14 мая пятница
СЕЙЧАС +10°С

Валерий Арбатский: «Новосибирск — полудеревня»

Бывший главный архитектор города защищает точечную застройку, метро и жителей бараков

Поделиться

Валерий Арбатский: «Мы порой даже не представляем, как быстро что-то может быть сделано — построена дорога или станция метро»

Валерий Арбатский: «Мы порой даже не представляем, как быстро что-то может быть сделано — построена дорога или станция метро»

Поделиться

Справка: Арбатский Валерий Петрович — родился 22 мая 1946 года. В 1978 году окончил аспирантуру Новосибирского инженерно-строительного института (НИСИ). С 1996 года работал в мэрии Новосибирска, в 1997 году назначен главным архитектором города, 19 мая 2009 года покинул свой пост, официально став пенсионером. Сейчас работает главным архитектором компании «СИАСК».


Вы проработали главным архитектором Новосибирска более 10 лет. Расскажите об этом этапе жизни города.

На посту главного архитектора я застал первое десятилетие нового тысячелетия, мы перешли рубеж веков, и это уникальный период истории. После распада СССР постепенно начинались новые земельно-имущественные отношения, возникла частная собственность. Распались старые строительные организации, появились новые акционерные общества. Архитекторам из эпохи типового проектирования вдруг сказали: а теперь вы можете рисовать что хотите, создавать индивидуальные проекты. Это была колоссальная психологическая ломка, потому что не каждый на это способен. Старая идеология сочеталась с зарождением новой, но новая была как в тумане. Появились новые технологии и материалы, появились каркасные дома и новые фасады. И неожиданно для многих строительство начало расти. В 2007 году город построил свыше миллиона квадратных метров жилья. Даже в советские времена такого не было. И мы создавали первые правила застройки Новосибирска в новых условиях. Это был немного наивный с точки зрения современной ситуации документ.

Каков главный итог вашей деятельности на посту главного архитектора города?

Мы создали генплан развития города до 2030 года. Это стало колоссальным событием. Ведь в истории Новосибирска это был только второй утвержденный генплан. Затем, на основе генплана, создали правила землепользования и застройки, а сам генплан стал основой разработки проектов планировок отдельных территорий. С поста главного архитектора я ушел по собственному желанию.

Раньше вас ругали за точечную застройку. Как вы на это отвечаете?

Это нормальный вид формирования любого города в уже сложившейся среде. Наш город застраивался не так, как исторически росли города — от центра, наращивая кругами новые районы, а словно выбрасывая какие-то фрагменты, образовывалась неплотная застройка, с вкраплениями гаражей и погребов, ветхого жилья.

В Новосибирске рядом с бедными домами начали строить дома лучшие по качеству, более дорогие. И это социальное чувство несправедливости вылилось в неприятие. Жители начали протестовать против таких строек. Меня проверяли комиссии из Москвы, приезжали и изучали соблюдение норм. На самом деле все строилось при соблюдении действующих норм. И, уезжая, комиссия сказала, что все нормально.

Чтобы осваивать новые площадки, нужно сначала вложить деньги, провести транспорт, протянуть инженерные коммуникации. И, кстати, в тот период работы мы обозначили эти места — то, что сейчас называется комплексной застройкой. Несколько десятков таких мест.

Как должен развиваться Новосибирск?

Наш город лишился реальной градообразующей базы. Почти полуторамиллионное население не для того собралось, чтобы заниматься торговлей. Быть перевалочным пунктом для торговли по всей Сибири — это не достойное занятие для Новосибирска. Мы же должны что-то производить. Поэтому нужно создать градообразующую базу. Второе, что необходимо сделать, — создавать агломерацию, связывать окружение в единую систему. Когда костер гаснет, угольки собирают вместе, и он продолжает гореть. То же самое с городом. Нужно эти угольки сейчас все собрать. И в-третьих — надо создавать единую систему сибирских городов.

В Новосибирске нужно расширить центр и сделать вокруг него большое транспортное кольцо, а к нему через развязки подвести лучи-дороги, которые идут в другие районы города и агломерацию. Тогда центр станет большим и получит границы, и мы не будем ломать копья, можно ли строить рядом с площадью Ленина.

Что, по вашему мнению, нужно делать со старыми пятиэтажками?

С нашими типовыми пятиэтажками назревает колоссальнейшая проблема, о ней поговорят и забудут. Пятиэтажки ветшают и скрипят, они уже почти в 2 раза превысили расчетный срок. Надо создавать агломерацию, в пригородах проектировать поселки, которые связаны с Новосибирском скоростными трассами.

