12 июля воскресенье
СЕЙЧАС +19°С

«Умрёте, когда я разрешу!». 40-летний сибиряк ответил на колонку про кризис среднего возраста

Публикуем мнение человека, который нормально относится к тому, что никогда не будет начальником

Поделиться

Игорь честно признается, что у него нет времени на депрессии

Игорь честно признается, что у него нет времени на депрессии

Авторская колонка 33-летнего Дмитрия Карпова о кризисе среднего возраста (полностью прочитать её можно тут) вызвала бурное обсуждение. За сутки сибиряки оставили больше 500 комментариев под текстом. Некоторых мнение мужчины сподвигло на собственные откровения. Читатель НГС Игорь Пауль написал ответную колонку, которую начал со слов: «Мне 40 лет, и у меня нет кризиса среднего возраста. На это просто нет времени». Публикуем его письмо полностью.

— «Нежелание идти на работу, депрессия и осознание собственной никчемности... Кому-нибудь из вас это знакомо?»... Так начался текст предыдущей колонки. Сама постановка вопроса подразумевает положительный ответ, который воспринимается как должное. Считается, что к определённому возрасту у мужчины должен наступить кризис среднего возраста, что подтверждает опыт моих даже более молодых друзей. А у меня сам вопрос вызывает протест. Ну вот нет у меня кризиса среднего возраста и, наверное, не предвидится. Давайте расскажу почему.

Принято считать, что наше место в жизни во многом зависит от детства. Моё детство было счастливым. Родители меня очень любили и ничего для меня не жалели, хотя и не могу сказать, что баловали. А потом пришли 90-е.

Для многих людей это сейчас звучит как оправдание. По нам это тоже очень сильно ударило. Мои родители всю жизнь проработали в типичном советском НИИ, будучи кандидатами наук. Представляю, каково им тогда было. Мир в тот момент словно перевернулся, и люди с вершины социальной пирамиды оказались фактически у её подножья. Тут бы самое время руки опустить и пить начать. Но они работали и занимались моими образованием и воспитанием. Воспитание было простым и основано на личном примере.

Мы не врём, не опаздываем, не сдаёмся и своих не бросаем. Нам не нужно было объяснять, что такое ответственность.

К 18 годам воспитание было единственным, что я получил от родителей, и, как показала, дальнейшая жизнь, это было самым ценным. Когда закончилась школа, нужно было выбирать дальнейшее образование. Насмотревшись популярных в то время сериалов, я выбрал профессию юриста. Родителям не особо понравился мой выбор, в то время профессия ценилась достаточно низко, а выпуск молодых специалистов существенно превышал потребности рынка. Своё мнение они озвучили, но мешать мне не стали. Они считали, что каждый должен сам делать выбор и нести за него ответственность.

Учился я хорошо, был лучшим на факультете. Я не зубрил, мне просто очень нравилось, поэтому всё легко давалось. Я точно был на своём месте. Довольно быстро понял, что реальная юриспруденция ничем не похожа на то, что показывают в сериалах, но мне всё равно нравилось. Попутно пошёл заниматься единоборствами. Больших спортивных достижений у меня не было, но эти занятия все равно очень помогли в жизни.

Уже к концу обучения я понял, что всё, что говорили о рынке занятости для юристов, правда. Без опыта меня там никто не ждал. И этот опыт я старался заработать как угодно. 

Брался за любую работу, даже если за неё никто платить не собирался.

В результате получилось пристроиться в юридическую фирму помощником за почти номинальное вознаграждение.

А потом судьба дала мне шанс. Начальник нашёл крупного клиента с большим количеством однотипных дел. На тот момент загрузка в фирме у меня была самая низкая, поэтому их все сложили на мой стол. Я взял и начал разбираться с нуля. Специфика была такая, что в вузе этому не учили. Но я разобрался. Сейчас я один из лучших специалистов в своей области. Звучит как хвастовство, но я знаю себе цену. Главным показателем является уважение в профессиональном сообществе и периодические просьбы проконсультироваться от других юристов.

