4 апреля суббота
СЕЙЧАС +5°С

В 90% случаев эти простые правила позволят вовремя обнаружить рак: откровенный разговор с онкологом

Доктор Гаврилов рассказал, как не пропустить болезнь и что делать, если онкология уже обнаружена

15 766

Поделиться

Павел Андреевич Гаврилов,&nbsp;онколог, хирург, уролог-андролог,&nbsp;нейроуролог<br> <!--[if !supportLineBreakNewLine]--><br> <!--[endif]-->

Павел Андреевич Гаврилов, онколог, хирург, уролог-андролог, нейроуролог

Врачи-онкологи и ученые по всему миру отмечают, что количество раковых заболеваний растет с каждым годом. Кто-то видит причины в пути, по которому развивается наша цивилизация: промышленность, экология, стрессы. Кто-то утверждает, что рост заболеваемости связан с развитием методов диагностики и лучшей выявляемостью болезни. Так или иначе, онкобольных становится все больше, и едва ли найдется сегодня человек, у кого среди родных, знакомых или коллег в семье не было бы такого горя.

Между тем наука не стоит на месте, и в связи с более ранней выявляемостью это заболевание успешно лечится, а в запущенных случаях порой из разряда смертельных переходит в разряд хронических, с которыми можно полноценно жить долгие годы, десятилетия. О том, что в наших силах, чтобы не пропустить болезнь, и что делать, если болезнь уже обнаружена, мы говорили с опытным онкологом, хирургом, заведующим хирургическим отделением «Клиники Пасман» Павлом Гавриловым.

— Павел Андреевич, врачи говорят: главное — вовремя обратиться. Но что это «вовремя» означает? Вот я живу, у меня ничего не болит, что я должна сделать, чтобы упредить, например, рак желчного пузыря?

— Что такое «вовремя»: есть определенные «чек-апы», по-простому — медосмотры, которые проходят сотрудники практически любых организаций. Во всяком случае должны проходить. Конечно, сейчас уровень этих медосмотров не очень хороший, тем не менее каждый человек должен знать, что раз в год он должен пройти УЗИ брюшной полости, почек, мочевого пузыря, ФГС. Мужчины должны пройти уролога и сделать УЗИ простаты, женщины — пройти гинеколога, сдать мазки, сделать гинекологическое УЗИ и регулярно осматривать молочные железы самостоятельно. Флюорографию необходимо всем проходить раз в два года, если вы не медработник, не работаете в тюрьме, полиции или другой сфере, связанной с рисками, — там раз в год. Все. Это несложно.

Выполнив эти обследования, мы закрыли практически 90% возможной онкологии. Поскольку у нас на первом месте рак легкого, у мужчин рак желудка с раком почки и раком простаты конкурируют, у женщин — рак шейки матки и рак молочной железы. Это наиболее частая онкология.

— А как же рак мозга? Сколько случаев в последнее время даже среди известных людей: Жанна Фриске, Дмитрий Хворостовский, Михаил Задорнов…

— Рак мозга встречается гораздо реже, чем рак молочной железы, рак легкого, рак желудка и рак почки, вместе взятые. Я понимаю, что эти истории на слуху, но вы назвали три человека, а население Земли больше 7 миллиардов, и никто не говорит о том, что каждый день от рака легкого умирает один человек. Потому что это обычные люди, не «звезды». Но они умирают каждый день.

— Вы сказали, что ФГС необходимо делать каждый год? Не самая приятная процедура…

— Да. Конечно, не самая приятная, но сейчас есть совершенно другие эндоскопы — не толстые виброскопы, а тонкие гастроскопы. ФГС необходимо проходить для предупреждения и рака желудка, и язвы, и хеликобактерной инфекции, которая может спровоцировать язву, а та — развитие рака. Надо делать. Хотя бы раз в год. Хотя бы раз в три года, если какие-то сложности. А если что-то нашли, то на контроле держать раз в год точно. Тем более если в семье есть онкология.

— Доказано, что есть генетическая предрасположенность к тому или иному виду рака. А есть анализы, позволяющие определить ту или иную предрасположенность?

