25 октября воскресенье
СЕЙЧАС +0°С

«Щегол» Донны Тартт: важная птица

Красивая и умная женщина написала главный роман года — в нем поместился целый мир

Поделиться

Прекрасная интеллектуалка Донна Тартт выпускает по роману в 10 лет — новый под названием «Щегол», который только что вышел на русском языке, нужно прочитать обязательно.

Воспоминания об этом дне будут мучить Тео Декера всю жизнь: ему 13, его мать вызвали в школу, апрельский Нью-Йорк заливает дождем, и чтобы переждать мощный заряд ливня, они забегают на часок в музей. Туда, во-первых, как раз привезли выставку голландцев во главе с «Уроком анатомии» Рембрандта, а во-вторых, какие-то туманные террористы уже спрятали бомбу в сувенирном магазине. До того, как она сработает, Тео успеет увидеть любимую картину своей матери и встретить лучшую на свете девочку, а потом прогремит взрыв и сделает его одновременно сиротой и незаконным обладателем небольшого полотна «Щегол» Карела Фабрициуса, ученика Рембрандта.

Все, что можно сказать о Донне Тартт, за последний год уже сказано не раз: ей 50, она живет на ферме в Вирджинии и выпускает по роману в десять лет, «Щегол» — третий (предыдущие, «Тайная история» и «Маленький друг», давно переведены на русский). «Амазон» признал роман книгой года, автор получила Пулитцеровскую премию, проданы права на экранизацию — и на фоне всей шумихи главным остается то, что это просто, без лишних слов, очень хороший роман.

Проигнорировав популярные литературные жанры, Донна Тартт выпустила роман воспитания целиком в русле мировой классики — Диккенса, Драйзера — и в то же время абсолютно современный. За тысячу с лишним страниц Тео Декер успеет пожить в Нью-Йорке и Вегасе, заново узнать своего жуликоватого отца, встретить лучшего друга Бориса с сибирско-украинско-польскими корнями и самого замечательного взрослого по имени Хоби, отчаянно влюбиться, без пяти минут жениться и завязнуть в болоте клинической депрессии — все это в компании с маленьким золотистым щеглом с бесценной картины, владеть которой одновременно и тревожно, и утешительно.

Увесистый том — мечта книгомана — полностью оправдывает славу романа, над которым работали 10 лет, и одаривает читателя текстом, в котором каждая буква стоит на своем единственно возможном месте. В русском издании за этот эффект отвечает переводчица Анастасия Завозова, которая недавно рассказала журналу «Афиша. Воздух», как ей пришлось уложиться в кратчайшие 10 месяцев и среди прочего придумать, каким образом передать на русском легкий акцент Бориса («в его речи слышались темные, вязкие всплески чего-то еще — душок графа Дракулы или, может, агента КГБ»).

В случае со «Щеглом» оказывается невозможным ответить на вопрос, о чем книжка — она сразу обо всем: о воле случая и всепоглощающем чувстве вины, о страшной силе красоты и отчаянии безнадежной любви, об антикварной мебели и одном маленьком шедевре голландского мастера, об одиночестве подростков и верности крошечных собачек, о наркотиках и алкоголе, о современной Америке, наконец. Такие книжки приносят в сумке с апельсинами другу, раскисшему от простуды в ледяном декабре, их читают дважды, трижды — по-английски и по-русски, сначала просто так, потом с «Гуглом» и «Яндексом» под рукой («что такое канаста?», «взрыв в Дельфте», «сохранившиеся картины Карела Фабрициуса»).

В своих немногих интервью Донна Тартт (красивая миниатюрная женщина, часто в костюмах мужского покроя) объясняет, что читать книжки — это очень здорово, но писать их — на порядок лучше. Она пыталась писать быстрее, признается Тартт, но это просто не принесло ей радости, а нет радости у писателя — нет и у читателя. Так что если вы читаете одну книгу в год, то «Щегол» — та самая книга, не прохлопайте, следующей еще 10 лет ждать.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!