19 июня суббота
СЕЙЧАС +20°С

«Хванчкара», да не та

Первые фуры с грузинским вином пересекли границы России, но ценителей всего «старого и доброго» может ждать разочарование

Поделиться

Поделиться

На этой неделе в РФ официально возобновились поставки из Грузии вина и минеральной воды — первые партии их уже прибыли на таможенные склады и скоро должны появиться в магазинах. До конца года Грузия надеется продать в нашей стране до 10 млн бутылок. Правда, это будет, скорее всего, уже не совсем то вино, которое помнят у нас ценители «Киндзмараули» и «Вазисубани», не пившие его с момента объявления Грузии бойкота в 2006 году.

Если кто не в курсе, то Грузия считает себя колыбелью мирового виноделия. По крайней мере, именно здесь были обнаружены самые древние материальные свидетельства производства напитков из винограда — какие-то черепки больших сосудов с присохшими к ним виноградными косточками 5000-летней давности. Впрочем, репутация, которую грузинское вино имело в СССР, обусловлена не столько какими-то там глубокими традициями, а простым отсутствием конкуренции. Иностранного вина в Страну Советов почти не завозили (Болгария не в счет), поэтому конкуренцию грузинским винам могли составить разве что вина молдавские.

Формальной причиной запрета ввоза всего грузинского было несоответствие каким-то там стандартам качества. Справедливости ради нужно заметить, что большинство того, что продавалось на территории РФ как «грузинское вино», действительно разливалось не пойми из чего (и не пойми где, кстати). Например, до сих пор в наших магазинах можно найти вина с грузинскими названиями, которые произведены в… Томске. В принципе, на этих бутылках можно было написать «Бордо» или «Кьянти» — чего уж стесняться-то.

В том, что «грузинское вино» не всегда блистало качеством, не было ни злого умысла, ни даже какой-то особенной вины. Тамошние хозяйства производили то, что можно было продать на огромном российском рынке, так, как они умели и привыкли это делать еще в советские времена. Однако после начала между РФ и Грузией холодной (а затем и самой настоящей) войны грузинским виноделам пришлось искать новые рынки сбыта. И они их нашли (хотя, разумеется, восполнить потери от российского экспорта Грузии не удалось до сих пор), но для этого грузинскому вину пришлось порядком измениться.

Дело в том, что немалую долю того характерного очарования грузинскому вину давала технологическая отсталость его производства. Например, характерный густой, почти сладкий вкус, знакомый любителям «Киндзмараули», был следствием длительной мацерации (настаивания уже отжатого виноградного сока с мезгой — кожицей и косточками) — слабо механизированные хозяйства просто не успевали его переливать в емкости для выдержки. Как это часто бывает, вынужденные проблемы переросли в традицию (закрепленную к тому же ГОСТом), но, в принципе, из винограда Саперави можно делать и сухие вина, которые не слаще какого-нибудь мерло.

Вот и обратившись к новым рынкам, грузины неминуемо были вынуждены адаптировать свои технологии к вкусам новой публики, которая отродясь не имела никакой аддикции к вину типа «компот». Я сам пробовал такое «новое грузинское вино» (не «Киндзмараули», правда, а «Хванчкару», но сути это не меняет), которое было сухим, как асфальт в жаркий полдень. Понятно, что для российского рынка можно сделать и исключение, но продавать эти исключения придется под какими-то новыми, совсем неизвестными российскому потребителю названиями.

Дело в том, что за последние годы грузины навели в своем виноделии маломальский порядок, а именно, закрепили наиболее известные территории с характерными условиями категориями «контролируемого происхождения». Так что тех граждан, которые надеются в скором времени увидеть на наших полках выше названные «Хванчкару» и «Киндзмараули» по 150 рублей за бутылку, будет ждать жестокий облом. Потому что если раньше (до бойкота) вина с такими названиями производились в любом количестве (и даже без использования Саперави, если его не хватало), простым купажом, который позволял получить на выходе нечто напоминающее оригинал, то теперь эта вольница кончилась. Добавьте к этому акцизы, и вы получите в итоге, что даже самая обычная «грузия» окажется на полке супермаркета не дешевле 250, а то и 300 рублей за бутылку. Собственно, именно столько сегодня стт вина Молдавии и Абхазии. А уж вино с самыми раскрученными названиями и вовсе не может продаваться дешевле 700–800 рублей.

Но самое главное, конечно, — коренным образом изменившийся винный рынок. Конечно, до сих пор на нем значительную долю составляют «полусладкие вина» (точнее, винные напитки), но доля нормального сухого вина постоянно растет. Международные и крупные российские сети уже опустили розничную цену этого продукта до почти европейской — сегодня в «Ашане», «Метро» или «Ленте» уже можно купить сортовое вино котролируемого происхождения за 200–250 рублей, а столовое (но тоже сухое) вино продается еще дешевле.

И сегодня, выходя на российский рынок, Грузия будет вынуждена бороться за потребителя с винами Франции, Италии, Чили, Южной Африки — в общем, всего мира. А это посложней, чем выиграть у молдаван и болгар. И даже те, кто еще помнят грузинские названия, те, у кого они вызывают какие-то теплые воспоминания молодости, купив бутылку со знакомым названием, могут обнаружить, что содержимое ее уже не так прекрасно, каким оно казалось в далекой студенческой молодости.

Фото alk-napitki.ru

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...