NGS
Погода

Сейчас+12°C

Сейчас в Новосибирске

Погода+12°

пасмурно, без осадков

ощущается как +10

4 м/c,

южн.

747мм 85%
Подробнее
5 Пробки
USD 90,25
EUR 97,88
Реклама
Развлечения «Рай: любовь»: только за деньги

«Рай: любовь»: только за деньги

В «Победе» по одному сеансу в день идет главный скандал последнего каннского кинофестиваля — австрийский фильм «Рай: любовь» Ульриха Зайдля

Когда буквально за минуту до начала рекламного блока передо мной продефилировала девушка анорексичных форм с ведерком попкорна и, хотя зал был скорее пуст, чем полон, села рядом, я понял, что надо быть готовым ко всему. Лично я перед Зайдлем всегда стараюсь не есть, хотя бы часа три, но лучше — четыре-пять. Девушка делала все наоборот. Уже к концу рекламы ведерко было опустошено наполовину, притом что роликов было не так уж и много…

Фирменный Зайдль не заставил себя долго ждать, в первом же кадре бросив зрителей в эпицентр гоночных баталий. Ребята и девчата — с синдромом Дауна и аутисты — гоняли, как сумасшедшие, на электрических гоночных машинках под наблюдением женщины-воспитателя, которой и предстояло стать главной героиней данного фильма.

Дождавшись заслуженного летнего отпуска и пристроив кота и неповоротливую, как тюлень, дочь-тинейджерицу в руки то ли знакомой, то ли родственницы, Тереза — бюргерша рубенсовской комплекции и пост-бальзаковского возраста с доверчиво-вопрошающим взглядом тургеневской барышни — отправилась в свой первый «афро-тур» на берега Кении. Чтобы «отдохнуть» там в том эвфемистическом смысле, который вкладывала в это понятие одна из проходных героинь довлатовского «Заповедника».

Введенная в курс дела ушлой подружкой, Тереза быстро ориентируется в экзотической местности и начинает использовать в свое благо нехитрые услуги местной секс-индустрии. Правда, всякий раз наступает на одни и те же грабли: «влюбляясь» в очередного шоколадного «вьюношу», она снова и снова опустошает свой кошелек до последнего цента. Теша себя иллюзией, что листья еще не опали, она наивно ищет чувств и внимания там, где все давно уже обратилось в бизнес. В общем, несолоно хлебавши, Тереза собирает чемодан, так и не отдохнув как следует…

Зайдль, до поры до времени щадящий зрителя, в конце все-таки не выдерживает и выдает по полной. По случаю дня рождения Терезы подружки приходят к ней в номер с очередным кенийским «мальчиком». Вечер, обещающий быть томным, перерастает сначала в диковатый мужской стриптиз, а потом в вакханалию свального бабьего греха, во время которой пьяные пузатые австриячки хватают испуганного афроафриканца за вялый член, в надежде, что он таки приободрится…

Поскольку в этот момент меня начинает слегка подташнивать, я невольно вспоминаю про свою соседку и с опаской поворачиваю голову вправо. Надо сказать, что, против ожиданий, мне с нею определенно повезло: мало того, что она не только ни разу не напомнила о себе, так еще и явила собой пример абсолютной сдержанности, ни разу не выразив никаких эмоций, даже в такой, казалось бы, совсем уж экстремальный момент.

Я же ловлю себя на том, что первый раз в жизни вижу мужской стриптиз. И то, что я вижу, мне как-то нравится не очень. Вернее, очень не нравится. И поскольку Зайдль всегда снимает в условиях, максимально приближенных к боевым, я догадываюсь, что в жизни оно примерно так все и происходит. Судя по шальному взгляду стриптизера — парень явно под наркотой, а по замедленным и неточным реакциям теток — все они «под хорошим шофе». И поэтому непонятно: то ли сочувствовать тем, кто оказался перед камерой, то ли просто пойти и (простите) поблевать.

После премьеры Зайдль грамотно впаривал журналистам концептуальные умозаключения про неоколониализм, но сам вполне осознанно выступил тут как колонизатор, эксплуатируя услуги не только своих малоизвестных соотечественниц, которых понабирал на австрийском ТВ, но и дешевый труд кенийских жиголо, тоже по большей части дебютирующих в «большом кино».

Начинавший свою карьеру в 1990-е годы как документалист, он довольно скоро начал дрейфовать к берегу игрового кинематографа, но окончательно к нему так и не причалил. Категорически отказываясь от работы с известными профессиональными исполнителями, он всецело полагается на достоверность поведения своих «натурщиков», которых погружает в естественную среду современной жизни, часто весьма экстремальной, а порой и нехорошо пахнущей.

При этом его цепкий взгляд — кинодокументалиста-наблюдателя — фиксирует вещи, которые, как правило, ускользают от замыленных объективов телевизионных СМИ. Статичные кадры, необремененные действиями персонажей, сканируют более глубокий информационный слой — уже не быта, но (простите за пафос) бытия. И в этом основная сила Зайдля как режиссера. Но чем интенсивней он пытается интерпретировать реальность, тем чаще соскальзывает в банальность. И в этом его слабость.

Однако стиль, получаемый в сухом остатке противостояния двух этих начал, с некоторых пор сделал австрийского режиссера завсегдатаем Каннского фестиваля.

Фото kinopoisk.ru

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства
Объявления