— Есть онкомаркеры, позволяющие определить предрасположенность к раку молочной железы, их можно сдать, и просто необходимо сдать тем, у кого у мамы или бабушки была онкология молочной железы. Если подтвердится генетическая предрасположенность, надо каждые полгода делать УЗИ железы, маммографию и каждый день себя смотреть.

Что касается других видов онкологий, пока нет достоверных анализов. Но есть факты, которые свидетельствуют о предрасположенности к тому или иному заболеванию.

Например, если у кого-то в семье был рак кишечника и почки вместе, велика вероятность синдрома Линча (генетически обусловленное заболевание, которое проявляется возникновением рака толстой кишки, матки, яичников, почек, желудка, поджелудочной железы и головного мозга), это беда. В таком случае обязательно делать колоноскопию, УЗИ почек, каждые полгода сдавать анализ мочи. Это редко встречается, но генетически передается.

Еще есть семейный диффузный полипоз кишечника, когда в кишечнике сотни полипов и из них один точно будет раком, он передается всем: от матери к дочери. У одной в 20, у другой в 25 лет. Сто процентов. Человек обречен изначально. Но если вовремя убрать кишечник, человек может прожить долго.

— Но что это за жизнь будет?

— Понятно, что это другая жизнь, но наш организм может к этому привыкнуть. Со временем тонкая кишка, чувствуя, что там дальше ничего нет, берет на себя функцию толстого кишечника впитывать жидкость. Да, первое время без него тяжело. Но тут два варианта: в любом случае этот кишечник уберут, когда обнаружат рак, и этот путь гораздо тяжелее, поскольку дорога от I стадии к IV очень коротка — буквально несколько месяцев, и могут метастазы в печень, легкие пойти. Поэтому лучше идти по другому пути — вовремя убрать кишечник. Такие пациенты постепенно адаптируются и живут, у них появляются семьи, дети.

Главное, что надо иметь в виду: если у человека в семье был рак, надо пристально за собой смотреть — не бояться, а контролировать состояние своего здоровья. Если есть какие-то опасения, подозрения — не паниковать, а идти к профильным специалистам-онкологам. Помните, что время — дорого!

Надо понимать, что наука движется вперед, с внедрением новых методов исследования и подходов к лечению с каждым годом врачи добиваются лучших результатов. Постоянно появляются лекарственные препараты, более эффективные, с меньшим токсическим эффектом. Мы применяем таргетные (целевые) препараты, которые прерывают сигнальные пути в опухолевой клетке, а особый класс препаратов — бисфосфонаты, позволяет пациентам даже при поражении костей метастазами жить  многие годы и нормально себя чувствовать: возвращаться в привычную среду, успешно работать — жить полной жизнью.

Даже если пациенты по каким-то причинам вовремя не посетили онколога (боялись, пытались как-то иначе лечиться) и болезнь развивалась, — даже в этих случаях можно проводить эффективное лечение. В такой ситуации задача онколога — перевести распространившееся заболевание в болезнь хроническую, которую можно лечить, с которой можно жить, как, например, с сахарным диабетом, ишемической болезнью сердца, гипертонической болезнью и многими другими.

С помощью фотодинамической терапии (ФДТ) можно продлить жизнь пациентам с распространившейся болезнью, когда опухоль пустила метастазы, на годы; улучшить качество жизни, снизить болевой синдром. Например, если у пациентки рак яичника и ей сказали: все, мы ничего уже не можем сделать — метастазы по брюшной полости пошли, киста в животе огромных размеров поддавливает легкие, дышать невозможно. Что делать? Удалять? Но она снова быстро нарастет. Делаем лапароскопию и ФДТ. Кисты, конечно, появятся в животе, но не таких размеров. Проходит год, динамика стабильная, киста в районе 2 см держится — пациентка живет, а без этого могла от легочной недостаточности давно умереть. Она не могла даже на первый этаж без одышки подняться, а сейчас нормально ходит. Это лишь один пример того, как может быть эффективна такая терапия.

Она уничтожает раковые клетки, метастазы. Это то же облучение, только светом, щадящее. По сути, от рака такой пациент не излечится, но это помогает поддерживать болезнь на уровне, который позволяет прожить дольше, и качество этой жизни будет существенно лучше.

Но это мы говорим уже о серьезных стадиях, когда болезнь распространилась.

— С какими видами рака к вам можно обратиться за помощью, и за какой?

— Мы оказываем всю необходимую помощь по онкологии: от диагностики до лечения (химиотерапия, гормональная терапия, операции) и восстановления, в том числе с помощью пластической хирургии, а также проводим дальнейшее наблюдение.

Наши онкологи лечат рак языка, ротовой полости, щитовидной железы, слюнных желез, онкологические заболевания тимуса (вилочковой железы), которые редко бывают, тяжело диагностируются, мало себя проявляют и часто на поздних стадиях обнаруживаются: оперируем, химиотерапию проводим, если необходимо.

При раке молочной железы проводим полный спектр лечения, за исключением облучения. Но если в нем есть необходимость, направляем либо в клинику им. Мешалкина, либо в горбольницу, либо в онкодиспансер. Кроме того, делаем реконструктивные пластические операции для восстановления эстетики груди. В том числе одноэтапные, когда сразу и опухоль убираем, и восстанавливаем грудь, чтобы повторно не оперироваться.

Помогаем при онкологии ЖКТ: раке желудка, поджелудочной железы, панкреатобилиарной зоны (печень, желчный пузырь, протоки) — это редкие опухоли, которые мы оперируем и лапароскопически, и с помощью открытых операций в зависимости от стадии заболевания. Оперируем опухоли толстого кишечника.

Лечим опухоли почки — с удалением, с частичным сохранением; опухоли лоханки, мочеточника. Если мы оперируем рак почки на I, II и даже III стадии, можно вылечить человека — прогноз очень хороший. Чем раньше выявлено заболевание, тем больше шанс сохранить почку. Операции эти мы выполняем лапароскопически — через небольшие проколы, без больших разрезов (как при полосной операции). Восстановление после них происходит намного быстрее и легче.

Бывают опухоли такого размера, что мы убираем их с частью почки, и при этом сохраняем орган. Если опухоль больше 4 см или находится рядом с крупными сосудами, делаем нефрэктомию (удаление) почки, но также лапароскопически — и лишь в конце операции делаем небольшой разрез для удаления органа.

При раке мочевого пузыря мы делаем все, чтобы сохранить орган, но, к сожалению, не всегда это возможно: заболевание практически никак себя не проявляет и часто обнаруживается на поздних стадиях — тогда приходится удалять мочевой пузырь. Но это не повод для отчаяния: мы выполняем операции Штрудера — удаляем орган и заменяем его на искусственный мочевой пузырь, выполненный из тонкого кишечника пациента, который подшивается к уретре и функционирует как обычный: люди ходят в туалет сами, никаких трубок и мешков — человек живет как прежде. Операция выполняется лапароскопически, без разрезов.

Лечим рак простаты, гинекологические раки: матки, шейки матки, яичников.

Ключевая особенность нашей клиники — опытные врачи, ученые-практики с мировым именем. Это и профессор, д. м. н., заслуженный врач России, онколог, маммолог, пластический хирург Сергей Васильевич Сидоров, профессор, д. м. н., хирург, онколог Сергей Данилович Никонов, профессор, д. м. н., онколог, эндокринолог, хирург Сергей Петрович Шевченко. У нас работают и опытнейшие врачи, и их лучшие ученики, например ученица профессора Сидорова онколог-маммолог Екатерина Сергеевна Ногайцева. У нас работает прекрасная команда опытных пластических хирургов, которые занимаются эстетическим восстановлением онкологических больных. Ведь наша задача — чтобы пациент ушел от нас радикально пролеченным, красивым и довольным.

«Клиника Пасман»:
ул. Карамзина, 92
тел.
+7 (383) 285–60–59
Pasman-clinic.ru
Instagram

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter