NGS
Погода

Сейчас+4°C

Сейчас в Новосибирске

Погода+4°

пасмурно, без осадков

ощущается как +2

2 м/c,

сев.

747мм 74%
Подробнее
5 Пробки
USD 88,69
EUR 96,30
Реклама
Бизнес Экономика «Машины становятся на колени»

«Машины становятся на колени»

Новосибирские дальнобойщики взбунтовались вместе с коллегами со всей страны — они собрались на площади Калинина, пообещав новосибирцам рост цен и безработицы

Российские дальнобойщики митингуют против внедрения системы «Платон», которая предполагает взимание оплаты за проезд грузовиков массой более 12 тонн по дорогам федерального значения с целью компенсации вреда дорожному покрытию. Новосибирские водители большегрузов в минувшую субботу в третий раз вышли на пикет, добиваясь полной отмены уже запущенной в действие системы по сбору нового российского налога. Корреспондент НГС.БИЗНЕС расспросила протестующих водителей о том, почему они против нового налога, к чему приведет это решение, а также о том, что будут делать предприниматели, если власть их все же не услышит.

Справка: Система «Платон» — информационная система, получившая название от «плати за тонну». Оператор системы, компания «РТИТС», реализует концессионное соглашение с Федеральным дорожным агентством (Росавтодор). По данным «СПАРК-Интерфакс», «РТИТС» на 50 % принадлежит Игорю Ротенбергу и на 50 % Игорю Шипелову и структурам «Ростеха». Согласно постановлению премьер-министра Дмитрия Медведева, до 26 февраля 2016 года стоимость 1 км проезда по федеральным дорогам составит 1,53 руб. вместо предполагавшихся 3,73 руб., а с 1 марта плата вырастет до 3,06 руб. за 1 км.

