NGS
Погода

Сейчас+8°C

Сейчас в Новосибирске

Погода+8°

облачно, без осадков

ощущается как +3

6 м/c,

с-з.

752мм 57%
Подробнее
5 Пробки
USD 93,44
EUR 99,58
Реклама
Город Я такой же, как вы: исповедь гастарбайтера

Я такой же, как вы: исповедь гастарбайтера

Рабочие из Средней Азии стали обыденностью, которую многие стараются незамечать

Почти полвека назад гастарбайтеры появились в Западной Германии. Тогда это были в основном турки, помогавшие строить новую Европу на руинах старой. Через некоторое время они перестали быть сезонными рабочими и стали оставаться, привозить семьи. Сегодня потомки тех «рабочих по вызову» - одна из главных проблем объединенной Германии. С началом строительства светлого капиталистического будущего сезонные рабочие, готовые на все, хлынули и в нашу страну.

Своего собеседника для удобства мы будем звать Рахматом. Это почти такое же распространенное имя в Узбекистане, как, например, Солмон или Курбан. Настоящее имя мы умолчим – понятно, что никакой регистрации у Рахмата нет, и находится он на территории Новосибирской области абсолютно незаконно. Рахмат - узбек, из Бухары, можно сказать, «менеджер среднего звена». Ему 47 лет, он руководит бригадой сезонных рабочих, которая преимущественно состоит из его ближних и дальних родственников. «Я теперь принимаю только родственников, или если кто из них за кого-то попросит. Несколько раз работал с незнакомыми в бригаде – с ними одни проблемы. А теперь многих из своих родственников и возить уже не хочу, а они все равно просятся», - Рахмат в разговоре буквально сыплет русскими матами – заменяет недостающие слова.

Первая стройка Рахмата в России – это БАМ, 1976 год. Там, на службе в железнодорожных войсках, Рахмат узнал, что он «чурка». С тех пор разные урусы (русские) периодически напоминают ему об этом. Со времени распада Союза он катается по стране, работал во многих городах; больше всего не любит Москву и любит Уфу, потому что «в Уфе все друг друга уважают».

Бытует мнение, что южане едут к нам, потому что «там» работы нет. Это не совсем так. Хороший строитель всегда найдет работу в Бухаре, и платят за нее почти так же, как в Новосибирске. Хуже только с материалами. Но здесь за работу платят в рублях или в долларах, а там в сомах. Вернувшись с заработком из России, узбекский рабочий неплохо зарабатывает еще и на обменном курсе. За сезон с марта по ноябрь средний рабочий в бригаде Рахмата зарабатывает порядка 8-9 тысяч долларов. За вычетом стоимости билета и того, что приходится потратить здесь (например, на питание), получается около 5 тысяч. Этого хватает на безбедную жизнь для целой семьи – Рахмат делает характерный жест, проводя большим пальцем по горлу - «вот так хватает».

Рахмат сетует на недостаток образования: «Учился бы я в школе не на двойки, стал бы я сюда возить своих детей!». Однако в его бригаде есть противоположный пример. Один из его соотечественников, попросивший называть его Борисом, окончил педагогический институт в Бухаре в начале восьмидесятых. Отслужив в советских вертолетных войсках пулеметчиком, учитель рисования и черчения Борис обнаружил, что в Узбекистане, как впрочем, и в России, быть педагогом неприбыльно. Поэтому теперь он работает на стройках, и стал специалистом широкого профиля: может класть кафель, мозаику, быть маляром, штукатуром, каменщиком и т.д.

Вообще, сезонные рабочие из Средней Азии берутся за любую работу, порой даже не имея соответствующей квалификации и инструментов. При этом соглашаются выполнять ее вдвое дешевле, чем местные умельцы, что также вызывает немало конфликтов, в том числе и из-за качества.

Условия жизни рабочих бригад, подобных бригаде Рахмата оставляют желать много лучшего. Основную часть времени они проводят в бытовках на территории объекта, чаще всего в одном вагончике на всех. Еду им привозят прорабы: они сами не появляются в людных местах, стараясь сэкономить на взятках милиции. Однако в целом они относятся к такой ситуации философски: «Жизнь такая, судьба такая», - часто повторяет Рахмат.

Наш собеседник четко ассоциирует себя с Азией, с домом. Он гордится тем, что родился в Бухаре, и тем, что весь мир знает Ходжу Насреддина. Там его дом, семья и дочка Диля (по-узбекски – «радость»). А здесь, в России, все для него чужое, холодное: как и любой южанин, Рахмат не любит зиму. Он все время повторяет: «Я такой же, как вы», хотя для многих из нас он по-прежнему остается человеком с другой планеты, который «понаехал, чтобы отбирать работу у русских».

Иван Дедов, Константин Пономарев, специально для НГС

Служба новостей НГС
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства
Объявления