23 января воскресенье
СЕЙЧАС -19°С

«Надо заставить продавать доллары»

Основатель первой в Сибири фондовой биржи о причинах обвала рубля, путях выхода из кризиса и о том, как сохранить накопления

Поделиться

Поделиться

Справка: Новиков Александр Владимирович — доктор экономических наук, профессор, и.о. ректора НГУЭУ. Родился в 1959 году в селе Кыштовка Кыштовского района Новосибирской области, окончил экономический факультет НГУ в 1982 году, в 1991-м стал первым президентом Сибирской фондовой биржи. Эксперт в области финансовых рынков.

На декабрьской пресс-конференции Владимир Путин сказал, что нынешняя ситуация в экономике России спровоцирована прежде всего внешними факторами. Вы согласны с этим утверждением?

Я думаю, что это связано не только с внешними факторами, а с тем, что в не очень удачный момент были приняты важные экономические решения. Например, мы отказались от плановых интервенций — возможности ЦБ регулировать курс на регулярной основе во время валютных торгов. Это такой рыночный подход —

Были разные периоды, но нельзя сказать, что были друзьями. Нам нужно более активно переориентироваться с европейских партнеров на партнеров, БРИКС (англ. BRICS — сокращение от Brazil, Russia, India, China, South Africa. — И.А.), например. Сейчас есть шаги в сторону Китая. Это шаг как раз в нужном направлении. Политический фактор, связанный с позицией России по Украине, конечно, очень важен, но он не должен быть во главе и объясняться только тем, что у нас есть проблемы с Украиной.

Давайте вернемся к причинам девальвации рубля

Поделиться

Первая причина связана с не очень удачным моментом объявления плавающего курса. Второе — нужно было повышать инвестиционную привлекательность других сегментов финансового рынка: например, если валютный рынок стал наиболее привлекательным, нужно переключить инвесторов, например, на рынок ценных бумаг, там создать доходные инструменты. Самое простое — продавать под высокую доходность государственные облигации. Помните, перед дефолтом 1998 года эти знаменитые ГКО были под 200 % годовых. Если бы были выпущены облигации под 20 % годовых с погашением в 2020 году, многие инвесторы оттянули бы туда ресурсы. Третий момент. Паника во многом была связана со спекулятивными операциями. Соответственно, надо было создать на рынке деривативы. Поясню: есть базовый актив, а есть еще возможность торговать на этот базовый актив, на актив второго порядка. Такой спекулятивный рынок — срочные контракты, фьючерсы, опционы — возможность сегодня договориться о цене, по которой будет торговаться в будущем. Это очень активный рынок — спекулятивный, он развит во всем мире.

А в тот момент, когда обвал уже начался, в «черный вторник» — можно было, на ваш взгляд, предпринять какие-то экстренные меры?

Правительство могло бы быть более активным. Нужно было использовать СМИ для разъяснения ситуации, изменения настроения. Например, Медведев сказал, что держит накопления в рублях. Но таких заявлений было мало, не было дискуссий. Когда есть проблема паники, сбить ее можно ограничительными формами — например, на Московской бирже, когда резко стал падать рынок ценных бумаг, были остановлены торги. Это нормальная практика. С другой стороны, нужны были какие-то примеры, объяснения, варианты — хорошо,

ты сегодня лишился каких-то накоплений, вложения странные сделал, в этом смысле нужно понимать, к чему это приведет. Этого не было ни на центральных, ни на местных каналах. Я думаю, это негативно сказалось, и будут еще последствия.

А пути выхода из кризиса — какие сценарии могут быть задействованы?

Люди, которые принимают решение, предлагают разные рецепты. Сейчас есть два подхода. Первый — попытка вернуть нас в начало 90-х годов, когда в России только-только формировалась рыночная экономика, по сути она была административной. Эти рецепты связаны с тем, что существуют рекомендации госкомпаниям продавать валютную выручку. Такой способ, который кажется наиболее простым:

как поступить, чтобы доллар не покупали? Надо просто взять и наполнить рынок дополнительными долларами. А как — заставить продать доллары тех, у кого они есть.

Есть у экспортеров. Если заставить продавать, будет насыщение валютного рынка, курс начнет падать. Это административный подход. Есть рыночный подход. Здесь нужно понимать следующее. Финансовый рынок, как многие понимают, — рынок сегментированный. Это кредитный рынок, валютный рынок, рынок ценных бумаг, рынок финансовых деривативов — сообщающиеся сегменты рынка. Если на одном из сегментов, например, курс растет, то нужно создать привлекательные условия для прихода инвесторов на другие сегменты, например, резко повысить доходность государственных ценных бумаг. Когда государство говорит: я готово у вас взять деньги под государственные облигации, под 15–20 % годовых или даже выше — то оно сразу оттянет часть финансовых ресурсов с валютного рынка.

В чем бы вы посоветовали сейчас хранить сбережения — стоит ли покупать валюту или недвижимость, на ваш взгляд?

Сейчас банки должны начать активно формировать свои пассивы, привлекать вклады населения под высокие ставки. Сейчас уже есть предложения. Конечно, если у вас свободные деньги, можно вложить под хорошие проценты в рубли. Доллары, если у вас они есть, сейчас можно положить на валютный депозит, потому что ставки стали существенно выше, чем три месяца назад. Рынок недвижимости является очень неликвидным. В этом смысле с точки зрения спекулятивных целей — не очень удачное вложение. Операции с недвижимостью — очень опасные. Если вы продали, у вас есть инвестиционная декларация? Куда вы вложите деньги? Если просто продали и положили в доме — это очень странная ситуация. Если у вас есть инвестиционный портфель, вы решили купить какие-то ценные бумаги и они не потребуются вам длительное время, — конечно, это выгодно. Несколько дней назад была уникальная ситуация, когда рубль падал, падали рынки РТС, МВБ и т.д. То есть у нас есть компании, которые имеют рыночную стоимость. Для крупных компаний эта рыночная стоимость определяется путем публичных котировок на бирже. Соответственно, котировки определяют стоимость компаний. Какая ситуация в России:

все крупные компании в России вместе взятые стоят меньше, чем Apple или Microsoft. Одна компания стоит больше, чем все наши крупные компании. Это означает, что наш рынок очень недооценен. Можно купить российские крупные компании за очень небольшие деньги.

Это связано с тем, что капитализация российского рынка — стоимость российских компаний — очень низкая, т.е. зарубежный инвестор, приходя в Россию с долларами, за небольшие деньги покупает реальные активы, которые позволяют производить самолеты, добывать нефть. Это уникальная ситуация для глобальных инвесторов. Те, кто имеет небольшие деньги, как большинство населения, тоже могут купить дешево какие-то бумаги, доходность которых через 5 лет, например, может составить 300 % годовых.



Ива Аврорина
Фото depositphotos.com (1), Александра Ощепкова (2)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter