13 августа четверг
СЕЙЧАС +18°С

«Утром ребёнок ушёл в школу, а вернулся пакет с вещами в крови». Суд пожалел пенсионерку, задавившую мальчика

Вместо колонии-поселения ей дали условный срок

Поделиться

Ивану Гречневу было 14 лет. Он переходил дорогу по пешеходному переходу, когда его сбила машина, за рулем которой была 81-летняя жительница Академгородка

Ивану Гречневу было 14 лет. Он переходил дорогу по пешеходному переходу, когда его сбила машина, за рулем которой была 81-летняя жительница Академгородка

Новосибирский областной суд смягчил наказание 81-летней Людмиле Колониной, которая в июне прошлого года сбила на пешеходном переходе 14-летнего Ивана Гречнева. Мальчик спустя 10 дней умер от полученных травм в реанимации, а Советский районный суд Новосибирска приговорил пенсионерку к году лишения свободы в колонии-поселении. В ответ на это Колонины подали апелляцию и смогли добиться того, чтобы пожилая женщина осталась дома. Семья погибшего мальчика недовольна решением облсуда и готова его обжаловать, чтобы добиться реального срока для виновницы ДТП.

3 июля Новосибирский областной суд согласился смягчить наказание Людмиле Колониной, которая сбила 14-летнего Ивана Гречнева. Вместо года колонии-поселения пенсионерке дали условный срок.

— Приговор Советского районного суда от 4 марта 2020 года изменить. Смягчить назначенное Колониной наказание по части 3 статьи 264 УК РФ до 11 месяцев лишения свободы. Применить статью 73 УК РФ и назначенное наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 2 года 6 месяцев с возложением обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа. В остальной части приговор суда оставлен без изменений, — сообщили вердикт в Новосибирском областном суде.

«Нельзя менять привычный уклад жизни»

С решением суда мама мальчика Наталья Богданова категорически не согласна и готовится его оспаривать. О новом решении она узнала постфактум.

— Суд должен был меня уведомить заказным письмом, что Колонина приедет на заседание, когда и где, во сколько оно должно быть. 8 июля почтальон принес мне обычное письмо, не заказное. И в этой бумаге написано, что она будет участвовать в процессе, — рассказывает Наталья Богданова.

Изначально они с супругом были согласны с тем, что Советский районный суд отправил пенсионерку на год в колонию-поселение.

— Мы, конечно, понимали, что это очень мало. Но так как ей хоть что-то дали, то подумали, что для бабушки её возраста года хватит, чтобы осознать. Хотелось, чтобы она поняла, что в этой ситуации виновата она, а не наш ребенок, который шел через пешеходный. Она его сбила на пешеходном переходе, а потом 50 метров тащила. Я попросила судью как можно строже её наказать, раз она не поняла, не попросила прощения, — объясняет женщина.

Также пострадавшей семье присудили компенсацию морального вреда в 1 миллион рублей. Но Колонины подали апелляцию и приложили к ней документы, что пенсионерка не может сидеть в колонии-поселении.

— Принесли справки из частной клиники, где дано заключение, что ей нельзя менять привычный уклад жизни. Она делала МРТ головного мозга еще в 2018 году, и там были множественные поражения головного мозга. Ей уже тогда ставили старческую деменцию. У меня вопрос — если у тебя была деменция с поражением головного мозга, то что ты делала за рулем? Она наблюдалась уже в тот момент у невролога. Когда после ДТП я списалась с её родственницей, снохой, та сказала: «Мы уже шесть лет пытались её из-за руля вытащить».

«Её жизнь не изменится, а мой ребенок умер»

В итоге заседание по апелляции проходило без родителей погибшего мальчика.

— Она приехала на суд, села в инвалидное кресло, бабушка — божий одуванчик. И судья ей снизила срок до 11 месяцев условно. В нашем понимании условно — вообще жизнь человека не меняется. Ты жила, своей семьей, в своей квартире, и ты также остаешься жить дальше. А мой ребенок, который просто шёл по пешеходнику со школы, умер. И мы не поняли, почему меня, маму, никто не выслушал, — не понимает Наталья Богданова. — Я не кровожадный Бармалей, если бы были бумаги с обычной поликлиники, в которой она всю жизнь наблюдалась на Морском, или суд направил в какую-нибудь клинику на обследование — другое дело. Если она сидеть не может, если она реально инвалид в кресле, ноги отказали, слегла — такое бывает, то действительно сидеть нельзя. А верить бумажкам из частной клиники — смешно.

По словам Натальи Богдановой, она до сих пор не получила полное решение суда с мотивировочной частью. Но документ уже опубликован на сайте.

— По закону у нас бабушек и дедушек не садят. Но за рулем им ездить можно до бесконечности, пока не умрут. Я не удивлюсь, что сейчас она больная и хромая для этого суда, а потом пойдет в другую частную клинику, благо, их сейчас много, и возьмет справку, что она здорова, как бык, и сядет снова за руль. Когда она сбила насмерть моего сына, после этого её видели за рулём. Люди в истериках звонили: «Представь, мы видели её за рулем», — утверждает мама погибшего подростка.

