NGS
Погода

Сейчас+10°C

Сейчас в Новосибирске

Погода+10°

небольшая облачность, без осадков

ощущается как +8

2 м/c,

ю-з.

752мм 32%
Подробнее
2 Пробки
USD 89,79
EUR 97,13
Реклама
Бизнес Экономика «Без работы останутся 40 тысяч человек»

«Без работы останутся 40 тысяч человек»

Директор рынка на Гусинобродском шоссе объяснил, как мэрия боролась за ликвидацию барахолки и почему предприниматели проиграли

Работа вещевого рынка на Гусинобродском шоссе опять продлена — на этот раз до 1 апреля. Испугавшись народных волнений, власти согласились не закрывать эту колоссальную ярмарку в конце нынешнего года, как планировали, и даже готовы выделить для нее новое место. Однако теперь деньги с торговцев будет собирать совершенно другая структура — существующие операторы, которые, фактически, управляли барахолкой в течение последних 20 лет, скорее всего, останутся не у дел. Как это случилось, НГС.БИЗНЕС рассказал директор двух компаний-операторов — ООО «Невский» и ООО «СкинР» — Олег Агуреев.

Что будут делать работники барахолки в 2014 году?

Первоначально позиция мэрии была такова, что уже 1 января мы должны были освободить территорию, а весь Гусинобродский рынок — прекратить работу. Однако, после того, как в минувшие выходные прошел массовый митинг, позиция поменялась. Сейчас арендаторам обещали, что они смогут остаться на своих местах до 1 апреля, а после этого смогут переехать на новое место — в районе Пашино. Теперь мэрия хочет заключить договор уже не с компаниями-операторами, которые управляли «Гусинкой» последние 15–20 лет (сейчас их 7, если считать крупных), а с одним-единственным юрлицом — ООО «Норд сити молл» (зарегистрировано в сентябре этого года, единственный владелец — кипрская компания. — С.С).

Какова в этом случае роль компаний операторов?

Мы сами задали такой вопрос. Получается, что если там будет инвестор, то мы им действительно не нужны. Правда, мы должны каким-то образом до 1 апреля обеспечивать порядок. Хотя непонятно, как мы можем это сделать, если у нас нет никаких прав ни на землю, ни на имущество. По сути, нам, операторам, которые работают на рынке по 15–20 лет, просто сказали: «Идите отсюда». Это было бы честнее. Обосновывает это решение областная администрация тем, что у них якобы есть проект нового комплекса. Но мы такие проекты предоставляли в течение последних лет и Сёмке, и Шилохвостову, точно так же с технико-экономическим обоснованием. И вот

Так все-таки, почему действительно вам не выделили землю?

Нам ее просто не давали. Еще год назад, когда вступил в действие 271-й закон и открытые рынки были объявлены вне закона, барахолка была переведена в статус ярмарки — временного торгового объекта, в котором и находилась, по сути. Потому что земля и даже контейнеры были в собственности у мэрии, а мы их только арендовали у города. И как только стало понятно, что на нынешнем месте мэрия нам работать уже не даст, мы сразу же начали искать новые варианты. В качестве компромиссного решения было выбрано поле рядом с поселком Раздольное — это 7 км от города по Гусинобродскому шоссе. Участок этот непростой — там рядом городская свалка, это был компромиссный вариант, который устроил бы и торговцев, и власть. Предложили это мы еще в октябре прошлого года. Ответ нам пришел только в середине января — что землю эту выделить невозможно, потому что это земли сельхозназначения. Потом начались кулуарные разговоры, что вместо Раздольного нам готовы выделить площадку рядом с селом Комаровка: она не только существенно дальше (22 км) но еще и расположена на отдалении от трассы, в полях — 7 км по грунтовой дороге. В апреле нас собирали в обладминистрации, предложив нам консолидироваться, и вновь предложили Раздольное, но потребовали освободить территорию до 1 января.

Мы попросили продлить нам работу хотя бы до 1 июля, чтобы у нас было время построить что-то на новом месте. С коммуникациями область помочь нам отказалась, заявив, что мы должны все построить до конца года.

К сожалению, сразу мы не смогли дать положительного ответа, поскольку просто не понимали, как это реально можно сделать в такой короткий срок. За полгода реализовать полностью такой проект просто нереально. Но когда через две недели я лично обратился к областной администрации с просьбой выделить все-таки этот участок, то через месяц нам пришел ответ, что участок этот быть выделен не может. Оба эти участка (Раздольное и Комаровка) имеют один кадастровый номер. И я не понимаю, как в одном месте его область нам не может выделить, а в другом — может.

Чем вас не устраивают предложенные мэрией площадки в городе для переноса торговли с рынка уже сегодня?

Нам предложили множество небольших помещений в разных районах города. Насколько я понимаю, это или неликвид, на который давно не могут найти арендаторов, или вообще проекты, по которым неизвестны даже четкие сроки окончания строительства. В некоторых случаях не получается даже выйти на собственника объекта. В тех же случаях, когда площадки готовы принять арендаторов, ставки для предпринимателей, которые торгуют у нас, слишком высоки. Например, нам предложили места в торговых центрах «Флагман», «Москва» и «Манхэттен» (от 20–30 тыс. руб. в месяц за торговое место. — С.С.).

Стоимость аренды контейнера сегодня у нас в среднем 12–15 тыс. руб. в месяц (т.е. 72 млн руб. в месяц за 6 тыс. контейнеров). Из этих расходов и выстроена экономика арендаторов — больше они платить не смогут.

Каковы масштабы рынка, если его рассматривать как некий единый субъект экономической деятельности?

Гусинобродский комплекс — второй в России по размерам: у нас только непосредственно на рынках, входящих в его структуру, задействовано порядка 22 тыс. человек, которые трудятся на 6 тыс. торговых мест. Однако это не все. Как я уже сказал, вокруг рынка сложилась целая обслуживающая инфраструктура — транспорт, склады, дополнительные услуги. То есть всего, в случае полной остановки рынка, источников к существованию может лишиться порядка 40 тыс. человек. Ну не смогут они ездить на новое место работы на другом конце города. А эти люди обжились, купили в районе ГБШ квартиры, у них там ходят в школу дети. Закроется рынок — и всем им придется искать новую работу. Ситуация на самом деле даже хуже, чем если бы где-то разом закрылось несколько крупных заводов. Я бы хотел отметить еще, что мы не просто даем людям работу, но и пополняем городскую казну.

Только два юрлица, которые я представляю — ООО «Невский» и ООО «Скинер», — платят в год вместе 128 млн арендной платы, 60 млн налогов и еще 4 млн руб. соцстраха.

Есть представление, что барахолка — это какой-то рассадник преступности. Но в реальности нас проверяют куда чаще, чем любой торговый центр. У нас регулярно и полиция бывает, и ФМС, не говоря уже о том, что мы не можем себе позволить хотя бы на день отложить выплаты по аренде или налогам.

Стас Соколов

Фото Татьяны Кривенко (1, 3), автора (2)

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Рекомендуем
Знакомства
Объявления