24 июня четверг
СЕЙЧАС +14°С

«Сходство с самодержавием очевидно»

Политолог Сергей Козлов объяснил, почему возвращение Путина приведет к провалу в экономике и превратит Россию в Африку

Поделиться

Поделиться

Сергей Васильевич, чего вы ожидаете от прихода Путина?

Путин никуда не уходил. Медведев был техническим президентом. Все главные решения принимались Путиным и его окружением. Медведеву оставались малозначимые проекты — вроде переименования милиции в полицию, инноваций в Сколково. Медведев грел «трон», покуда сам «царь» не мог его занимать — из-за правил игры мирового сообщества, проникнутого демократическими риторическими оборотами.

Ориентация на эксплуатацию природных ресурсов сохранилась, а разговоры о стимулировании обрабатывающих высокотехнологичных отраслей так и остались разговорами. Так что после инаугурации останется ровно то же самое, что мы наблюдали в последние годы.

Согласны ли вы с тем, что у Путина есть признаки царя?

Здесь стоит говорить не столько о личности Путина, сколько о сущности нынешнего политического режима. Ряд политологов определяют этот режим как «конституционно-выборное самодержавие» (Александр Ахиезер) или «бюрократический абсолютизм» (Михаил Афанасьев). Так что схожесть нынешнего режима с самодержавием для исследователей очевидна.

Более того, многие ученые говорят о том, что наряду с прописанными в Конституции ветвями власти — законодательной, исполнительной и судебной — в России до сих пор существует такая весьма характерная форма власти, как власть верховная, которая не сводится ни к одной из перечисленных ветвей, но всеми руководит. Верховная власть — это не Ельцин и не Путин, а некая группа людей и одновременно тип механизма принятия и осуществления властных решений. В группу входят человек двадцать: Сечин, два Иванова, Бортников, Зубков, Миллер, Шувалов, ну и, разумеется, Медведев — люди, которые имеют общее прошлое на юрфаке ЛГУ, в питерской мэрии, в ФСБ. Все это люди, с которыми Путин совместно принимает решения и которых принято именовать «коллективным Путиным».

На какого царя он больше похож?

Тут сложно сравнивать… Важны не столько личностные, сколько институциональные характеристики. А они очень схожи и у имперских, и у советских, и у постсоветских «самодержцев».

Политолог Сергей Козлов

Политолог Сергей Козлов

Поделиться

Cчитаете ли вы, что россияне завязаны на личности государя-самодержца и настолько зависят от него?

Вообще, на повседневную жизнь россиянина деятельность верховной власти не очень-то и влияет. Степень контроля со стороны государства в Европе и США намного больше — там государственные безличные механизмы социального контроля действительно во многом определяют рутинную обыденную жизнь. В советском и постсоветском обществе до жизни рядовых граждан верховной власти, по сути, дела нет и не было, при условии, если те демонстрируют лояльность. Тотальный контроль в Советской России — это миф, опровергнутый исследованиями последнего десятилетия. Соответственно, мы должны говорить не об индивидуальной завязанности, а о завязанности общества в целом. Причем, повторю, речь идет не о персональной роли конкретного «царя», а о характеристиках верховной власти. От нее, действительно, наше общество зависело и будет зависеть.

Это навсегда? Почему Европа прошла этот этап развития, а мы нет?

Простая и привычная метафора единого пути, по которому идут все страны, кто-то опережая, а кто-то запаздывая, имеет мало общего с гораздо более сложной и противоречивой реальностью.

Логика развития у каждого общества своя. И российская траектория трансформации гораздо в большей степени напоминает не Европу и США, а Азию, Северную Африку и Латинскую Америку.

Рифат Гусейнов пишет о том, что рыночная экономика в России потерпела поражение и что очень здорово опять перейти к государственному управлению экономикой. Что вы думаете по этому поводу?

Действительно, экономическая модель, сложившаяся в России, далека от классической рыночной экономики. Трудности, которые рыночные экономические отношения претерпевают в период путинского правления, связаны с тем, что современная экономическая система России — это система бюрократического капитализма, где все основные решения принимаются бюрократией, а ключевые экономические активы патронируются различными бюрократическими группировками.

Что-то контролирует Кремль, что-то — губернаторские структуры, что-то — мэры со своими властными пирамидками. Главным экономическим классом является суверенная бюрократия, которая контролирует и экономику, и медиа, и политическую жизнь. Экономическую ситуацию во многом определяют патрон-клиентские отношения: чиновники подтягивают на должности своих людей, которые хоть чаще всего и не профессионалы, зато могут помочь в аппаратных дрязгах.

Экономист Рифат Гусейнов

Экономист Рифат Гусейнов

Поделиться

Где в мире существуют режимы со сходными экономическими моделями?

Больше всего Россия напоминает латиноамериканские и арабские страны, где есть режим, опирающийся на органы безопасности, полицейских и коммерческие структуры, которые возглавляются племянниками, братьями, сыновьями первых лиц и которые обеспечивают правящим кланам финансовое благополучие.

В Ливии эта модель действовала и уровень благосостояния там достаточно высок.

Ливия была благополучным государством потому, что там мало жителей и много нефти. В России людей гораздо больше, за счет нефтяных богатств благополучие всех россиян обеспечить невозможно. Общество тоже отличается — источниками трудовых ресурсов там были деревня и молодежь. У нас ни того, ни другого нет.

Может ли вообще государство быть хорошим хозяином?

Нет, государство хорошим хозяином быть не может. И не только потому, что государство — это абстракция, понятие, при помощи которого фиксируется чрезвычайно сложная система отношений. На деле действует не абстрактное государство, которое многие готовы идеализировать, а конкретные чиновники. Диктатура развития, обеспечивавшая успех догоняющей модернизации в ряде стран, в том числе и в Советском Союзе, была успешна только в тех случаях, когда властвующие элиты обеспечивали быструю ротацию чиновников у власти. При Сталине их расстреливали, при Хрущеве перемещали из одного региона в другой. Только ограничив своекорыстие чиновников на местах, власти могут обеспечить эффективность мобилизационной экономики. Для того чтобы построить какую-нибудь ДнепроГЭС или Турксиб, в СССР чиновников ограничивали, а народ переводили на карточную систему. Сейчас ротации нет, да и народ на карточки не переведешь. «Офисный планктон» сразу выйдет на митинги. Да и пламенных борцов за «светлое будущее» среди чиновников тоже нет.

Вам не кажется, что, несмотря на истерию по ТВ об оранжевых революциях, во время президентских выборов Запад и США скорее поддерживали Путина?

Не думаю. Просто «коллективный Путин» сделал все возможное, чтобы исключить те технологические возможности, которые есть у Запада для помощи «цветным революциям». Речь, например, об оказании помощи общественным организациям, поддержке молодежных протестных движений или независимых телеканалов. В настоящее время даже у тех группировок во властных элитах Запада, которых не устраивает фигура Путина во главе России, нет никаких эффективных рычагов влияния на ситуацию. Они констатируют факт, что Путин, по сути, плюет на правила в отношении сроков своего президентства, и молчат, поскольку ничего сделать не могут.

Что в ближайшем будущем ожидает протестующий «креативный класс», который хорошо знает об условиях жизни в развитых странах?

Они будут постоянным раздражающим фактором для власти. Единственное, что они могут, это подталкивать власть, чтобы она что-то делала. И власть будет реагировать на них. Но изменить власть они не смогут, так как ориентированы не столько на оффлайн действия, сколько на перформанс. Из интернета их активность выходит, в интернете этот пар и выпускается. Политика же делается оффлайн.

В любом случае, смены власти протестующие точно добиться не смогут — она может поменяться только тогда, когда возникнут очень серьезные экономические и социальные проблемы и внутри верховной элиты случится раскол.

То есть когда люди, окружающие Путина, сами решат сменить его. Пока же он удовлетворяет практически все элиты, поскольку они знают, что при нем точно ничего не изменится.

Запрет концертов Шевчука, отмена выставки Марата Гельмана в краеведческом музее, борьба православных женщин против выставки Пикассо — о чем это говорит?

Это консервативная реакция на активность рассерженных горожан. Поскольку у властей предержащих острейший дефицит идей, которыми можно было бы мобилизовать наиболее образованные, ресурсообеспеченные и динамичные группы общества в свою поддержку, власти будут пытаться «держать и не пущать», тем самым пытаясь защититься от непонятного и непривычного. Горожане же будут все более и более раздражаться, результатом будет малопродуктивная затяжная перебранка.

Я не помню такой волны запретов со времен СССР. Будут ли подобные процессы усиливаться?

Как системного явления такого не будет. На уровне отдельных тычков, уколов — может быть. Существенной угрозы себе режим не ощущает, поэтому масштабных действий по ущемлению свободы не случится. Путин ведь не хочет сильно ухудшать свое реноме в глазах западных наблюдателей. Сколько бы властная верхушка ни говорила о западной угрозе, одним из главных стремлений этих людей является желание встроиться в мировые финансово-политические элиты. Соответственно они вынуждены играть по правилам и использовать демократическую риторику.

Владимир Иткин

Фото nemiga.info (1), Ирины Малыгиной (2), Стаса Соколова (3)

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...