4 декабря суббота
СЕЙЧАС -3°С

Самый гуманный суд в мире

Количество заключенных в новосибирских тюрьмах стремительно падает, больше половины преступников остаются на свободе

Поделиться

Поделиться

В пресс-службе ГУФСИН НСО сообщили, что по итогам первого полугодия 2012 года в исправительных учреждениях и следственных изоляторах города и области содержится 19 тыс. подозреваемых, обвиняемых и осужденных, что на 2,5 тыс. человек меньше аналогичного периода 2011 года. Статистика показывает, что количество спецконтингента (профессиональный термин, синоним слова «заключенные». — М.В.) снижается уже пятый год:

Пресс-секретарь ГУФСИН НСО Денис Винокуров объяснил, что снижение количества заключенных связано с судебной практикой. По его словам, началась гуманизация, которую предложил президент и поддержало правительство.

«Началось глобальное реформирование всей нашей системы. Основная идея реформ состоит в том, чтобы отказаться от советской лагерной системы и перейти к европейской тюремной системе.

Если совсем плохо — тогда тюремный срок. Если легкие преступления, особенно неумышленные, — вообще без лишения свободы. Либо колония-поселение.

Причем тюрьма — это когда сидят 2–3 человека в камере. Не так, как у нас в лагерях, где заключенные ходят тысячами и «варятся» во всем этом. Представьте себе, попадает человек первый раз в лагерь, а там сидит «бывалый» с десятью «ходками». Речи об исправлении, по сути, никакой не идет. Тюрьма же позволяет изолировать по камерам отдельные категории», — рассказывает Денис Винокуров.

По словам г-на Винокурова, первым делом был реформирован Уголовный кодекс — начиная с 2009 года, санкции по ряду преступлений стали значительно мягче. «В Новосибирской области почти 60 % приговоров по статьям Уголовного кодекса идет без лишения свободы. Раньше этот процент был намного меньше», — отметил представитель ГУФСИН.

Адвокат «Первой коллегии адвокатов» Ярослав Левин констатирует, что при первой судимости и при наличии смягчающих обстоятельств (например, если виновник все возместил потерпевшим) по преступлениям небольшой и средней тяжести суды стараются выносить приговоры, не связанные с реальным лишением свободы. При этом, судя по опыту адвоката, только около 30 % подозреваемых осознают свои обязанности перед потерпевшими и готовы возместить ущерб.

«Есть ряд статей УК РФ, где реальное лишение свободы не совсем уместно. Например, статья 264 — ДТП с пострадавшими и погибшими. Я думаю, что в таких случаях вполне логично ограничиться условным сроком, особенно если виновник попал под суд в первый раз и выполняет все финансовые претензии пострадавших.

Исключение составляют водители, покинувшие место ДТП — тут справедлив не только реальный срок, но и мера пресечения в виде заключения под стражу. Колония в любом случае портит человека — и образ мышления, и здоровье. Не стоит думать, что условный срок — это аналог отсутствия наказания. Наличие любой судимости — это невозможность устроиться на престижную работу, проблемы с получением кредитов и пр.», — рассуждает эксперт.

Денис Винокуров рассказал, как живут заключенные в колониях области. «В колониях камер нет, там отрядная система. В отряде по 200–300 человек есть один начальник отряда. Живут заключенные в больших помещениях казарменного типа. Есть определенный распорядок дня, который необходимо выполнять. Утром построение, затем зарядка, снова построение, завтрак, построение, разделение на бригады — и в производственную зону. Затем обычный восьмичасовой рабочий день. В каждой колонии есть производство. В женских — швейное, в мужских — металлообработка и производство мебели. Мы работаем с контрагентами. Это, как правило, небольшие новосибирские предприятия и частные предприниматели. Они арендуют у нас площади и рабочую силу. Предприниматель завозит в цех оборудование, и осужденные работают на нем, получая зарплату на счет — наличные в колонии запрещены.

По факту на данный момент трудоустроено лишь 12 % осужденных, остальные приходят в отряды и целый день «плюют в потолок», — признается представитель ГУФСИН.

Доцент кафедры социологии НГТУ, к.с.н. Вера Шурбе убеждена, что гуманизация судебной системы — это правильная стратегия: «Мы с начала 2000-х годов фиксируем высокий уровень криминализации сознания. Исследования проводились в 2003 и 2007 годах преимущественно среди молодежи. Люди потенциально готовы совершить преступления и легко оправдывают эти деяния у других людей. Речь идет о таких преступлениях, как мошенничество, проституция, мелкое воровство. Из-за того, что в обществе велик процент лояльных к преступному образу жизни, политика ужесточения наказания вряд ли имела бы успех».

По мнению социолога, обществу необходимо развитие общественной инициативы, направленной на предупреждение и порицание преступлений. «Бездействовать и смотреть, справится или не справится полиция — тупиковый путь. Невольный свидетель правонарушения не должен проходить мимо — лучше сообщить в полицию или по возможности принять меры для предотвращения преступления. Такое сознание свойственно европейцам.

Как бы это грустно ни звучало, но преодолеть общественное безразличие можно только критическим значением количества потенциальных преступников на улицах. В этом плане гуманизация судов — стратегия верная. Однако здесь есть одна опасность. Без пропаганды гражданской сознательности простая гуманизация судов и рост количества разгуливающих по улицам уголовников может привести к паническим настроениям», — предупреждает Вера Шурбе.

Марк Волков

Фото thinkstockphotos.com


Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку