12 ноября вторник
СЕЙЧАС -10°С

Новосибирск из железа: как муж с женой потеряли работу, открыли своё дело и теперь куют город из металла

Сначала они перепортили тонну металла, а теперь у них два помощника и три котёнка в мастерской

Поделиться

Помощник Сорокиных Евгений Кашко и один из котят, живущих в мастерской

Помощник Сорокиных Евгений Кашко и один из котят, живущих в мастерской

Лидия и Александр Сорокины работали в Сибэлектросетьстрое, пока предприятие не обанкротилось: он — бригадиром строителей ЛЭП, а она — поваром-технологом. Лидия поверила в мужа, и они попытались его увлечение превратить в работу. Александр — кузнец-самоучка, Лидия на тот момент ничего не знала о металле, но это дело так увлекло их, что теперь они не могут остановиться. Шесть лет назад пара зарегистрировала ИП и недавно расширила свою команду до четырёх человек. Журналист НГС узнал, как семья Сорокиных разбиралась в кузнечном деле и как оформила фрагмент часов, который должен стать визитной карточкой Новосибирска.

«О металле я знала только то, что он железный»

Кузнечная мастерская «Гефест» находится на территории дома её создателей — Лидии и Александра Сорокиных. Помещение для работы разделено на несколько зон, в каждой из которых проходят разные этапы работы: в первой, основной, — расположена печь, горно, большой стол для работы, металл, стеллажи для инструментов, во второй — небольшие станки, а в третьей — краски и всё, что нужно, чтобы придать цвет изделию. Там довольно темно и прохладно, свет и тепло идут от печи.

Евгений Кашко и Александр Сорокин доделывают работу для российского проекта «Время Крыма»

Евгений Кашко и Александр Сорокин доделывают работу для российского проекта «Время Крыма»

Александр вместе с помощником Евгением Кашко не отвлекаются от работы, потому что им как можно скорее нужно доделать элемент для солнечных часов в виде карты страны российского проекта «Время Крыма», организованного гильдией кузнецов. Его идея заключается в том, что кузнецы каждого региона создают свой фрагмент часов, размещая на нём объекты, которые презентуют местность. К ним есть чёткие требования по размерам, потому что все они будут собираться в единую карту в начале ноября. Поэтому пока они заняты работой у печи, Лидия рассказывает их историю.

С 2011 года её муж Саша начал увлекаться кузнечным делом, но серьёзно они об этом не думали, потому что были заняты основной работой на одном предприятии — Сибэлектросетьстрой. А когда компания обанкротилась, то всё решилось само собой.

Лидия Сорокина раньше была поваром-технологом, а потом погрузилась в сферу увлечения мужа

Лидия Сорокина раньше была поваром-технологом, а потом погрузилась в сферу увлечения мужа

— Мы самоучки. У Александра врождённый талант, он очень хорошо рисует. Раньше работал бригадиром: ездили в командировки по России, строили ЛЭП, дома занимался кузнечным делом для себя — мангал, например, делал. А потом мы остались без работы и решили, почему бы и не начать, — вспоминает Лидия.

Сначала они арендовали помещение в здании предприятия, на котором раньше оба работали, а когда там начали всё распродавать, то перешли к себе на участок. С 2013 года Сорокины зарегистрировались как ИП.

— Честно, когда мы начинали, то о металле я знала только то, что он железный. Увидела потенциал в муже, а сама выступила генератором идей. Сначала у нас было даже неотапливаемое помещение — даже вода замерзала. Первую зиму сделали себе маленькую кандеечку, к которой подходили греться — горно не спасало. В этом помещении были очень высокие потолки — туда заезжали фуры, поэтому то, что мы в печи сожгли, тут же вверх поднималось, было холодно. И сначала мы тонну металла перепортили, часть даже сдали в металлолом. Потом уже наладили процесс. В основном он творческий, не очень денежная работа, но это интересно, — говорит Сорокина.

Сейчас в мастерской живут три рыжих котёнка

Сейчас в мастерской живут три рыжих котёнка

Лидия признается, что они, конечно, боялись, но им помогли её родители: они очень любят зятя и тоже поддержали его. Первая работа на продажу — это ворота. Заказчику всё понравилось, поэтому он продолжил заказывать что-то новое.

«Какими-то судьбами его занесло к нам»

В какой-то момент им понадобился подмастерье, но они даже не успели приступить к поискам, как он объявился сам. Им позвонил Евгений, который приехал в Новосибирск из Кемеровской области к друзьям и решил заодно подработать в этом городе.

Евгений случайно попал на работу к Сорокиным

Евгений случайно попал на работу к Сорокиным

— Какими-то судьбами его занесло к нам: через знакомых искал, где подработать, пока живёт здесь. Даже до сих пор не знаю, кто посоветовал нас. Как раз был летний сезон, очень много работы — даже просто металл раскладывать. Так и остался. Сначала на осень и зиму уехал домой, а потом весной позвонил и сказал, что хочет к нам, соскучился. Он влился, таким же творческим оказался, — радуется Лидия Сорокина.

У каждого кузнеца, по ее словам, свой почерк. Например, она всегда угадывает, какую работу делал Саша, а какую — Женя. Лидия говорит, что многие, кто позже пробовал поработать у них, уходили, потому что не выдерживали.

— Не многие готовы быть постоянно грязными, пыльными, чёрными, — считает Лидия.

Но недавно у них появился ещё один человек в команде: знакомый попросил взять на стажировку свою жену, которая много лет проработала экономистом, а потом решила стать сварщиком. Ольга Гурская тоже влилась в коллектив и осталась. Лидия говорит, что у них больше не бизнес, а семья.

Видео: Ольга Бурлакова

«Пять лет совсем не отдыхали»

С появлением помощников Лидия стала меньше времени проводить в мастерской: полтора года назад у них родились две дочки.

— До рождения девочек я была на работе 24 на 7. Когда Женя пришёл, то от цеха на мне осталась только покраска. Детей приносили сюда, они ещё маленькие, конечно. Старшая дочь очень любит здесь находиться, переживает, если не взяли её сюда по какой-то причине. Пока рано ей учиться: тяжело физически, а потом — почему бы и нет, — размышляет Лидия Сорокина.

Несмотря на семейные дела и заботы, всё свободное время пара проводит на работе. Помимо заказов от клиентов на заборы, калитки, они иногда делают благотворительные проекты, например, дерево желаний для детского реабилитационного центра.

Работать от звонка до звонка — это не про Сорокиных. Им приходилось мастерить и в выходные, и в будни, и ночами

Работать от звонка до звонка — это не про Сорокиных. Им приходилось мастерить и в выходные, и в будни, и ночами

— Все выходные здесь проходят. Дерево делали по вечерам после работы, ночами приезжали. Вдвоём: ребят не хотели напрягать, им нужно отдыхать. А мы уже, наверное, не можем. Немного что-то дома поделаешь и всё равно сюда приходишь, хочешь здесь находиться, постоянно об этом думаешь, — рассказывает Лидия Сорокина.

Процесс, признается она, очень затягивает:

— Иногда приходишь домой и думаешь: «Блин, ты же вообще сегодня ничего не ел, не пил», идёшь в магазин и скупаешь всё, даже то, что ты обычно не ешь. Бывают моменты, когда родители помогают с ребятишками, звонят и спрашивают: «Вы где?». Смотришь — уже два часа ночи. Мы уже всё заканчиваем, едем домой.

Владельцы кузницы переживают, что котята простудятся на холодном полу, но тем как будто все равно — очень уж нравится находиться в мастерской

Владельцы кузницы переживают, что котята простудятся на холодном полу, но тем как будто все равно — очень уж нравится находиться в мастерской

— Пять лет совсем не отдыхали, только в этом году смогли выкроить три дня — летом съездили на Алтай. Но это три дня за пять лет. В позапрошлом году на работу вышли 1 января — заказов было очень много, — делится Лидия.

В этот момент разговора в мастерской раздаётся громкое кошачье «мяу». Откуда — непонятно. И тут в темноте из пыли появляется маленький рыжий котёнок с чёрным перепачканным носом. Следом за ним — еще два точно таких же.

Лидия рассказывает, что кошка родила пятерых котят: двух серых забрали перед нашим приездом, а три рыжих пока остались. Кузнецы переживают, что в мастерской холодный пол и котята простудятся, но они всё равно приходят туда и забираются на стол, станки, на мешки и остальные предметы, которые только можно там найти.

Пока я разглядываю одного из котят, на меня по куртке забирается другой, усаживается на руку, в которой я держу диктофон. И так мы продолжаем интервью<br>

Пока я разглядываю одного из котят, на меня по куртке забирается другой, усаживается на руку, в которой я держу диктофон. И так мы продолжаем интервью

«Дорогое удовольствие на самом деле»

Лидия поясняет, что изначально работать им было сложно, а теперь они знают все тонкости. Иногда экспериментируют с цветом — фиолетовый, зелёный, но обычно заказчики не готовы к такому.

