19 января среда
СЕЙЧАС -11°С

«Все ждут худшего и сами же это провоцируют»

Беседа с управляющим БКС Премьер — о причинах кризиса новосибирской экономики, грядущем подорожании доллара, бизнес-эмигрантах и оптимизме

Поделиться

Поделиться

Справка: Валуйских Евгений — региональный управляющий БКС Премьер в Новосибирске. Родился 8 июля 1983 года. Выпускник НГУЭУ (красный диплом, специальность — «Рынок ценных бумаг). Окончил аспирантуру по специальности «Финансы, денежное обращение и кредит». Имеет квалификационный аттестат ФСФР версии 1.0. С 2005 по 2007 год работал в Новосибирском филиале ОАО «ИМПЭКСБАНК» в отделе казначейских операций и финансового анализа. В 2007 году перешел в компанию БКС на должность специалиста отдела по работе с клиентами, в 2009-м был назначен на должность начальника отдела продаж, в 2011 году возглавил Новосибирский филиал компании. Женат, воспитывает дочь.


Вы по жизни оптимист или пессимист?

Оптимист.

А трудно сейчас быть оптимистом?

Я бы не сказал. Бизнес у нас растет.

А если не о бизнесе? Если шире взять?

Построение карьеры и бизнеса пока занимает большую часть моей жизни. Если посмотреть на экономику страны и мира в целом, то здесь есть ряд настораживающих факторов. В России — это падение экономического роста.

Совсем недавно и.о. губернатора Новосибирской области заявил на всю страну, что экономика региона падает. Вот та самая прекрасная, диверсифицированная, сбалансированная экономика завалилась быстрее и сильнее, чем экономика остальной страны. Почему так происходит?

Плюс сработал эффект самосбывающихся прогнозов: все ждут худшего, начинают к этому готовиться и сами же это провоцируют. Поэтому, я думаю, что просадки нас еще ждут и здесь, и по стране.

Что еще упадет в обозримом будущем?

Думаю, снизятся темпы строительства, а за этим уже потянется все остальное. Если в Новосибирске пересчитать все магазины стройматериалов и товаров для ремонта, то их будет больше, чем парикмахерских и аптек. Тем не менее Leroy Merlin строит второй гипермаркет. Видимо, они на что-то надеются.

Новосибирская область, по данным Минфина РФ, за последние два года увеличила свой госдолг почти в 5 раз — с 6 млрд до 30 млрд руб. при годовом доходе в 100 млрд. Это как-то снижает инвестиционную привлекательность региона?

Вообще 30 % к доходам — это не очень большая величина, в Европе все намного хуже. Привлекательность региона складывается не из того, сколько задолжали областные власти, а из того, какова политическая атмосфера. Частный бизнес на долги области не обращает внимания. Их волнует наличие рынка сбыта и комфортные условия для ведения бизнеса.

Евгений, вот как инвестиционный банкир скажите, в Новосибирской области есть во что инвестировать?

Сейчас все вкладываются в стройку, в нашей стране принято в неспокойные времена инвестировать в объекты недвижимости. Возраст бизнесменов-инвесторов — 50–60 лет. Это поколение уже задумывается о покое, и на новые рискованные долгосрочные проекты они не готовы.

Они ищут надежные, не требующие частого участия в управлении и одновременно ликвидные вложения, поэтому все чаще обращаются к инструментам фондового рынка и доверительному управлению.

С этой точки зрения сберечь капитал может помочь иностранная валюта. Есть ли смысл сейчас ее покупать?

В длительной перспективе я бы не давал советов. Деньги нужно хранить и в валюте, и в рублях, хотя бы потому, что мы потребляем в рублях. В среднесрочной перспективе мы ждем укрепления доллара и советуем своим клиентам уже сегодня покупать облигации, номинированные в долларах. При этом мы не советуем просто покупать наличные доллары.

Продукты питания, которые мы потребляем в рублях, в этом году подорожали на 12 %, поэтому, знаете, похоже, это правило уже не работает…

Поделиться

Если держать деньги во вкладе по 10 % годовых, то потеря — всего 2 % годовых.

Вы же знаете, что если 10 % годовых, то это не любая сумма, и со счета ни снять, ни доложить, у тебя просто деньги умерли на 3 года.

Даже под 8, чтобы можно было доложить и снять, потеря — всего 4 %, это тебе надо 20 лет, чтобы в 2 раза покупательная способность упала. С третьей стороны, на банковских вкладах нужно иметь не больше 6 ежемесячных доходов, в качестве подушки безопасности. Если денег больше, то их нужно инвестировать в доходные активы, номинированные в валюте. Я свои рублевые вклады не трогаю и трогать не буду.

Сейчас интересно покупать в долларах, потому что к концу года доллар будет 35,5–36 руб. Я думаю, к августу 35,5 будет. Это нужно для сохранения профицита бюджета. Плюс там меньше инфляция.

При использовании простых инструментов свою долларовую доходность можно перевести в рублевую. Если долларовая доходность по консервативным сценариям — в районе 5 %, то когда мы подойдем к верхней границе коридора — это где-то 36 руб. за доллар, мы предложим клиентам закрыть все валютным свопом и получить 12 % доходности в рублях. Это консервативный сценарий, 5%-ная доходность — это Газпром, Сбербанк, даже Альфа и то даст больше доходности.

Облигации Новосибирской области вы бы советовали покупать?

Мы работаем с федеральными займами. На уровень регионов мы не выходили и клиентам такого никогда не предлагали. А раз наши аналитики не предлагают, то и я бы не советовал.

А вложиться в стройку метро, моста могли бы рекомендовать? Просто область третий год на ушах стоит, бывший губернатор искал инвестора. Не нашел, правда, но все равно интересно, посоветовали бы так вкладываться?

Это очень длинные проекты. Третий мост с момента появления проекта строится больше 10 лет. Мы своим клиентам максимально даем советы на 5 лет. С большим горизонтом насоветовать можно, но это уже будет обман. Тем более там будут бюджетные деньги, с ними вообще трудно давать советы.

Вы наверняка знаете, что население страны сильно закредитовано. ЦБ говорит, что граждане должны банкам 10 трлн руб. — это почти равно годовому объему бюджета РФ. К чему это может привести?

Это нездоровая ситуация. В первую очередь в России это приведет к резкому снижению покупательской способности и затронет товары длительного потребления: автомобили, недвижимость.

Насколько вероятно, что банки начнут снижать ставки по кредитам, чтобы позволить перекредитоваться и все вернуть?

Это не вариант. Снизить ставки — значит дать еще больше денег. Это опасно для устойчивости банковской системы. ЦБ это понимает, он сейчас поднимает резервирование, чтобы ограничивать повальный рост кредитования. Все, кто могли взять кредиты, — уже взяли. Сейчас задача не давать расти некачественным кредитам.

Если не снижать проценты по кредитам, то рано или поздно мы окажемся в ситуации, когда люди просто перестанут платить. Нет другого варианта: все доходы уходят на погашение кредитов, которые им с удовольствием дают банки, а есть, пить, одеваться, ремонтировать и заправлять купленный в кредит автомобиль, платить за ипотеку дороже, чем за аренду и кормить детей не на что. А кредиты ведь у 90 % экономически активных граждан. Вы видите другое развитие событий, кроме как крах кредитной системы?

Если люди откажутся платить, то слабые банки обанкротятся, потянув за собой вклады. Дальше пойдет цепная реакция, начнется кризис недоверия, как в 2008 году, процесс движения денег остановится. Это маловероятный сценарий, потому что все понимают, что такое может произойти. Сейчас вопрос не в том, чтобы снизить закредитованность, а в том, чтобы количество заемщиков перестало расти. Если правительство будет ограничивать банки, то это случится.

Часто удивляетесь тому, что происходит в стране?

Глобально — нет, потому что есть понимание, что из года в год у нас не получается глобальной преемственности в идеях, решениях, долгосрочной стратегии. В бизнесе и во власти все сводится к тому, чтобы побольше заработать и уйти на покой.

Последний раз помните чему сильно удивились?

Нет, не помню.

И Крыму не удивились?

Крым был интересен с той точки зрения, что впервые в новейшей истории территория перешла от одного государства другому без кровопролития. Это удивило, да. Из позитивного — понравилось, как организовали Олимпиаду. Не произошло ни одного серьезного ЧП. Плюс, я не надеялся на то, что мы выиграем.

В России в последнее время было принято множество законов, многое из того, что всю жизнь считалось законным, перестало таковым быть, люди с деньгами стали уезжать из страны чаще. Как вы считаете, их можно понять и простить?

Безусловно, да. Всегда же есть люди, которые зарабатывают на других людях. Любой крупный бизнес невозможен без того, что ты никого не обидишь. Вопрос в том, что времени с последней глобальной обиды прошло очень мало. Должно смениться целое поколение, чтобы это все забыли. Ну, к примеру, сейчас никто всерьез не готовится к войне. 60 лет прошло, все забыли, хотя это реальная угроза. То же самое с кризисами 90-х. Время пройдет, вырастет новое поколение, которое их не помнит.

Рост числа бизнес-эмигрантов — это широкий показатель, который в том числе отражает последствия глобализации. Бизнес-эмиграция — это нормальное явление во всем мире. Главная задача — сделать так, чтобы эти люди вернулись и привели с собой других людей, капитал и компании.

А чего ему возвращаться? Прошлогодние пенсии, которые мы с вами, между прочим, заработали, отправляют в какой-то Крым. Бизнес тут отжимают только так…

Когда инвестор посидит в Европе 5–6 лет и увидит, что его счет увеличился на 3–5%, он расстроится. В России за это же время можно заработать гораздо больше.

А вы кредитуете частные компании?

Практически нет. Мы изначально розничный банк.

Не верите в то, что они вернут вложения?

Мы когда кредитуем — уходим от рисков, хотя бы через залоги. В этом смысле это никогда не будет кредит начинающемуся бизнесу. В России бизнес весь непрозрачный, люди скрытные.

Ну в этом смысле бизнес берет пример с государства. Оно не рассказывает, почем продает русский газ Китаю, — мы не рассказываем, сколько зарабатываем. Все честно.

Да, в Газпроме сотрудники выше среднего звена не знают цену контракта. Ее знают несколько человек. Скрытность — это уже часть менталитета.

А чего бояться? Новой советской власти? Оборотней в погонах? Народного гнева?

Все небезгрешны. В России мало кто строит бизнес честно. Все боятся, что найдут скелетов в их шкафах.

До 2018 года экономическая ситуация как-то поменяется?

Я думаю, нас ждет легкое боковое движение с небольшим понижением…

Это в вас оптимист сейчас говорит?

Да.


Кирилл Маковеев

Фото Александра Ощепкова

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter