17 апреля суббота
СЕЙЧАС +1°С

«Сны под свинцовым небом»: пляска смерти

Хореограф Олимпиады поставил в оперном театре современный балет о войне — с корчащимися телами и черными балеринами, вскидывающими руку в нацистском приветствии

Поделиться

Поделиться

Новосибирский оперный театр первый раз показал «Сны под свинцовым небом» 26 и 27 февраля — на вечере одноактного балета (компанию современной хореографии «Снов» составили классическая «Шопениана» и «Кармен» в постановке Ролана Пети). Поставивший «Сны» Эмиль Фаски — молодой хореограф, бывший солист питерской Мариинки, поставивший на закрытии сочинской Олимпиады эпизод, посвященный истории русского театра и балета.

Если рассматривать три одноактных спектакля этого вечера не как произвольную сборную солянку, а как эволюционные ступеньки в истории балета, то последовательность выглядит логично. От белоснежных пачек на фоне рисованного озера — через провокационные корсеты и короткие стрижки 1950-х годов — к современному минимализму: в музыке, в костюмах, в декорациях. Впрочем, современные балеты — мизерная часть репертуара НГАТОиБ (кроме «Снов под свинцовым небом» можно вспомнить разве что «Шепот в темноте», представленный публике в 2007 году). Основную кассу НГАТОиБ делают «Баядерка», «Щелкунчик» и другая классика.

В основе «Снов под свинцовым небом», которые длятся чуть больше получаса, — четыре пьесы композиторов пост-минималистов Эцио Боссо и Дэвида Ланга. В послании зрителям Эмиль Фаски настаивает на бессюжетности своего произведения.

Поделиться

Музыка передает ощущения не только тревоги, агрессии и насилия, но также мира, покоя, надежды на будущее», — цитирует хореографа пресс-служба оперного театра.

1b16ddd0a5335de0266310aa3687aa72025efbd6_1500.jpg

Формально балет посвящен Великой Отечественной войне, но, очевидно, выходит на уровень обобщения всех войн последнего столетия и производит довольно сильное впечатление. В центре действия — сны девушек (Анна Одинцова, Вера Сабанцева, Наталья Лифенцева), где перемешиваются безмятежные грезы и фантасмагорические боевые действия с участием мужчин (Роман Полковников, Илья Головченко, Михаил Лифенцев).

Поделиться

Хореография строится на сочетании элементов классического балета, contemporary dance и танцев стиля модерн.

Девушки исполняют па в пуантах, огромный видеоэкран на заднем плане транслирует небо.

Небо в балете Фаски слишком живое, чтобы относиться к нему просто как к части сценического пространства. Вначале небо безмятежно голубое, как платья танцовщиц, потом — серое, затянутое тучами, прорезанное молниями и, наконец, пепельное, как будто обожженное войной. Вместе с изменением небесного цвета меняется настроение танца — романтическое, затем агрессивное, затем подавленное и вновь с намеками романтизма в финале.

Поделиться

Иногда сцена напоминает «Крик» Мунка: небо напряжено, как большая сердечная мышца, в центре — искаженное лицо (у Фаски вместо него — изогнутые тела балерин), остальное можно рассмотреть только на уровне мазков.

fad29a201887288a377be28fb15d3da8080c90f8_1500.jpg

В цветовой гамме мужских костюмов отдается предпочтение цвету хаки, женские платья — в голубых тонах, агрессоры появляются в черном. Среди них нет различий — девушки из кордебалета надевают мужское и наравне с ними вполне узнаваемо «зигуют». Потом друг за другом валятся на сцену. Главные герои тоже падают: в войне не бывает победителей — намекает Фаски. Затем мужчины в трико цвета хаки встают и как ни в чем не бывало танцуют со своими дамами. То ли потому, что жизнь — это вечный круг, то ли потому, что легче не замечать войну и делать вид, что ее нет и не было.

Минимализм постановки коснулся в том числе оркестра — артисты танцуют под фонограмму. Пустая сцена без декораций, люди в абстрактных костюмах и танцы, напоминающие не легкие балетные пируэты, а, скорее, поползновения паука из-за сплетенных тел танцоров, — из этого можно сложить историю о чем угодно. Не зная о заявленной привязке к Великой Отечественной войне, зритель мог бы предложить другие трактовки — например, стихийное бедствие: пожар, цунами или наводнение. Но это нормально: в случае с экспрессионизмом, многое зависит от фоновых знаний и кругозора зрителей.

8abdd32795d38c6f8209913742ff842c0e613403_1500.jpg

В целом «Сны под свинцовым небом» — динамичное эффектное зрелище, хотя у него наверняка будет не так много поклонников, как у старой доброй классики. Тем, кто привык к размеренной черно-белой грации «Лебединого озера», постановка Фаски может показаться слишком агрессивной. А вот тем зрителям, которые обходили академический балет стороной, думая, что это скучно и «чепуха в пачках», вполне может понравиться. Хотя, чтобы добраться до модерна, им все равно придется пережить два скучных, — с точки зрения жаждущего новаторств и экспрессии, конечно, — балета.

В следующий раз «Сны под свинцовым небом» покажут не раньше мая.

Анна Наумцева

Фото предоставлены пресс-службой театра оперы и балета: Алексея Цилера (1, 2, 4), Виктора Дмитриева (3)

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...