Наталья объясняет, что и она, и вся её семья, в которой, помимо Ивана, ещё пять детей, до сих пор переживают трагедию.

— Утром у меня ребёнок ушёл в школу, а вернулся пакет с вещами в крови, а ребёнок в реанимации. Что мы чувствовали каждый день? Как мы ждали девяти утра, чтобы позвонить? Как операция нам эта далась, когда ему две трети мозга удалили на второй день? Что нам говорили? Вот это они не хотят слышать. Им не интересно. У них сейчас цель — бабушку отмазать. И сейчас я всё веду к тому, что если она больна и это докажет государственная экспертиза — вопрос снят. В жизни всякое бывает — не затормозил, что-то ещё. Просто попроси прощения. Скажи: «Я виновата, я убила нечаянно. Не заметила, думала, проскочу». Не знаю, какие там варианты. Но ты нам хоть что-то скажи по-людски. А привести свидетеля, обвинить ребенка, что он шёл по пешеходному, а потом резко рванул по диагонали... Такой бред, — рассуждает Наталья Богданова.

«Я ничего уже не могла изменить»

В материалах дела были зафиксированы показания самой Колониной, которая рассказывает о причинах ДТП и утверждает, что не видела мальчика.

— Я пересекала и, как мне казалось, уже пересекла полоски пешеходного перехода и никого не видела в поле обзора. Неожиданно слева появилась быстро движущаяся фигура, я нажала на тормоза, но было уже слишком поздно, произошло столкновение. Мой муж вскрикнул и вскинул руки. Это было страшно, я сказала: «Это конец» и, быстро глянув везде, увидела рядом с машиной, слева от нее, лежащее примерно параллельно белой разделительной полосе тело, — говорится в показаниях.

Женщина рассказывает, что отъехала от мальчика ближе к поребрику и долгое время находилась в шоке.

— Сразу после столкновения я вслух переживала, что я ничего уже не могла изменить, а Евгения Захаровна, ехавшая с нами, сказала что-то вроде: «Как будто вдруг специально бросился».

Далее Людмила Колонина рассказывает, что пыталась помочь семье материально, а также извинялась перед ними.

Сама Людмила Колонина, по словам её сына, не может сейчас лично общаться с журналистами, так как до сих находится в состоянии шока, поэтому апелляцию прокомментировал он.

— Я неоднократно передавал её извинения потерпевшим по телефону и СМС. Я неоднократно просил потерпевших принять от нас извинения за маму и посильную помощь, встретиться с мамой и мной для принесения извинений лично — от помощи и встречи потерпевшие отказывались до того самого дня, когда заявили гражданский иск о возмещении морального вреда. Также моя мама неоднократно приносила свои извинения родителям Ивана в зале суда — во время дачи показаний, во время последнего слова и во время апелляционного заседания, — утверждает Антон Колонин, сын пенсионерки.

По его словам, помимо 70 тысяч рублей на похороны, семья перечислила потерпевшим сразу же еще более 200 тысяч рублей, а также полностью возместила моральный вред в 1 миллион рублей. Мужчина предоставил в редакцию документы, подтверждающие эту информацию. Мама мальчика также частично подтвердила, что её семья получала деньги от Колониных. Но последние 500 тысяч рублей до неё пока не дошли.

Антон Колонин объяснил, почему их семья решила подать апелляцию на решение Советского суда, который отправил его маму в колонию-поселение.

— Здоровье моей мамы после года моральных страданий и ограничения свободы в ходе месячной стационарной психиатрической экспертизы таково, что теперь само нахождение в месте лишения свободы без постоянного ухода и обслуживания и ежедневного медицинского контроля с постоянной корректировкой программы лечения и регулярными госпитализациями может привести к её смерти, — убежден Антон Колонин.

Он отметил, что его слова подтверждает заключение врачебной комиссии, в котором указано, что Людмиле Колониной противопоказана смена привычного уклада, есть угроза жизни, и предоставил заключение частной клиники.

— Более того, с момента заключения врачебной комиссии моя мама перенесла коронавирусную инфекцию, что ещё больше усугубило её состояние здоровья. Поскольку причинение смерти по неосторожности в Уголовном Кодексе РФ не предполагает смертную казнь виновному, я лично считаю, что как подача апелляции, так и решение апелляционного суда были обоснованы, — считает мужчина.

Антон Колонин рассказал, что машина, на которой передвигалась пенсионерка, принадлежала ему, после ДТП её увезли на штрафстоянку, а после суда продали для возмещения морального вреда потерпевшим.

Сейчас мама погибшего мальчика готовит документы, чтобы обжаловать решение Новосибирского областного суда, а пенсионерка пока остается дома.

В начале июля стало известно, что Ленинский районный суд Новосибирска рассмотрит уголовное дело против 60-летнего водителя Lexus RX300, который в августе прошлого года сбил 85-летнюю женщину-пешехода.

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ5
  • УДИВЛЕНИЕ3
  • ГНЕВ88
  • ПЕЧАЛЬ18

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!