23 января воскресенье
СЕЙЧАС -19°С

Взяли и бросили

Приемные родители стали чаще возвращать детей в приюты без объяснения причин

Поделиться

Поделиться

9 июня фонд «Дети России — будущее мира» презентовал Центр реабилитации и сопровождения детей, попавших в ситуацию повторного сиротства. Психологи будут курировать 36 таких детей в детском доме № 1, 17 детей — в приюте Святого Николая рядом с Бугринской рощей, а также два социальных приюта, куда дети попадают из семей.

Основная помощь, оказываемая детям, — психологическая. «Ребенку нужно научиться жить заново после того, как его в очередной раз предали. Для ребенка это очень трудный момент. Он всегда чувствует свою вину — притом что в нем дело далеко не всегда», — рассказывает директор общественного фонда Анастасия Супрун. В действительности психологи фонда работают с «повторными сиротами» уже 3 года — официальное же открытие реабилитационного центра стало для его сотрудников лишь поводом рассказать о проблеме, которая с каждым годом становится острее.

«Я думаю, во многом это связано с усилившейся рекламой в метро и на улицах: «Усынови», «Возьми!», — рассказывает психолог фонда Зарина Баликоева. — Сейчас идет обратная волна: откат, когда люди понимают, что это не так просто. Помимо того, что ребенок мило улыбается и ходит в бантиках, он еще и кричит. В результате детей приводят обратно в детдом. Обычно молча, ничего не объясняя. А ребенок потом считает, что он виноват. «Меня отдали обратно, потому что я слишком громко пел», «Потому что я плохой» — были такие объяснения».

Официально в России приемные родители не несут никакой ответственности перед взятыми из детдома детьми, кроме уголовной (в случае, если они будут издеваться, избивать детей или морить их голодом).

Поделиться

Ответственность за отказ от приемного ребенка в законе не прописана. «Может, оно и к лучшему, — размышляет психолог. — Иначе могло бы вырасти количество случаев насилия над детьми».

Зарина Баликоева рассказала историю Лены П., которую брали (очаровавшись красотой) и отдавали обратно множество раз. Впервые Лену взяли, чтобы она помогала по дому, и вернули, как некачественный товар: «Что вы мне подсунули?». Несмотря на то что 7-летняя девочка и стирала, и подметала, и мыла посуду.

«Приемные родители бросают детей главным образом потому, что те не оправдывают их ожиданий и вместо обожания и любви проявляют иные стороны своего характера — к примеру, агрессию, — рассказывает госпожа Баликоева. — Натыкаясь на возрастные кризисы и не будучи при этом психологически подготовленными и информированными, они делают вывод, что у ребенка «начинают работать гены», пугаются дурной «наследственности» и ставят на ребенке крест».

При этом люди не понимают, что агрессия вовсе не обязательно ненормальна. Наоборот, когда ребенок попадает в безопасную ситуацию, он начинает без боязни учиться отстаивать свои интересы, выстраивает границы и проигрывает все предыдущие свои проблемы.

Ситуации, когда «вторичные сироты» были возвращены в детдом из-за очевидных собственных проступков, не часто, но случаются. Так, Анастасия Супрун рассказала о случае, когда взятый в семью подросток изнасиловал мальчика, рожденного в семье. Потом выяснилось, что до того, как попасть в детский дом, он сам подвергался сексуальному насилию в своей семье.

Семейный психолог Сергей Золотарев считает, что упомянутый случай не обязательно свидетельствует о сексуальной патологии, хотя согласен с тем, что исправить положение в данном случае нелегко. Психолог не склонен преувеличивать роль наследственных факторов: «Алкоголизм, насколько я знаю, по наследству не передается. Может перейти взрывной, холерический темперамент, могут перейти социальные навыки». Что же касается насилия, то, как считает Сергей Золотарев, с закрепленной у детдомовского ребенка привычкой самоутверждаться и защищать себя при помощи агрессии приемный родитель способен справиться, если будет методично показывать альтернативные варианты.

Проблема вторичного отказа от детей характерна не только для России, но и для США. Там в свое время отказались от детских домов, заменив их на систему «фостеровской опеки», то есть законодательно отрегулированный институт приемных семей. В Америке нередки случаи, когда один ребенок кочует из одной семьи в другую — испытывая ту же самую боль от предательства. Однако в отличие от российских американские сироты находятся под защитой закона, а справиться с травмами им помогают многочисленные организации и фонды, которых в России пока единицы.

Владимир Иткин

Фото imhonet.ru (1), Сергея Ляшко (2)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter