20 января четверг
СЕЙЧАС -14°С

«Представьте, сколько теряет бизнес»

Главный госзащитник новосибирских предпринимателей рассказал, на кого жалуются местные бизнесмены и как он спасет их от «силовиков»

Поделиться

Поделиться

Справка: Вязовых Виктор Александрович — родился в 1958 году, окончил НЭТИ (ныне НГТУ), работал замгендиректора ОАО «Сиблитмаш» по коммерции и экономике. С 2001 по 2009 год был депутатом горсовета Новосибирска, затем стал главой Кировского района. Согласно региональному закону, уполномоченный по правам предпринимателей должен способствовать улучшению инвестклимата, условий ведения бизнеса, устранению административных барьеров. (Газета «Эпиграф», taiga.info)

Как вы понимаете свои основные задачи на посту бизнес-омбудсмена? Верно ли, что в ваших планах — «заключить соглашения с силовыми структурами, чтобы иметь возможность эффективно защищать интересы предпринимателей»?

Закон Новосибирской области об уполномоченных достаточно четко формулирует задачи бизнес-омбудсмена, а именно: защита законных интересов предпринимателей от неправомерной деятельности органов власти или других органов, которые наделены властными полномочиями. Говоря кратко, я намерен наладить взаимодействие между институтом уполномоченного с различными органами власти, совместно с ними выработать общие правила, благодаря которым стало бы возможно урегулирование спорных вопросов на досудебном этапе.

Есть ли возможность в этом плане воспользоваться опытом, наработками федерального уполномоченного, Бориса Титова?

Да, у него уже есть наработанная практика — заключен целый ряд соглашений, в частности, с налоговой инспекцией, с МЧС, МВД, СК и другими. Тексты эти соглашений у меня имеются, и, на мой взгляд, есть смысл транслировать данные договоренности и на региональном уровне.

На ваш взгляд, какая структура создает наибольшие проблемы для предпринимателей — налоговая? Силовики? Городские и областные власти?

Сейчас у меня в работе около 20 жалоб, из них 7 направлены мне из аппарата Бориса Титова (уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей. — Я.Я.). Четыре жалобы касаются действий местных органов власти — областного правительства, мэрии Новосибирска, структур города Бердска, две — на действия судебных приставов, одна жалоба — на налоговую. По поводу действий следственных органов у меня есть две жалобы.

Получается, больше всего нареканий на органы власти…

Поделиться

Пока делать выводы рано. Стоит подождать, пока количество жалоб увеличится.

В чем суть жалоб на силовые структуры?

Например, предприниматели указывают, что в результате действий следственных органов, а именно изъятия компьютеров и оргтехники, они лишились возможности не только защищаться, но и вести предпринимательскую деятельность.

Вы перечислили 9 жалоб. А остальные 11?

Пока они не формализованы, часть из них и вовсе в виде устных бесед. Чтобы дать жалобе ход, необходимо провести предварительную работу — формализовать, обосновать с юридической точки зрения, и после этого можно ее классифицировать.

Вы говорили о намерении наладить правовую экспертизу…

Совершенно верно. Сегодня многие общественные деятели говорят о том, что в стране отсутствует такая система, как оценка регулирующего воздействия правовых актов на общество, на предпринимателей.

У вас нет конкретных рычагов — ни права вето, ни даже голоса в Совете депутатов или Заксобрании. К тому же большинство депутатов сами вышли из предпринимательской среды и прекрасно понимают, чем может обернуться тот или иной закон.

Поделиться

По поводу понимания депутатами последствий хочу привести свежий пример — закон, который вступит в силу с марта и определит правила экспертизы водителей на предмет употребления алкоголя. Ранее такую экспертизу могли делать все коммерческие организации, которые имели разрешение на этот вид деятельности. Но закон запретил коммерческим фирмам, частным медцентрам оказывать подобные услуги. Теперь пройти освидетельствование можно только в государственном или муниципальном медучреждении. Представьте, как возрастает нагрузка на государство и сколько теряет бизнес! На мой взгляд, это стоит пересмотреть.

Готовы ли вы вмешиваться в конфликт между двумя предпринимателями, где одна из сторон откровенно использует ресурс органов власти?

Да. Это самый распространенный случай, когда предпринимателей стоит защищать от самих предпринимателей. Представьте двух акционеров, которые вместе проработали в течение долгих лет, но рассорились и занимаются тем, что пишут жалобы друг на друга. Корпоративный конфликт, и в него втягиваются органы госвласти.

Что вы можете сделать?

Рассказать о пагубности такого пути и предостеречь органы госвласти от поддержки одной из сторон.

Они послушаются уговоров?

Не могу гарантировать. Но говорить об этом необходимо.

Ваши полномочия, по факту, ограничиваются тем, что вы можете направлять свои письма, представления в различные структуры, в том числе и силовые, в ответ получая лишь отписки. Согласны?

Не согласен. Закон предусматривает возможность уполномоченного обращаться в любые госорганы и получать ответ в течение 15 дней, причем ответ должен быть подписан тем лицом, на имя которого направлен запрос. На этапе следствия это весьма существенно.

Вспомните, как была поднята ставка страхового взноса для малого бизнеса, и со стороны федерального уполномоченного не последовало никаких действий.

Это нормативный акт, а право имеется в отношении решений, постановлений и других актов, вынесенных в отношении конкретного предпринимательского лица. Например, в акты о выделении земельных участков, внесения в схему размещения объектов, приостановки деятельности по результатам проверки и других.

Вызывает удивление тот факт, что с начала прошлого года к вам обратились всего лишь 20 предпринимателей. Видимо, в эффективность вашей поддержки верят слабо.

Есть статистика, согласно которой подобное количество жалоб характерно для большинства субъектов РФ, где до сих пор уполномоченные не были назначены. Напомню, я вступил в должность 10 января текущего года, в прошлом году был помощником Бориса Титова на общественных началах. У меня не было аппарата, других возможностей, и я широко не информировал предпринимателей о своей деятельности.

Там, где институт уполномоченного работает легитимно, не менее года, у омбудсменов в работе от 1 тыс. до 1,5 тыс. жалоб. Ожидаю, что по Новосибирской области будут примерно те же цифры.

Вот что говорит про институт уполномоченных известный предприниматель Александр Лебедев (глава Национальной резервной корпорации): «Я за год потерял весь бизнес в банке, плюс меня лишили Red Wings и Ilyushin Finance — три больших бизнеса, которые я строил 10 лет. Я нажаловался Титову, куда-то еще там писал, толка никакого нет. Я получал одни отписки». В Новосибирске немало людей, чьи истории похожи на истории Лебедева. Сможете ли вы помочь им?

Не стоит надеяться, что появление института уполномоченного поможет наладить абсолютную человеческую справедливость. Но, согласитесь, даже если нам за год удастся оказать помощь хотя бы десятку предпринимателей, по одному на каждого работника аппарата, сохранить чей-то бизнес — мы будем считать свою работу небесполезной.

Яна Янушкевич

Фото Михаила Персикова

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter