23 января воскресенье
СЕЙЧАС -19°С

Картина маслом

Новосибирская художница рассказала, почему дома ее работы называют «мазня», а в Нью-Йорке дают высшие награды

Поделиться

Поделиться

На тех, кто употребляет вульгарное словечко «мазня», Вероника Петухова не обижается. «Это честная эмоция. Я, как и любой художник, пишу картины, чтобы вызывать эмоции у людей. Художники, конечно, так не говорят», — иронизирует Вероника и с сожалением констатирует, что таков уж «культурный» уровень и отношение в Новосибирске к современным художникам. Столица Сибири плохо образована в плане изобразительного искусства и очень консервативна. В отличие, например, от западной публики, где картины Вероники Петуховой уже дважды вызывали бурную реакцию и у посетителей выставок, и у экспертов.

Она рисовала с детства, но лет 15 назад решила, что надо заканчивать писать «для себя», надо учиться, и пошла в новосибирскую студию «Колорит» при Союзе художников России под руководством Валерия Нестерова. Толчок получился мощным, и за последние годы Вероника создала более 500 полотен. Правда, как признается художница, прожить на деньги, вырученные от продажи картин, в Новосибирске невозможно.

«Если ты не член Союза художников, то выставить свои работы очень трудно. Я начала выставлять свои картины в интернете. Видимо, там американские искусствоведы их и увидели и оценили», — чувствуется, что Веронике приятно это признание, только вот осчастливить своим появлением манхэттенскую публику на вручении награды она не смогла. Слишком дорогой оказалась эта поездка.

Поделиться

Веронике удавалось продавать в Новосибирске свои работы и за 10 тысяч, и 15, и 18, но это эпизоды. Рынок искусства в Сибири выглядит как знаменитая картина Архипа Ивановича Куинджи «Степь» — едва зеленеющая равнина, скрывающаяся за мутным горизонтом.

Руководитель проекта «Сибирские арт-сезоны» Виктория Прокопьева едва ли не в одиночку пытается знакомить публику с работами современных сибирских художников. Увы, но почитатели находятся в основном за рубежом: в Южной Корее, Китае, Европе, Америке. В Новосибирске, по словам Виктории, коллекционеров единицы. Однако существует стихийный арт-базар в переходе метро «Красный проспект», и, видимо, он востребован. В основном там продают то, что живописью называть нельзя, хотя есть тонкость. И в переходе метро, и маленьких сувенирных лавках, и в галереях часто продаются наброски, этюды и небольшие работы талантливых новосибирских художников. За копейки, даже по меркам Новосибирска.

Еще одна категория покупателей живописи — это те, кого в мастерские художников и салоны приводят дизайнеры интерьеров. И их, кажется, художники и искусствоведы не любят. Дизайнер говорит, что вот эта «картинка» хорошо бы смотрелась в интерьере, и люди выкладывают деньги, но не за художественную ценность полотна и творческие муки автора, а за открытку, которая будет удачно сочетаться со шторами.

Поделиться

Но чтобы отличить руку художника от работ копировальщиков-рисовальщиков, человек должен обладать маломальскими познаниями в изобразительном искусстве, считает Виктория Прокопьева.

«Наши люди предпочитают покупать понятные простые картины. Как телепрограммы. Все уже разжевано, по полочкам разложено, и думать над этим не надо. Непонятное и новое вызывает раздражение. Я часто слышу, как образованные интеллигентные люди называют некоторые картины, которые висят у меня дома, мазней. А эти работы с художественной точки зрения очень хорошие. Надо объяснять людям, что — искусство, а что нет. Они должны ходить на выставки и читать книги», — рассказывает Виктория Прокопьева.

Замдиректора по научной работе Новосибирского государственного художественного музея Александр Клушин поведал, что ежегодно через их выставочные залы проходит более 150 тысяч человек.

Но в городе, по его мнению, не хватает ни площадей для проведения выставок современного искусства, ни фигур, которые могли бы развивать это направление. В результате, как показал печальный опыт выставки «Родина», город плохо понимает и не принимает новую живопись. И эта ситуация для России не нова: «Возьмите живопись передвижников. Что, казалось бы, может быть ближе, роднее и понятнее. Но в свое время их появление тоже сопровождалось скандалами. Их тоже ругали и за выбор тем и сюжетов. Окончательные точки в искусстве всегда расставляет время. То, что сегодня авангардизм, когда-нибудь может стать классикой».

Больше всего, по наблюдениям Александра Клушина, новосибирцев, да и всех россиян привлекает живопись, похожая на банальные фотографии. Как пример — работы Никаса Сафронова.

В любви людей к реализму Александр Клушин ничего страшного не видит. Это направление не так просто, как считают некоторые. В нем тоже есть свой язык, свои символы и подтексты. Наряду с бедой в образовании, где государство, по мнению Александра Клушина, идет по пути воспитания безграмотного, а следовательно, легко управляемого народа, свою лепту в развал искусства вносят и российские богачи. «Люди богатые не просвещены, не патриотичны и не любят народ. Они не понимают, что надо помогать людям искусства, потому что яхта в порту Ниццы все равно сгниет, а фамилия мецената, который помог вырасти таланту, будет вечно стоять рядом с именем художника», — считает Александр Клушин.

Сергей Стюард

Фото veronika.arts.in.ua (1, 3), vedomosti.sfo.ru (2)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter