Новосибирск: город живых мертвецов (фоторепортаж)

Зловещее шоу черных катафалков, кровавые простыни и сожжение гроба с пороком поставили под сомнение психическое здоровье властей и общества

Поделиться

Крематорий стал уже визитной карточкой Новосибирска по части безумных акций. За последние несколько лет в крематории проводились не только концерты памяти жертв ДТП, умерших детей и погибших воинов…

Крематорий стал уже визитной карточкой Новосибирска по части безумных акций. За последние несколько лет в крематории проводились не только концерты памяти жертв ДТП, умерших детей и погибших воинов…

…но и концерт Марка Тишмана с приглашенными стриптизерами, поэтический конкурс, демонстрация гроба в виде бутылки водки, а также выставки по теме смерти с изображениями черепов из стразов. Антинаркотический перформанс проводился впервые.

…но и концерт Марка Тишмана с приглашенными стриптизерами, поэтический конкурс, демонстрация гроба в виде бутылки водки, а также выставки по теме смерти с изображениями черепов из стразов. Антинаркотический перформанс проводился впервые.

В 17:00 у мэрии стоят три катафалка с белыми шариками и три машины ДПС, будто это похороны важного чиновника. Воскресные зеваки любопытствуют, мол, что за чертовщина? Каждому рассказывают: едем в крематорий бороться с молодежной наркоманией.

В 17:00 у мэрии стоят три катафалка с белыми шариками и три машины ДПС, будто это похороны важного чиновника. Воскресные зеваки любопытствуют, мол, что за чертовщина? Каждому рассказывают: едем в крематорий бороться с молодежной наркоманией.

Валентин Мурашов работает водителем катафалка почти 10 лет — устроился в крематорий, когда сломалась его личная «ГАЗель». Физически устает, а эмоционально уже давно привык. «Сначала, конечно, покойники во сне приходили», — тихо говорит он.

Валентин Мурашов работает водителем катафалка почти 10 лет — устроился в крематорий, когда сломалась его личная «ГАЗель». Физически устает, а эмоционально уже давно привык. «Сначала, конечно, покойники во сне приходили», — тихо говорит он.

Всего по городу ежедневно перемещается до 80 катафалков, максимальная скорость которых 100 км/ч. Сейчас в рамках автопробега катафалки перемещаются в среднем со скоростью 40 км/ч, это хорошая скорость для перевозки гроба с мертвецом и шести родственников.

Всего по городу ежедневно перемещается до 80 катафалков, максимальная скорость которых 100 км/ч. Сейчас в рамках автопробега катафалки перемещаются в среднем со скоростью 40 км/ч, это хорошая скорость для перевозки гроба с мертвецом и шести родственников.

Кортеж добрался до крематорского Парка памяти, в котором солнечно и пока что тихо. Покой нарушает только странная музыкальная подборка из треков Depeche Mode, баллад Киркорова и «Белого орла» с их упоительными вечерами в России.

Кортеж добрался до крематорского Парка памяти, в котором солнечно и пока что тихо. Покой нарушает только странная музыкальная подборка из треков Depeche Mode, баллад Киркорова и «Белого орла» с их упоительными вечерами в России.

Весь вечер на «арене» — студенты 1-го курса НГТИ в роли инфернальных ангелов. «Мы олицетворяем чистоту. Много людей умирает от наркотиков, и это печально», — рассказала одна из волонтеров Татьяна.

Весь вечер на «арене» — студенты 1-го курса НГТИ в роли инфернальных ангелов. «Мы олицетворяем чистоту. Много людей умирает от наркотиков, и это печально», — рассказала одна из волонтеров Татьяна.

На мероприятии работают все сотрудники крематория. На подготовку масштабной акции ушло всего 2 недели. Но их художник-реставратор не выглядит слишком уставшим — может, у работников похоронной отрасли есть какой-нибудь волшебный эликсир жизни?

На мероприятии работают все сотрудники крематория. На подготовку масштабной акции ушло всего 2 недели. Но их художник-реставратор не выглядит слишком уставшим — может, у работников похоронной отрасли есть какой-нибудь волшебный эликсир жизни?

На перформанс пришли около 400 человек, преимущественно студентов. «Шокирование людей нужно, чтобы до них дошло, в эмоциональном плане задело, и тогда, может, подействует», — рассказали перед открытием студентки НГТУ Таня Черепанова и Женя Алдушина.

На перформанс пришли около 400 человек, преимущественно студентов. «Шокирование людей нужно, чтобы до них дошло, в эмоциональном плане задело, и тогда, может, подействует», — рассказали перед открытием студентки НГТУ Таня Черепанова и Женя Алдушина.

В выставочный ангар постепенно набирается народ — пока здесь совсем тускло и темно, люди иногда натыкаются друг на друга. Все экспонаты еще завешаны черными полупрозрачными тканями.

В выставочный ангар постепенно набирается народ — пока здесь совсем тускло и темно, люди иногда натыкаются друг на друга. Все экспонаты еще завешаны черными полупрозрачными тканями.

В помещении довольно много молодых людей, и большинство из них не дает осмысленных ответов на вопрос, зачем они здесь, — складывается ощущение, будто их сюда привезли чуть ли не насильно.

В помещении довольно много молодых людей, и большинство из них не дает осмысленных ответов на вопрос, зачем они здесь, — складывается ощущение, будто их сюда привезли чуть ли не насильно.

Инициатор перформанса Антон Кшнясев со сцены произносит пафосные речи о душ&#233 и теле, выборе между жизнью и смертью, зависимостью и свободой — в сопровождении танцоров в белых балахонах и устрашающей музыки. Он и дает команду открыть инсталляции.

Инициатор перформанса Антон Кшнясев со сцены произносит пафосные речи о душé и теле, выборе между жизнью и смертью, зависимостью и свободой — в сопровождении танцоров в белых балахонах и устрашающей музыки. Он и дает команду открыть инсталляции.

Одним из первых «открытий» стала композиция в центре зала — мужчина, летаюший в лохмотьях над самоваром. Как это связано с наркотиками, неясно, но возможно, что автор инсталляции так размышлял о русской душе.

Одним из первых «открытий» стала композиция в центре зала — мужчина, летаюший в лохмотьях над самоваром. Как это связано с наркотиками, неясно, но возможно, что автор инсталляции так размышлял о русской душе.

Министерство культуры поддержало мероприятие в крематории — режиссером перформанса стала организатор официальных концертов в НСО Марина Муромцева, а перед зрителями выступила сама министр культуры Наталья Ярославцева.

Министерство культуры поддержало мероприятие в крематории — режиссером перформанса стала организатор официальных концертов в НСО Марина Муромцева, а перед зрителями выступила сама министр культуры Наталья Ярославцева.

«Если даже на один процент подействует, будет очень хорошо. В то же время молодежь должна жить и радоваться жизни», — рассказала Ярославцева, а потом написала в Twitter, что рада побывать на хорошем событии.

«Если даже на один процент подействует, будет очень хорошо. В то же время молодежь должна жить и радоваться жизни», — рассказала Ярославцева, а потом написала в Twitter, что рада побывать на хорошем событии.

Представитель наркоконтроля Сергей Оголихин признался, что увидел много шокирующих экспонатов, но посоветовал обращаться с вопросом об эффективности подобных мер лучше к молодежи.

Представитель наркоконтроля Сергей Оголихин признался, что увидел много шокирующих экспонатов, но посоветовал обращаться с вопросом об эффективности подобных мер лучше к молодежи.

Арт-объекты предоставил Музей погребальной культуры, а заспиртованные органы наркоманов — кафедра патологической анатомии НГМУ.

Арт-объекты предоставил Музей погребальной культуры, а заспиртованные органы наркоманов — кафедра патологической анатомии НГМУ.

Чтобы все присутствующие «выбрали жизнь», на выставке представили разные формы зависимости. Например, от сайта «ВКонтакте.ру».

Чтобы все присутствующие «выбрали жизнь», на выставке представили разные формы зависимости. Например, от сайта «ВКонтакте.ру».

Организаторы пригласили эмоциональных музыкантов из Ultra (экс-Silenzium), Street Fiddlers и Inglorious для антинаркотической рок-атмосферы.

Организаторы пригласили эмоциональных музыкантов из Ultra (экс-Silenzium), Street Fiddlers и Inglorious для антинаркотической рок-атмосферы.

Эстетика экспонатов граничит между хэллоуинским безумием с кричащей безвкусицей и строгим наглядным морализаторством — от этого сочетания хочется немедленно убежать из темного ангара.

Эстетика экспонатов граничит между хэллоуинским безумием с кричащей безвкусицей и строгим наглядным морализаторством — от этого сочетания хочется немедленно убежать из темного ангара.

«Живое — живым, а усопшее — усопшим, это старый закон. Если бы я был зрителем, я пожал бы плечами, если бы это не вызвало у меня отторжения чисто эстетического и этического характера», — рассуждает заслуженный деятель искусств РФ Владимир Калужский.

«Живое — живым, а усопшее — усопшим, это старый закон. Если бы я был зрителем, я пожал бы плечами, если бы это не вызвало у меня отторжения чисто эстетического и этического характера», — рассуждает заслуженный деятель искусств РФ Владимир Калужский.

О присутствии православного священника на рок-концерте худрук филармонии судить не взялся, оставив рассуждения о политике церкви ее руководству.

О присутствии православного священника на рок-концерте худрук филармонии судить не взялся, оставив рассуждения о политике церкви ее руководству.

Спонсор перформанса Сергей Якушин — фигура, о которой ходят различные слухи, но он уже давно перестал обращать на них внимание. Всегда леденяще спокойный, как Воланд, он редко улыбается и обычным голосом рассказывает обо всем, что связано со смертью.

Спонсор перформанса Сергей Якушин — фигура, о которой ходят различные слухи, но он уже давно перестал обращать на них внимание. Всегда леденяще спокойный, как Воланд, он редко улыбается и обычным голосом рассказывает обо всем, что связано со смертью.

Якушин сообщает, что гроб наркомана нельзя открывать из-за возможного заражения СПИДом. Если открыть, то «взору открывается ужасное, покрытое язвами, разлагающееся тело». По его словам, молодых умерших наркоманов в крематорий привозят слишком часто.

Якушин сообщает, что гроб наркомана нельзя открывать из-за возможного заражения СПИДом. Если открыть, то «взору открывается ужасное, покрытое язвами, разлагающееся тело». По его словам, молодых умерших наркоманов в крематорий привозят слишком часто.

От запаха краски невозможно дышать, и НГС.РЕЛАКС направился на улицу, где обнаружил, что крематорские белочки и верблюд находятся в добром здравии.

От запаха краски невозможно дышать, и НГС.РЕЛАКС направился на улицу, где обнаружил, что крематорские белочки и верблюд находятся в добром здравии.

В самом крематории проходит экскурсия по его «сердцу» — помещении с печью, которая никогда не выключается. Сотрудники выкатывают демонстрационный гроб и предлагают замерзшим потрогать стены печи («они довольно горячие, 80 градусов»).

В самом крематории проходит экскурсия по его «сердцу» — помещении с печью, которая никогда не выключается. Сотрудники выкатывают демонстрационный гроб и предлагают замерзшим потрогать стены печи («они довольно горячие, 80 градусов»).

Евгений, Семен и Настя уверены, что такие перформансы бесполезны для наркоманов, но для тех, кто в зоне риска, будет предупреждением. «Мерзкие только части тела. Но надо почаще такое выставлять, искусство привлечет внимание», — считают они.

Евгений, Семен и Настя уверены, что такие перформансы бесполезны для наркоманов, но для тех, кто в зоне риска, будет предупреждением. «Мерзкие только части тела. Но надо почаще такое выставлять, искусство привлечет внимание», — считают они.

Началась финальная часть акции — факельное шествие. Перед тем как совершить церемонию сожжения гроба Порока, участники расписали его «плохими словами», среди которых были «война», «смерть», «лень», «РПЦ» и «Даша не любит».

Началась финальная часть акции — факельное шествие. Перед тем как совершить церемонию сожжения гроба Порока, участники расписали его «плохими словами», среди которых были «война», «смерть», «лень», «РПЦ» и «Даша не любит».

Молодые люди возбужденно переговаривались, сравнивая действие с актом сектантов и даже сатанистов, инквизицией и обрядами первобытных племен. Некоторые затаенно молчали.

Молодые люди возбужденно переговаривались, сравнивая действие с актом сектантов и даже сатанистов, инквизицией и обрядами первобытных племен. Некоторые затаенно молчали.

Около вырытого «кратера» веяло почти могильным холодом, пока не зажгли гроб. Зазвучала мрачно-ритуальная музыка из Final Fantasy, а вокруг гроба танцевали файерщики в белых балахонах. Кажется, многие начали забывать, что пришли сюда «выбрать жизнь».

Около вырытого «кратера» веяло почти могильным холодом, пока не зажгли гроб. Зазвучала мрачно-ритуальная музыка из Final Fantasy, а вокруг гроба танцевали файерщики в белых балахонах. Кажется, многие начали забывать, что пришли сюда «выбрать жизнь».

Материал подготовили Мария Фугенфирова и Ирина Малыгина

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
странно
22 окт 2012 в 10:43

жалко что люди с большими деньгами способны лишь на такие "акции".
Много людей умирает, много работы у крематория. Хорошо-ли это?

Глупый Жора
18 окт 2012 в 00:33

Безумно жалею о том, что напрочь забыл об этом мероприятии, а так хотел поехать!
Кто был - давайте мне свои ощущения!

мдаааа
18 окт 2012 в 00:27

мир продолжает сходить с ума....семимильными шагами. как этот перфоманс сможет помочь профилактики наркомании хотелось бы знать? бред какой то, честно говоря, на мой взгляд.