Чаще всего заказывают заборы, хотя мастерам больше нравятся скульптуры и процесс их создания. В среднем забор стоит около 50 тысяч.

— Мы зависим от металла: за последние полтора года он прилично подорожал. Если восемь лет назад квадрат цельнометаллический 12 миллиметров мы покупали за 100 рублей, то сейчас 470 за хлыст. Дорогое удовольствие на самом деле. Стало кузнечное дело возрождаться, и производители начали поднимать цены. Мы иногда даже не можем купить какой-то металл: бывает, ждёшь три-четыре дня, чтобы привезли, — переживает Лидия Сорокина.

Лидия говорит, что не все, кто к ним приходил, выдерживали такую тяжёлую и грязную работу

Лидия говорит, что не все, кто к ним приходил, выдерживали такую тяжёлую и грязную работу

Сорокиным хотелось бы творить в большей команде, объединяться с другими представителями кузнечного дела, развивать его в Оби и Новосибирске, передавать знания. Найти единомышленников, говорит Лидия, сложно. Даже несмотря на обилие объявлений в городе от тех, кто делает художественную ковку. Поэтому работу для проекта в Крыму им пришлось делать самим.

«Саша сделал оперный театр, Женя — зоопарк, а Оля — Бугринский мост»

Сложно найти и спонсоров. Поскольку с этой работой они будут представлять Новосибирскую область на уровне России, команда обращалась к властям, но их просили перезвонить то по одному телефону, то по другому, и так ничем не помогли. Не помогли даже тогда, когда кузнецы попросили прислать им видео с презентацией области, которое они будут показывать, как и другие участники.

Только недавно одно туристическое агентство, в котором они искали билеты подешевле, приняло решение подарить им билеты для третьего члена команды, на которого Сорокины до последнего не могли найти деньги.

Так и работают

Так и работают

Материалы они покупали за свой счёт: металл, по которому вырезали контур области, обошёлся около 10 тысяч рублей. Кузнецы могли сами выбрать толщину стали: от 6-миллиметровой до 8. Они выбрали потолще, потому что это более распространённый вариант. Резали не самостоятельно, потому что нужна была высокая точность: отдали подрядчикам, которые занимаются лазерной резкой с помощью станков с ЧПУ по техническому заданию.

— Долго выбирали, какие достопримечательности Новосибирска поместить на этот фрагмент часов. Хотели уместить как можно больше. Отметить Академгородок, сделать, например, здание технопарка, но оно бы не смотрелось в стали без использования стекла, — комментирует работу Лидия.

В итоге Саша сделал оперный театр, Женя — зоопарк, а Оля — Бугринский мост.

Именно такие элементы, по контуру региона, будут собраны в одни большие солнечные часы в виде карты России

Именно такие элементы, по контуру региона, будут собраны в одни большие солнечные часы в виде карты России

После поездки в Крым, где они представят эту работу, команда хочет вступить в гильдию кузнецов, чтобы иметь возможность самим обучать людей.

— Есть место, где собираемся строить большой бокс, потому что здесь уже мало места: мешаем друг другу, толкаемся. В следующем году приступим к строительству. Но совсем отсюда съезжать тоже не хочется, может, сделаем два места, будем набирать кого-то, обучать, — делится планами основательница мастерской.

Ещё в будущем они хотят сменить название, потому что организаций с таким наименованием много: иногда звонят и путают.

— Как-то звонили и спрашивали, когда будут готовы двери. Саша левша, Оля левша, может, так и назовём. Но это не точно: ещё не утвердили своим маленьким коллективом, — смеётся Лидия.

В феврале НГС описывал историю кузнеца из Новосибирска, который стал успешным бизнесменом благодаря Instagram и жене: он открыл дело, потому что «часто бил морды начальникам», а первый заказ ему пришлось украсть у конкурента.

У вас тоже есть интересное хобби, которое переросло в небольшой (или большой) бизнес? Или среди ваших знакомых есть люди с необычным (или даже странным) увлечением? Расскажите об этом автору этого текста и журналисту НГС Марии Тищенко.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 1
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Инженер
29 окт 2019 в 15:41

Показательный пример деградации и краха всего. Он раньше строил ЛЭП, теперь делает калитки и заборы. Вместо современного...

29 окт 2019 в 15:18

Молодцы. Приятно про таких людей читать, а не про какую-то девицу с утиными губами, возомнившую себя сестрой другой утиногубой.

Фото пользователя
29 окт 2019 в 15:31

Вот приятно читать такие новости. Люди представляют НСО за свой счет, зато чиновники НСО выделяют миллионы на пиар области и...