2 октября пятница
СЕЙЧАС +5°С

«KILL»: Иисус следит за тобой

Лучшим спектаклем за Уралом признали постановку «Красного факела», с которой зрители сбегают в антракте

Поделиться

28 мая стали известны имена лауреатов младшего брата «Золотой маски» — межрегионального фестиваля-конкурса «Ново-Сибирский транзит». Кроме спецприза, который достался театру «Старый дом» за псевдодокументальную хронику «Ручейник, или Куда делся Андрей?», новосибирские служители Мельпомены в этот раз забрали награды в трех основных номинациях.

Лучшим спектаклем малой формы назван «Унтиловск» (НГДТ под руководством Сергея Афанасьева) — постановка малоизвестной пьесы Леонида Леонова о быте и нравах сибирской глубинки. Лучшим актером стал Лаврентий Сорокин из «Глобуса», он же полоумный Позднышев в «Крейцеровой сонате» Льва Толстого. Честно говоря, мои симпатии были на стороне этой жутковатой по сути, но добротной по форме постановки классики. Однако жюри «Ново-Сибирского транзита» традициям предпочло новации. Лучшим спектаклем большой формы объявлен краснофакельский «KILL» — весьма своеобразная трактовка пьесы Шиллера «Коварство и любовь». Она похожа на оригинал, как Джоконда да Винчи похожа на сюрреалистическую Джоконду Рене Магритта. То есть очень отдаленно: врезаясь мимо мозга, прямо в подсознание, а то и в коллективное бессознательное.

Сын президента Фердинанд (Анатолий Григорьев) влюбляется в мещанку Луизу (Дарья Емельянова). Их отцы (Павел Поляков и Андрей Черных) противятся мезальянсу до такой степени, что фабрикуют измену. Фердинанд, получив письмо Луизы к другому, без колебаний убивает возлюбленную, заливая ее кровью всю авансцену. В XVII веке, когда творил Фридрих Шиллер, подобный поворот сюжета вопросов не вызывал — пик романтизма как-никак. Но в современности прикончить любимую девушку без разговоров только потому, что она не туда посмотрела или не тому написала, может разве что псих или житель глухой деревни. На почве безделья и белой горячки. Фердинанд, как ни крути, на такого не похож. Перетаскивание из угла в угол микрофонов на штативах и повторение реплик по три-четыре раза только усиливает ощущение абсурдность действа. А от окровавленных глаз мужчины в терновом венце, которые возникают на гигантском экране и не исчезают все два часа, и вовсе накатывает тошнота.

К актерам лично у меня претензий нет. Они выкладываются: один другого краше. Леди Мильфорд (Ирина Кривонос) моется в ванной, а потом долго дефилирует мокрой по сцене, господин президент (Павел Поляков) согласился на совместную жизнь с овчаркой, только бы она могла выбежать из-за кулис и хоть как-то встряхнуть сонное царство. Особую тоску нагоняет эпизод с проекцией нидерландского балета. Мужчины прыгают с рапирами, президент довольно долго смотрит на это спиной к зрителям. А вокруг ничего не происходит.

«Я больше всего не хочу ставить хорошие, правильные спектакли. Устал, надоело, мне хочется живого диалога со зрителями», — оповестил режиссер Тимофей Кулябин незадолго до премьеры «KILL». Желание слушать и слышать публику, конечно, похвально. Но надо быть готовым к тому, что ответные реплики в твой адрес будут откровенно нелестными. А кончиться может и вовсе как в стихотворении: «У поэтов есть такой обычай: в круг сойдясь, оплевывать друг друга». С премьеры «KILL» многие ушли после антракта. И продолжают уходить, если верить зрительским отзывам. Лояльные критики или те, кто причисляет себя к лику таковых, по этому поводу говорят: театрал нынче косный пошел, недоразвитый, ничего не смыслит в современном искусстве. Театрал, в свою очередь, кривится и советует господину Кулябину поучиться еще лет эдак …дцать. Если это называется «диалогом», то остановите Землю! Я, пожалуй, сойду.

Фото автора

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!