1 декабря среда

Закон сохранения хрущоб

Чтобы оставить в неприкосновенности дряхлые пятиэтажки и прогнившие трубы, Академгородок готов стать памятником культурного наследия

Поделиться

Поделиться

Идея придать Академгородку статус культурного наследия появилась в 2006 году — после того, как президиум СО РАН принял решение о строительстве в Верхней зоне Академгородка жилья, нового корпуса НГУ и технопарка. Группа жителей Академгородка выступила против вырубки под строительство, сочтя ее противоречащей концепции научного центра (задуманного основателем Михаилом Лаврентьевым как городок, вписанный в почти девственный лес). Конфликт сопровождался пикетами, митингами, голодовками, сбором подписей, обращениями во все инстанции (от ЮНЕСКО до Президента РФ) и взаимными судебными исками застройщиков и общественников.

Все это время требование признать Верхнюю зону объектом культурного наследия проходило через бюрократические перипетии, получая отказы. Но в январе 2013 года Министерство культуры РФ (по результатам историко-культурной экспертизы, проведенной томским ОАО «Сибспецпроектреставрация») рекомендовало правительству НСО придать Верхней зоне статус объекта культурного наследия, включив ее в реестр достопримечательных мест регионального значения. У правительства области есть год на принятие решения.

Начальник управления по госохране объектов культурного наследия НСО Александр Кошелев объясняет: для каждого объекта культурного наследия предметы охраны прорабатываются индивидуально. Означает ли статус, что в Верхней зоне нельзя будет сносить хрущевки? «Если хрущевки будут признаны предметами охраны, то сносить их нельзя, — отвечает господин Кошелев. — Но в экспертизе такого нет. Есть ограничения по параметрам строящихся объектов — они не должны превышать высоту растительности, их окружающей.

В любом случае, если такое решение будет принято, оно будет означать существенные ограничения».

Из близких к Верхней зоне по площади объектов, признанных культурным наследием (или претендующих на такой статус), господин Кошелев навскидку назвал исторический центр Ярославля, а в НСО — поселка Сузун. Объектов застройки 1960-х годов Александр Кошелев вспомнить не смог: «Насколько мне известно, ни один из многочисленных научных городков такого статуса не имеет».

Впрочем, суть конфликта заключается как раз в том, что Академгородок старожилы считают неповторимым. «Его градостроительная концепция уникальна, — объясняет Наталья Шамина, один из лидеров инициативной группы «зеленых». — Впервые применена диффузная застройка — кварталы перемежаются лесом.

И этот эксперимент сосуществования человека и природы оказался успешным, говорю как биолог. Здесь обитают те же виды флоры и фауны, что и до застройки. Кроме крупных позвоночных — лоси перестали заходить».

Кроме экологического аспекта есть и социальный. «В Академгородке говорят не просто «поехать в город», как принято повсеместно, но даже — «поехать в Новосибирск», начисто отстраняясь, обосабливаясь», — приметил в сборнике «Карта Родины» публицист Петр Вайль. Обособление есть даже внутри городка: исторически Верхняя зона предназначалась для ученых, а микрорайоны «Щ» и «Д» — для строителей домов для ученых (поэтому некоторые жители «Щ» в шутку называют его «гетто»).

Протесты общественников затрагивают не только вырубку, но и то, что этот принцип «фейс-контроля» нарушается свободной продажей части квартир в новых домах.

Наталья Шамина считает, что потребности в новом жилье нет, потому что «количество институтов не изменилось, а количество их сотрудников сокращается». «Ученому не к лицу элитное жилье. Я считаю сохранение хрущевок залогом того, что в Академгородке останутся именно ученые, — поясняет госпожа Шамина. — Пусть будут капремонт, реконструкция, даже строительство новых домов на месте старых, — но не большей площади и этажности. Если люди хотят квартиру побольше, пусть селятся в «Щ».

Это радикальная позиция, есть и более умеренные. «Я за придание статуса. Но понимаю под ним не запрет строительства, а возведение более комфортабельных строений с полным сохранением архитектурного замысла Лаврентьева», — комментирует академик Владимир Накоряков.

Николай Завадский, директор некоммерческого партнерства «Академжилстрой-1» (застройщик микрорайона на Коптюга), не спорит с тем, что Академгородок — культурное наследие: «Но мы, наверное, понимаем под этим разные вещи. Я считаю, что нужно сохранять общий подход, заложенный Лаврентьевым: жилье должно быть приближено к зеленой зоне и работе, должны быть созданы все условия для комфортного занятия наукой. Старые хрущевки комфортными условиями не являются». По свидетельству господина Завадского, в коммерческую продажу пошло 12 % нового жилья на Коптюга, остальное продано по льготным ценам 500 семьям сотрудников СО РАН.

Министр культуры НСО Наталья Ярославцева опасается, что статус культурного наследия заморозит развитие Академгородка: «Мы все любим Городок… Но придание ему статуса культурного наследия смущает меня тем, что для таких объектов очень трудно решать любые вопросы.

А Академгородок хочет одновременно, чтобы его и признали культурным наследием, и чтобы его развивали, в него вкладывали. Это немножко напоминает собаку на сене. Для меня культурное наследие Академгородка — это природа, наука, культура его людей, но не материальная культура в виде старых зданий».

Елена Полякова

Фото thinkstockphotos.com

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку