25 сентября суббота
СЕЙЧАС +5°С

«Голодные игры»: девушка, которая взорвала страну

Заканчивается сага о финалистке самого жестокого телешоу в мире — в новом фильме всё горит и люди уходят под землю

Поделиться

Поделиться

Справка: «Голодные игры: Сойка-пересмешница» (The Hunger Games: Mockingjay — Part 1) — боевик, антиутопия. Реж. — Фрэнсис Лоуренс («Я — легенда», «Константин: повелитель тьмы»). В ролях: Дженнифер Лоуренс, Джош Хатчерсон, Джулианна Мур, Вуди Харрельсон, Дональд Сазерленд, Филипп Сеймур Хоффман. 123 мин. 12+

«Голодные игры» разыгрываются (напомним) в Панэме — авторитарном государстве, которое проросло на территории США после выкосившей земную цивилизацию мировой войны. Вокруг зажравшейся столицы Капитолия — 12 дистриктов: столица забирает их ресурсы и подростков для участия в транслируемой по ТВ гладиаторской бойне — Голодных играх. Игры развлекают декадентски пресыщенных жителей Капитолия, деморализуют рабочие массы в дистриктах и направляют их эмоции и энергию в безобидное русло «болеть за наших». В первом фильме вызвавшаяся участвовать в Играх — вместо вытянувшей жребий младшей сестры — хмурая девочка-охотник Китнисс спутала организаторам бойни все карты и, выжив, стала — под прозвищем «Сойка-пересмешница» — символом нарастающего несогласия с режимом. В финале второго фильма подпольщики вывозят Китнисс в подземный штаб сопротивления в разрушенном и считающемся необитаемым дистрикте № 13.

Лидер повстанцев (Джулианна Мур в седом парике) хочет, чтобы Китнисс помогла раздуть восстание во всем Панэме. Для этого к Китнисс — в ее вылазках наверх — пристегивают съемочную группу, которая транслирует миру ярость и слезы Сойки-пересмешницы при встречах с жертвами войны с Капитолием: ранеными, убитыми, втоптанными в грязь и гранитную крошку скелетами. Съемочную группу возглавляет девушка-режиссер, с наполовину выбритой и татуированной головой, сбежавшая из Капитолия, чтобы присоединиться к революции. Играет ее, кстати, Натали Дормер, известная как амбициозная невеста Марджери из «Игры престолов».

Поделиться

Из Китнисс не сразу получается аллегорическая свобода, ведущая народ на баррикады, — полфильма она проводит на сороковом подземном уровне депрессии: друг Пит (с которым у нее все неописуемо сложно) остался в руках правительства. Его уже оплакали — а он вдруг появляется на гостелевидении с призывами перестать раскачивать лодку единого Панэма.

Формально «Голодные игры: Сойка-пересмешница» — это кино о том, как девочку уговаривают зафигачить эффектное селфи на фоне живописных руин или мирового пожара, а она капризничает. По сути же оно — о том, как работает телевизионная война (а нынче других и не бывает). Как и в первых двух фильмах, «Голодные игры» — даром, что это блокбастеры, снятые по книжкам для среднего и старшего школьного возраста, — весьма неглупы и точны в политических аллюзиях.

Учебник политологии они иллюстрируют столь ясными, одновременно универсальными и живыми картинками, что практически любая страна или идеологическая группа с удовольствием узнает в них оппонента или (при должном уровне самокритики) себя.

Вот, например, трехпалый жест несогласных из «Игр» сошел в реальный мир — и стал использоваться оппозиционерами в Таиланде.

Поделиться

Российские же зрители легко узнают в смятенной тем, что Пита как подменили, не верящей своим ушам Китнисс самих себя в (заканчивающихся взаимными обвинениями «фашист!») разговорах с родственниками, друзьями и коллегами в последнее время. Причем, разумеется, любая сторона узнает себя в Китнисс, а своих оппонентов, с противоположной точкой зрения, — в (каким-то сверхъестественным и оттого особенно ужасным образом) перепрограммированном Пите.

При всем своем революционном романтизме «Голодные игры» не идеализируют даже ту сторону, которая за равенство и братство: соратники Китнисс варят пропагандистскую похлебку из ее слез довольно циничным образом. Впрочем, все эти удачи соседствуют в фильме с не такими ладными конструкциями. Героиня Джулианны Мур, скажем, больше похожа на рядового еврочиновника, чем на человека, который мог бы возглавить мятежную республику на военном положении, да и вообще устройство дистрикта № 13 не шибко продумано. И это — не единственная беда третьих «Игр».

Тут нужно оговориться, что лично я в свое время была приятно удивлена первыми «Играми» (от которых ничего хорошего не ожидала). Потом воодушевлена второй частью — а вот третьей, скорее, несколько разочарована.

Если во втором фильме были феерические костюмы, множество сюжетных поворотов и эффектных выдумок (типа кислотного тумана), то третий выглядит пустоватым, как бетонный бункер, в нем не так уж много происходит, — и он оказывается подзатянутым прологом к кульминации, которую мы увидим только через год. Будучи двухчасовой, «Сойка-пересмешница» ухитряется одновременно быть и чересчур длинной, и куцеватой.

Если, например, в «Гарри Поттере» первая часть — аналогично разделенной для экранизации последней книги — была одним из лучших фильмов франшизы, и вопроса, зачем книгу распилили на две части, не возникало ни на секунду, то в случае с «Сойкой» это выглядит чистой продюсерской жадностью.

Впрочем, никуда не делось главное достоинство «Игр» — героиня с хорошо прописанным, совершенно реалистичным характером, сложная и неидеализированная, сыгранная самой титулованной и расхваленной актрисой поколения двадцатилетних. Поклонники Дженнифер Лоуренс, может быть, будут даже особенно рады увидеть, как у нее хватает сил толкать вперед огромное кинище, когда у него глохнет мотор.

Оценка НГС.АФИША: 3,5 из 5

Елена Полякова

Кадры из фильма — kinopoisk.ru

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...