не третий мир».

Алексей Денисюк, общественный активист, организатор митингов пенсионеров за безлимитный проезд: «Я поддерживаю идею квот. Сейчас по телевизору только иностранные фильмы, а там одно насилие, секс и ничего более. А наши отечественные фильмы, особенно советские, вообще не показывают.

Было бы хорошо, если бы запретили все сайты, которые пропагандируют секс.

Те же порносайты абсолютно доступны, и дети их смотрят, наверное, даже в школе. И по телевизору тоже показывают эту дрянь. Что касается свобод, то их ограничивают новые законы о публичных мероприятиях. В идеале должно быть так: подаешь уведомление и проводишь публичное мероприятие в любом месте. Полагаю, что ограничения на массовые мероприятия — это закручивание гаек после протестов. А вот запрет на курение — это влияние общественного мнения, и я его поддерживаю».

Александр Реморов, настоятель храма в честь иконы Пресвятой Богородицы Казанской: «Путин в обращении к Госдуме уже сказал: очень важны духовные скрепы. А для духовного нужно немножко приподнять человека над землей, чтобы человек был похож на человека, а не животное. Если мы возьмем самый хороший «Мерседес» и не накачаем шины — он не поедет. Так и с человеком. И ограничения — когда они относятся, например, к безнравственным фильмам, где кровь льется рекой, или к однополым бракам, — означают просто: это то, чего не должен делать человек, если хочет жить и быть счастливым.

У нас практически нет духовного воспитания, православную культуру в школы не допускают. Запреты, которые сейчас пытаются ввести, — это крик о помощи. Я понимаю их так: государство заботится о своих гражданах, о своем выживании.

Но нужно нравственное воспитание в школе, а без него законы не помогут. Например, у нас много законов о коррупции. А работают ли они? Знаете, у нас в церкви есть хорошее выражение: «За монастырские стены от себя не спрячешься». Все запреты должны идти изнутри. Следовали бы мы десяти заповедям — все было бы хорошо. Но если запрещать — то в первую очередь пропаганду разврата. Разрешить надо, прежде всего, преподавать православную культуру в школе, чтобы была нравственная закваска у детей. А у нас всеми силами пытаются ее затереть на местах».

Сергей Куликов, доцент кафедры всеобщей истории НГУ: «С одной стороны, есть положительный опыт Франции в области квотирования иностранного кино. С другой стороны, подходить к этому вопросу надо очень продуманно.

Я — точно противник свободной продажи оружия. И мне кажутся разумными запреты, которые уже приняты, на курение и ночную продажу алкоголя.

Каких бы я хотел запретов? Мне кажется, и так обложили — сплошные табу. А вот что бы разрешить? Мы — традиционное общество, а у традиционных обществ всегда много запретов. Мы определенно придерживаемся традиционных ценностей в сексуальном отношении и очень осторожно относимся ко всему, что может усугубить наши проблемы со здоровьем и преступностью. Поэтому, например, легализацию легких наркотиков, как на Западе, общество у нас не поймет. Есть ощущение, что наше общество не приемлет ограничения, компромиссы, тонкости, — предпочитая тотальный запрет или тотальное разрешение. А такой подход проблему только усугубляет. Связано это с тем, что правовое самосознание у нас исторически складывалось, мягко говоря, не очень».

Елена Полякова

Фото thinkstockphotos.com

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...