Акция протеста на площади Калинина собрала более 100 участников. Дальнобойщики выразили негативное отношение к внедрению нового сбора с помощью плакатов: «Нет поборам!», «Сегодня ты не поддержишь дальнобойщиков — завтра коррупционеры будут грабить тебя!» и пр. За помощью водители обратились к мэру Новосибирска Анатолию Локтю. Водители попросили мэра, у которого, с их слов, есть прямой выход на президента Владимира Путина, содействовать отмене нового налога. Публичной реакции мэра на просьбу предпринимателей пока не было.
В пятницу состоялась крупнейшая российская акция протеста дальнобойщиков в Москве с момента запуска «Платона». По данным РБК, колонна из грузовиков сформировалась на севере Московской кольцевой автодороги в районе Ленинградского шоссе. В результате на внешней стороне МКАД от Ленинградского шоссе в сторону Алтуфьевского шоссе движение транспорта было практически остановлено. Однако позже московская ГИБДД сообщила о собственном перекрытии МКАД, которое и стало причиной остановки движения. В этот же день депутаты Госдумы снизили штрафы за неоплаченный проезд большегрузам (для юридических лиц) — до 5 тыс. руб. за первое нарушение и до 10 тыс. — за повторное. Ранее штрафы за неоплаченный проезд составляли 450 тыс. руб. за первое нарушение и 1 млн руб. — за повторное. В субботу пресс-секретарь дальнобойщиков Тася Никитенко сообщила, что вблизи ТЦ «МЕГА» в Химках скопилось около 100 фур.
Андрей Турсумамбетов, водитель еврофуры, 47 лет: «Этот бизнес и так доходов никаких не приносит — цены на запчасти в разы выросли плюс топливо поднялось в цене, а расценки на грузоперевозки уже 10 лет никак не поднимаются из-за большой конкуренции. Поэтому мы против этого, естественно, и так еле волочём. Нам по телевизору говорят постоянно, что вот будем помогать малому бизнесу, а в ответ мы видим, что нас пытаются задавить, по-моему. Мне 47 лет, вот если я пойду сейчас куда-нибудь устраиваться на работу — меня даже на работу не возьмут. А я больше ничего не умею, я всю жизнь был дальнобойщиком. Получается, что мы будем работать на запчасти, на топливо, на налоги, на дороги платные — в конечном итоге ничего не зарабатывая. Правительство сказало бы в таком случае: вот вам, ребята, 5 лет — за 5 лет избавьтесь от своих машин, у вас не будет никакого бизнеса. Не надо было нам врать по телевизору, а надо было сказать прямо. Многие люди взяли кредиты на машины, а сейчас их не продать, потому что все знают, что здесь такое дело идет. В тупик загнали людей. Я ничего не буду платить, я просто брошу этот бизнес и уйду… Коров доить пойду. Я даже считать ничего не буду, мне и так тяжело».
Александр Белов, водитель двадцатитонника, 44 года: «Я вожу контейнера по городу и по межгороду — Барнаул, Кемерово, Омск, Красноярск. Это в принципе всё (дорожный сбор. — Н.Г.) нужно отменять: ну как вот ездили мы ездили по дорогам, и кто-то раз придумал — давайте будем за каждый километр брать. Мы ж дорожный налог платим, акцизы платим за топливо. Тогда непонятно, что такое транспортный налог и что это такое вот этот дорожный сбор. Давайте тогда и с легковых его брать. Почему нас ставят в такие неравные условия? Знаете, у нас количество осей и колес так сделано, что у нас больше площадь опоры, это законы физики, и мы на большегрузах в колею на дорогах не попадаем, которая набита легковыми машинами. У меня просто в голове это не укладывается… Федеральные трассы строили во времена СССР, грубо говоря, и сейчас за них решили собирать деньги. Честно сказать, я даже не знаю, удастся ли протестами чего-то добиться. Сказали, что до весны не штрафуют. А дальше-то что? Поставим машины, вот и всё. Расходы только увеличиваются, а ставки стоят на месте. Я за 20 тыс. могу пойти просто сторожем — могу сидеть и ничего не делать ни вот по этой погоде, ни по этим дорогам не ездить, не рисковать. Зачем мне всё это? Давайте сделаем дороги автобаны и тогда скажем: ребят, вот мы сделали, вы проехали, заплатите. А нам всю жизнь говорят: давайте вот вы заплатите, а мы потом когда-нибудь сделаем. Неизвестно, как это потом всё будет и нужно ли мне это всё потом будет».
Владимир Скоропупов, водитель грузовика, 50 лет: «"Платон" уменьшает прибыль, которой и так только-только… Вроде как тарифы определяет рынок — если кто-то согласен за рубль, два никто не даст. Но сейчас много народу такого, которые берут в кредит, в лизинг, — им каждый месяц надо платить. Он смотрит: не хватает — и берет любые заказы, чтобы заплатить. Через полгода у него машина разваливается, денег у него нет, банк ее забирает, а на его место приходят еще один или двое таких же. Люди думают, что купил машину грузовую — она дурных денег приносит. В среднем, может, 60–70 тыс. получается в месяц, это при условии, что ничего не сломалось. Если все-таки сбор оставят, то нужно будет смотреть, что действительно остается, пытаться поднять тарифы. Нам деться некуда, мне 50 лет — меня на работу никто не возьмет. Я один в семье кормилец — у меня еще три девки, которые смотрят мне в рот. Двое учатся, одна работает в детском саду воспитателем — 15 тыс. у нее зарплата. Ну а если поднимается цена перевозки, значит, поднимается цена продовольствия — это всё, что мы едим и что носим. Надо минимум 10–15 % добавлять к тарифам».
Тимофей, 46 лет (на фото слева): «Мы сейчас медленно падаем, машины становятся на колени. У кого посвежее машина — она подольше маленько продержится, а у кого постарше — она быстрее ляжет, и он не сможет ее восстановить. Я думаю, что в городе не меньше чем 2000 грузовиков. Семьи, бабушки — это как минимум 3-4 человека. Крупные компании поддержали вот это (введение сбора. — Н.Г.), сейчас задушат нас — у кого одна, две, три машины, — а потом тариф подымут до небес, сами увидите, как здрасьте будет. Только это будет через год-полтора. Частников на рынке порядка 60 %, а 40 % — это крупные компании, которые зарегистрировались в "Платоне", у кого 1000–2000 машин, у кого 100–200. У "Платона" к каждой крупной компании приставлен менеджер, и неизвестно, как они договорились платить. С ними диалог вели в первую очередь, чтобы не встали магазины: не встали "Ленты", "Магниты", я не удивлюсь, что они платят потом. Об этом никто не говорит. О протестах дальнобойщиков не говорят, скоро мы будем кровью писать, чтобы царю-батюшке передать. А царь-батюшка сидит в Кремле — то в Сирии воюет, то еще где-то. А страной кто занимается? Я не пойму, кому отдали ее — Ротенбергам? Я думаю, что будем перекрывать дороги, на Москву нам очень дорого, поэтому нужно делать там, где ты живешь, — только это должно быть масштабно, в один день. Сейчас идет этап объединения».
Алексей, 28 лет: «У меня открытый полуприцеп, я вожу товары строительные и всё остальное — металл, кирпич. По сравнению с прошлым годом объем груза сократился процентов на 30. Я держу этого двадцатитонника не для того, чтобы зарабатывать 25 тыс. руб., как у нас средняя в Новосибирске зарплата. На данный момент мне хватает денег, чтобы прожить, и всё — я выхожу в ноля. (Н.Г.: А сколько хотите зарабатывать?) Ну хотя бы чтобы тыс. 50–70 выходило. За рейс на Москву (туда-обратно) водитель фуры получит грубо, говоря 25 тыс. руб. За месяц максимум два рейса, а зимой — полтора. С этих денег нужно заплатить налог — это почти столько же (из расчета 6777 км). Вот считайте, тем, у кого 5-6 машин, сколько нужно зарабатывать, чтобы содержать машины в надлежащем состоянии».
Настя Гринёва

Фото Ольги Бурлаковой
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства
Объявления