Людей постепенно переселять в то жилье, а эти устаревшие, отжившие здания надо сносить. Я даже не говорю об этом позоре — послевоенных бараках, в которых люди до сих пор живут.

Жизнь заставит их сносить, надо планировать это уже сейчас, ведь планирование тоже является предметом градостроительства. Я говорю вроде как не про архитектуру, но на самом деле я не могу в этих условиях говорить про цвет фасада, про балкончики, рюшечки, карнизики. Это безнравственно.

В каких местах Новосибирска частный сектор будет застроен многоквартирными домами быстрее всего?

Это должно произойти в Октябрьском районе, вокруг ул. Кирова. Внутри транспортного кольца в центре малоэтажной застройки не должно быть. Резервы для нее есть в пригородной зоне. Мы в генплане закладывали, грубо говоря, 70 % многоэтажной застройки и 30 % малоэтажной. Сейчас я бы поменял эту пропорцию. Надо строить больше малоэтажного жилья.

Исчезнет ли с берегов Оби Нахаловка?

Исторически Нахаловка — это место, где произошел самозахват земли. Люди начали селиться, никого не спрашивая. На самом деле, этот район подтопляемый. Разрешать там новое строительство нельзя, потому что если произойдет паводок и все имущество пострадает, власть должна компенсировать убытки. Или власть должна создавать условия, чтобы этого не произошло: строить дамбы.

Нахаловка — полумистическая зона, которая живет своей жизнью. Де-юре разрешить строительство нельзя, де-факто территория развивается.

А если город будет развиваться, он потребует расширения центра, что логично сделать за счет этих земель. Территория ценная, интересная, это набережная Оби, но туда надо прийти и вкладывать деньги, переселять людей, создавать инфраструктуру. Это огромные затраты. В ближайшее время этого не произойдет, но это надо иметь в виду, не случайно рядом построились «Лента» и «Гигант».

Компания «СИАСК» рисовала красивый проект целого жилмассива на месте жиркомбината, затем наступил кризис, и о переносе завода забыли. Есть ли у проекта перспективы?

У собственников завода были намерения перенести завод, а его территорию застроить многоэтажками. Под это намерение и был создан проект. Наверное, акционеры отказались от этих планов. Но рано или поздно это все равно произойдет. Если город не останется полугородом-полудеревней, а будет превращаться в настоящий город, то тогда, конечно, в его центре не предполагается размещать такие не высокотехнологичные производства, как жиркомбинат или молокозавод на Урицкого.

Люди всегда смеются над планами по строительству метро — протянуть ветку на Ключ-Камышенское плато или сделать 3 станции на продолжении Красного проспекта. Как вы думаете, сколько станций метро и где реально появятся к 2030 году?

Жители по большому счету правы. Это все реально только в том случае, если Россия будет развиваться, а население расти. Изменения могут произойти стремительно. Мы порой даже не представляем, как быстро что-то может быть сделано — построена дорога или станция метро. Это у нас происходит через какие-то кровь и муки, а весь мир строит.

Просто мы жизнь без бездорожья вообще не видели. Поэтому для нас отрезок дороги — это фантастика. Поэтому и людей можно понять.

Да, живем в том, что имеем, а тут бредни какие-то, фантастика, прожектерство. Но в Новосибирске надо развивать именно метро. И поэтому мы закладываем такую возможность. Иначе, если мы его не нарисуем, территория застроится чем-то другим.

Следующий логичный этап развития метро — уйти в Ленинский район, от площади Маркса на площадь Станиславского, где сложились большие жилые районы. Дальше есть два варианта: либо идти в Кировский район — по Ватутина, либо в Октябрьский район — по улице Кирова до Ключ-Камышенского плато. Это самые первоочередные станции. Если район Мочищенского шоссе будет развиваться, то конечно, от площади Калинина пройдет ветка метро до аэропорта и дальше.

Насколько реально появление скоростного трамвая в нашем городе?

В Сибири приоритет должен быть отдан метро. Трамвай, может быть, и ненамного дешевле, но он все равно требует обособленной колеи, пересечений в разных уровнях с автотранспортом и пешеходами. Скоростной трамвай может быть на отдельных отрезках — например, можно связать аэропорт «Толмачёво» с центром города. Но чтобы встроить скоростной трамвай в систему нашего города, нужна такая зрелость градостроительной культуры, нужно пережить еще столько этапов роста и развития… Мы до этого еще не доросли.

На какой город похож Новосибирск?

Каждый город индивидуален, и аналог трудно найти. Это не Москва и тем более не Питер. Если Новосибирск вымыть, причесать и благоустроить, то будет в чем-то напоминать Минск.

Елена Сафронова

Фото автора

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...