2 июля четверг
СЕЙЧАС +19°С

Сломанные рёбра, две пули и пистолет без отпечатков — загадочная смерть мужчины в Пашино

Следователи считают, что это был суицид. Родственники и эксперты не согласны. Публикуем их аргументы

Поделиться

В декабре 2018 года в котельной его собственного дома в СНТ «Заря Пашинское» нашли тело 39-летнего Дмитрия Собко — мужчина погиб от выстрела в висок. Рядом валялись пистолет и шесть гильз. Больше года сестра погибшего Анна Мистрюкова пытается добиться возбуждения уголовного дела — девушка уверена, что её брата убили. В его смерти слишком много непонятного — мужчину нашли с переломанными рёбрами, в голове у него обнаружили две пули, на пистолете, который лежал рядом с телом, нет отпечатков, а в показаниях свидетелей есть расхождения. Но Следственный комитет из раза в раз присылает родственникам постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Таинственная гибель разделила семью погибшего на два лагеря — жена верит в версию с суицидом и запрещает старшему сыну общаться с тётей и бабушкой, которые считают иначе. Подробности — в материале криминального журналиста Алёны Истоминой.

Анна Мистрюкова выкладывает кипу документов и фотографий. Больше года женщина тщательно собирает всю документацию, но признается, что уже не знает, к кому обращаться за помощью. Анна пишет заявления в прокуратуру одно за другим, беседует со следователем, несколько раз была в кабинете у Юрия Лущенкова, ещё когда он был руководителем Заельцовского межрайонного следственного отдела (сейчас Лущенков задержан по подозрению во взяточничестве).

— Слишком много странного в этом деле. Нам надо знать правду. Мама до сих пор в себя прийти не может, — рассказывает Анна Мистрюкова. — Какой суицид? У него низкий болевой порог. Он падал в обморок от одного вида крови — мы с ним кровь ездили сдавать, так он, здоровый двухметровый дядя, упал в обморок. Он никогда не резал скотину. У отца было хозяйство — он бледнел, как окно пластиковое становился, сразу уходил. А так себя убивать — это нереально.

Кто нашёл тело?

Первая странность, рассказывает Анна Мистрюкова, заключается в том, кто же всё-таки обнаружил тело Дмитрия. По словам женщины, вечером 9 декабря жена погибшего позвонила её семье и сказала, что «какая-то трагедия произошла». Когда Анна приехала на место, то та рассказывала участковому, что тело обнаружили соседи. Но в дальнейшем, по словам Мистрюковой, сноха везде говорила о том, что тело обнаружил старший сын Дмитрия.

Сестра погибшего Анна Мистрюкова не верит в то, что Дмитрий мог покончить с собой

Сестра погибшего Анна Мистрюкова не верит в то, что Дмитрий мог покончить с собой

Как следует из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (копия постановления имеется в распоряжении редакции), Дмитрий состоял на учёте у нарколога с синдромом зависимости от алкоголя. С 1 декабря он был в очередном запое. Как раз в это время он узнал о беременности супруги. На два дня перестал пить, а потом решил, что ребенок не от него, и снова запил.

— Он раз в год выпивал, да, — объясняет Анна. — Когда работы не было. Закрывался дома один и пил недели две. Потом год не прикасался к спиртному. Пил всегда один, не буянил, ни с кем не ругался. Его никто не трогал эти две недели, Юля с сыном уходили из дома, все уже привыкли к такому.

В материалах дела говорится, что жена неоднократно просила Дмитрия бросить пить — «он отвечал, что скоро всё закончится». 6 декабря женщина взяла ребёнка и уехала из дома, но каждый вечер она приезжала проведать супруга. 9 декабря она вместе с 13-летним сыном приехали домой в посёлок Пашино.

— Сын задержался возле кочегарки, сказал, что папа упал и у него кровь, — говорится в постановлении. — Она быстро попросила сына покинуть дом и побыть на улице, на крыльце. Зашла в кочегарную комнату, Дмитрий лежал в луже крови без признаков жизни. Она закричала от страха, вышла на улицу, стала звать на помощь соседей, чтобы определить, жив Дмитрий или нет.

Повсюду валялись бутылки, был бардак, но следов взлома обнаружено не было.

— Сначала она сказала, что соседи ей позвонили, потом — что ребёнок его обнаружил, — недоумевает Анна. — Ребёнок ничего не говорит, она не даёт опрашивать его. И с нами он не общается, мы после похорон не виделись. Я раз ехала на службу в Коченёво и увидела племянника, попыталась с ним поговорить... Он не общается, он прям боится меня, остерегается.

Вдова Дмитрия категорично отказалась разговаривать с журналистом НГС.

— Не собираюсь это обсуждать, это моя личная жизнь, — объяснила она свою позицию. — Есть какие-то морально-этические соображения, по которым я не могу говорить об этом. У меня двое детей, один из которых грудничок (в мае 2019 года женщина родила второго ребёнка — Прим. ред.), которых мне нужно поднимать.

Две пули, отсутствие отпечатков и сломанные рёбра

— Оснований для возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 105 УК РФ (убийство — Прим. ред.), по факту обнаружения трупа Собко Д. В. с огнестрельным ранением головы не имеется, — говорится в постановлении Следственного комитета.