Вместе с профессиональной квалификацией пришли деньги. Я знаю, что такое бедность, и тогда деньги имели большое значение. Я смог наконец-то позволить купить себе квартиру, машину, жениться. Потом ребёнок появился. На горизонте замаячило вполне осязаемое светлое будущее. Большой дом с лужайкой, дети с собакой играют и всё в таком духе. Но внезапно всё рухнуло. В моей жизни случился развод. Мне тогда было 37 лет.

Тут же возникло очень много вопросов. Для чего мне работать? Чтобы дом большой купить? Но кто будет в нём жить?

А если не работать, то чем тогда заниматься? Пить? Я попробовал, как и положено в такой ситуации — оказалось, это не моё. И вот тут мне особенно помогло то, что я узнал от родителей, на тренировках и во время работы.

Многие считают нашу семью жестокой. Это от того, что мы довольно требовательны к окружающим нас людям. Но эта требовательность начинается с требовательности к себе. Мы не просим от людей того, чего не делаем сами. А дальше включается железная неубиваемая логика: если я могу это сделать, то почему ты не можешь? Когда тебе задают подобный вопрос, ты не знаешь, что ответить — что бы ты ни сказал, это будет звучать как жалкие оправдания. Но ведь выглядеть жалким не хочется, особенно в своих глазах. Любая попытка скулить и давить на жалость вызывает у меня чувство брезгливости. У меня даже есть поговорка, заимствованная из одного фильма: «Основная причина человеческой смертности — жалость к себе».

И с тренером мне в своё время повезло. Помню, как он заставил нас однажды под конец тренировки отжиматься на кулаках до изнеможения и кричал тем, кто уже не мог подняться: «Умрёте, когда я разрешу!». Не знаю почему, но я эту фразу буквально воспринял, и разрешения до сих пор не последовало.

Так что умирать или опускаться на самое дно я не собирался. Мне просто нужно было начать как-то жить по-новому. И я это сделал. Сделал так, как меня учили.

Начал я с того, что бросил работу. Мог себе позволить. Долгов у меня не было, а некоторые сбережения имелись. Это нужно было для того, чтобы как можно больше времени проводить с ребёнком, занимаясь его воспитанием и образованием. Удалённо это делать очень сложно, а положиться на человека, который не побоялся разрушить семью и как следствие жизни двух людей, я не могу. Меня по-другому воспитывали. Так что сейчас я каждый день встречаю ребёнка из школы и делаю с ним уроки. И это не всё. Я стараюсь проводить с ним как можно больше времени. Если я не буду им заниматься, то непонятно, что с ним дальше будет.

Моя бывшая жена сейчас активно занимается личной жизнью, а я до сих пор не понимаю, что может быть более личного, чем твой собственный ребёнок. Мамой при этом она числиться продолжает.

Несмотря на то что я бросил работу, работа не бросила меня. Юристы моей квалификации и специализации очень востребованы, специалистов катастрофически не хватает, и заказы поступают регулярно. Так что денег на еду, ещё одну ипотеку и ребёнка хватает. Работаю я дома, и у меня есть два типа дней — разъездные, когда встречаешься с клиентами или ходишь в суд, и письменные, когда работаешь с документами. Письменные в основном приходятся на выходные. В это время никто не звонит и есть возможность спокойно поработать. Так что это нормальная практика и плата за возможность не вставать в 7 утра, чтобы полтора часа провести в пробках.

При таком образе жизни я прекрасно понимаю, чего в моей жизни не будет никогда. Я не буду начальником. Но это не страшно.

Я всегда отчаянно избегал такой работы, хотя побывал и начальником юротдела, и проектными группами юристов руководил. По мне, начальственная работа не многим отличается от работы воспитателя детского сада — всех делом займи, всех накорми, за всеми подотри и, не дай бог, с кем-нибудь что-нибудь случится... Слишком высокая цена за почёсывание своего эго, даже с учётом полагающихся начальнику плюшек.

И я не буду богатым. Вряд ли я смогу купить себе личный самолёт, чтобы летать в замок в Австрии. Моя работа делает меня обеспеченным человеком, и финансовые проблемы в моей жизни встречаются нечасто. Но для чего нужны деньги? Если тебе есть где жить, ты и твои близкие здоровы, ты не пересчитываешь мелочь в супермаркете и не думаешь, где взять деньги на новые джинсы, всё у тебя хорошо... По работе я встречаю много богатых людей, но многие из них перешли границу, когда деньги из удовольствия уже превратились в проблему, тот самый чемодан без ручки. Эти люди постоянно думают, как сохранить нажитое, защитив его от чиновников и бандитов. Не всегда получается.

Правда, я иногда помогаю своим друзьям организовывать их различные стартапы. Любят они на халяву пользоваться моими знаниями в области экономики и права. Так что есть вероятность, что что-нибудь из этого когда-нибудь выстрелит и я стану чудовищно богат, но особой надежды на это нет.

Следом должен был возникнуть вопрос с личной жизнью. Могу сказать, что в монастырь я не ушёл, но и в активном поиске не нахожусь. Просто смысла не вижу, хотя друзья периодически советуют зарегистрироваться в каком-нибудь тиндере. Как-то не вижу я себя в новых постоянных отношениях, может, оттого что стал к ним с некоторым расчётом подходить. Я могу предоставить женщине своё время, деньги, хорошее жильё, креветки с авокадо на завтрак, досуг, заботу, решение всех её проблем, кроме надуманных. А что взамен получу?

С бытовыми проблемами я и сам прекрасно справляюсь. Современная бытовая техника до неприличия облегчила труд домохозяек. А секс в наше время легко доступен. И я сейчас не о профессионалках говорю. Этот контингент уже совсем для отчаявшихся или для фанатов подобного досуга. Найти же единомышленницу (не на словах, а на деле) — задача почти нерешаемая, так что даже время тратить не стоит.

Чем я занимаюсь, кроме ребёнка и работы? Да всем потихоньку. Если есть время, в зал хожу, чтобы форму не терять. Книжки читаю. Иногда пишу что-нибудь без особой надежды на публикацию, только чтобы мысли структурировать. Фильмы смотрю, в игры играю, музыку слушаю, блог веду (у меня уже почти 50 подписчиков!). Иногда с друзьями виски пью. В общем, живу вполне обычной размеренной жизнью, мир менять не пытаюсь. 

Есть у меня ощущение, что ничто так сильно не вредит миру, как попытки его изменить. Он же меняется сам самым естественным образом.

То, что ты можешь реально сделать, так это улучшить жизнь своих близких. От этого мир точно хуже не станет.

Этим я и занимаюсь. Зарабатываю деньги и помогаю близким. А когда помогать будет некому, тогда-то меня, наверное, и накроет ощущение бессмысленности бытия и наступит тот самый кризис среднего возраста или ещё какой-нибудь. Но это просто очередная проблема, которую я буду решать так, как я привык и как меня учили.

Вы когда-нибудь испытывали кризис среднего возраста?

    Стать автором рубрики «Мнения» может любой житель Новосибирска. У вас есть своя точка зрения на события, которые происходят в городе? Вы хотите поделиться интересной историей о жизни? Рассказать о собственном опыте? Вы можете написать или надиктовать свою авторскую колонку, связавшись с редакцией НГС по телефону +7 982 781–74–07 (СМС, Viber, WhatsApp, Telegram). 

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    оцените материал

    • ЛАЙК37
    • СМЕХ3
    • УДИВЛЕНИЕ3
    • ГНЕВ11
    • ПЕЧАЛЬ3

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!