Анна считает, что следователь поторопился закрыть дело — слишком много вопросов, на которые не получены ответы. Так, пистолет, от пули которого погиб Дмитрий, «изготовлен самодельным способом по типу казнозарядного оружия», говорится в заключении экспертов.

— Не было у него такого пистолета. И вообще никакого пистолета не было, — недоумевает сестра погибшего. — Кто бы ему изготовил такое? Как самодельный пистолет мог появиться в доме брата, прямо накануне самоубийства?

По результатам судебно-медицинской экспертизы, в черепе у погибшего обнаружено две пули. Также у него диагностирована тупая травма груди: «переломы 508 рёбер (именно так и написано в документе — Прим. ред.) справа по среднеключичной линии, 7 рёбер справа по передней подмышечной линии». По мнению эксперта «данные телесные повреждения образовались в результате воздействия твёрдого тупого предмета, возможно образование при падении с высоты собственного роста». Также установлено, что погибший в момент смерти находился в состоянии алкогольного опьянения сильной степени.

Но больше всего Анну удивляет то, что на пистолете, который был найден возле тела Дмитрия, не обнаружено никаких отпечатков.

— На предоставленных пистолете, пяти гильзах, двух патронах, изъятых в ходе осмотра места происшествия, и двух гильзах, изъятых при производстве СМЭ из раны Собко Д.В., следы рук не выявлены, — следует из заключения эксперта.

По просьбе НГС с материалами дела ознакомился представитель коллегии адвокатов Новосибирской области «Форум-Сибирь» Павел Яровой — эксперт считает, что СК принял преждевременное решение, и необходима дополнительная проверка.

— Здесь есть ряд невыясненных следствием вопросов, которые необходимо выяснить, — объясняет адвокат Павел Яровой. — Первое: откуда в этом доме взялся строительный пистолет, если все говорят, что его не было? Вот откуда он там появился? У человека его не было, человек пил запоями — откуда у него взялся пистолет? Второе — как так получилось, что человек стрелял сам в себя, но отпечатков его пальцев на пистолете нет? Как это может быть? Очень странно и непонятно.

Адвокат называет две найденные в черепе пули при гипотетическом самоубийстве чудом из голливудских фильмов.

— Пуля может быть одна: выстрелил, умер, упал, — продолжает эксперт. — Третий вопрос — да, эксперт написал, что эти телесные повреждения могли быть причинены при падении на какой-то предмет. Сразу возникает вопрос — а где этот предмет? Там был стул, стол, что-то еще. Или их там не было? Если их там не было, и следователь пишет, что он упал, ударившись о собственный локоть, то тогда необходима дополнительная экспертиза. Если на эти четыре вопроса будет дан ответ, то мы будем говорить о том, что проверка проведена надлежащим образом, всё установлено, никакого убийства не было, было самоубийство. Пока я вижу, что решение принято преждевременно и необходима дополнительная проверка.

Конфликты в семье погибшего

По словам Анны Мистрюковой, после того, как она стала ездить к следователю и пытаться обжаловать постановления в прокуратуре, отношения с женой погибшего у них резко испортились.

— Она прям устраивала скандалы, — недоумевает сестра погибшего. — Ещё с самого первого раза, как только я к следователю поехала. Зачем, для чего я поехала. Типа мы же всё решили — суицид и суицид. Из-за этого конфликт за конфликтом. Я никого ни в чём не обвиняю, но слишком странное поведение, в показаниях много нестыковок. Я просила детектор лжи, она сразу написала отказ. Сноха крайне непонятно реагирует на любую мою попытку хоть как-то расшевелить следователей.

Анна — младшая сестра погибшего

Анна — младшая сестра погибшего

По словам Анны, её брат с 16 лет работал каменщиком. Дом в Пашино, в котором он жил с женой и сыном, «по кирпичикам собрал сам, один». Каждый день с шести утра мужчина был уже на работе, домой возвращался под вечер.

— Я такого брата всем желаю, — срывающимся голосом рассказывает Анна. — И в поступках, и в отношениях. У нас замечательные отношения были. В детстве горки строил, мне всегда велосипеды ремонтировал, с уроками помогал, компьютер купил, когда я пошла учиться. Много чего было, не передать всего. Замечательный брат был, всегда помогал. Лучше его не было и не будет.

Какая версия вам ближе?

    Несколько лет назад в Кольцово в собственной квартире нашли тело дизайнера Елены Смородиновой — она заморила себя голодом по совету своего наставника. 17 дней погибшая ничего не ела и не пила — пока она умирала, подруги молились под дверью её квартиры.

    Если у вас есть важная информация по делу о гибели Дмитрия Собко либо вы хотите предложить другую тему для публикации, то свяжитесь с нашим криминальным журналистом или с редакцией по номеру WhatsApp 8–982–781–74–07.

    оцените материал

    • ЛАЙК7
    • СМЕХ3
    • УДИВЛЕНИЕ1
    • ГНЕВ23
    • ПЕЧАЛЬ5

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!