15 декабря воскресенье
СЕЙЧАС -9°С

«Мобильника не должно быть на парте»: новосибирские учителя — о вреде телефонов в школах

Педагоги рассказали о борьбе со смартфонами после предложения Матвиенко запретить их для учеников

Поделиться

«Вообще надо запретить [ношение телефонов] в школу, наверное, потому что у нас нет условий для хранения. Если кто-то с дорогим телефоном будет ходить, оставлять, а потом этот телефон исчезнет, директора школ тоже не будут брать на себя такую ответственность», — передаёт ТАСС слова Матвиенко

«Вообще надо запретить [ношение телефонов] в школу, наверное, потому что у нас нет условий для хранения. Если кто-то с дорогим телефоном будет ходить, оставлять, а потом этот телефон исчезнет, директора школ тоже не будут брать на себя такую ответственность», — передаёт ТАСС слова Матвиенко

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что  надо запретить школьникам носить телефоны в учебные заведения, так как нет необходимых условий для их хранения, пишет ТАСС. Журналист НГС пообщался с новосибирскими учителями и узнал, разрешают ли ученикам оставлять телефоны на столах, способны ли школы создать условия для их хранения и какие казусы возникали из-за того, что они забирали телефоны у школьников. 

Ольга Захаркевич, учитель музыки гимназии № 7 «Сибирская»:

«Я вообще давний борец против телефонов, и даже у меня были конфликты с учащимися, которые никак не хотели убирать телефоны. Но у нас в прошлом учебном году было введено положение о пользовании мобильными телефонами — оно меня немножечко успокоило.

Почему я так против телефонов? У нас с телефонами связано очень многое в жизни: начиная с того, что это связь с близкими людьми, при чрезвычайных ситуациях это возможность позвонить, в конце концов залезть в интернет, когда тебе удобно, или сфотографировать. Но поскольку я являюсь бабушкой, то я понимаю, какое место гаджеты занимают в жизни современных детей. Я, например, не всегда даже могу внучку отвлечь от телефона. Она настолько туда уходит, что ей не нужно никакое общение: если раньше дети сидели и слушали взрослых внимательно и опыта набирались, то сейчас смотрят всякие рекламные штуки и так далее.

Я считаю, что положение, которое у нас вышло в гимназии, — это хорошо. У нас как бы носить телефоны не запрещено: заходим, отзваниваемся или отписываемся родителям в SMS-сообщении и телефоны отключаем. На перемене, как написано в положении, ты можешь воспользоваться телефоном, если это необходимо. Если плохо стало, то ребёнок, конечно, сообщает родителям, но в первую очередь бежит к медику. И уже медик вызывает классного руководителя, который звонит родителям, потому что ребёнка одного отпускать нельзя.

На перемене у нас нельзя играть, потому что из игры очень тяжело выходить, особенно детям: они становятся очень зависимыми от игр. У нас некоторые ребята выходят даже на уроках, чтобы поиграть, позвонить. Видео просматривать нельзя, потому что видео всякие бывают, мы же не за каждым ребёнком можем следить. Были такие случаи, когда видео не совсем морально-этического порядка были, потому что за детьми родители даже не успевают следить. После положения стало полегче, но если будет такой запрет, то я буду обеими руками за.

Представьте себе, что в первой смене, условно говоря, 500 человек, даже "началка" носит телефоны — это где мы возьмём такой ящик для хранения? Даже если это в классе будет, то учитель не сможет проследить за каждым ящичком, потому что дети бывают разные; тогда где гарантия, что этот телефон не пропадёт, и кто за него будет отвечать? Мы считаем, что телефон — это личная вещь ученика, и мы не имеем права её забирать. Но сделать так, чтобы ребёнок всё-таки убрал свой телефон, убрал звук, конечно, надо.

Тем более ещё такой момент — до сих пор не исследовано воздействие сотовой связи на организм человека, особенно на ребёнка. Об этом как-то раньше говорили, а сейчас не сильно это проявляется. Например, я всегда против, чтобы ребёнок был в столовой с телефоном. Потому что телефон не моется, не протирается, мы всякими руками за него хватаемся. И тут же ребёнок сидит и ест, помыв руки; он достаёт телефон, а на нём — неизвестно что. 

Разные учителя есть: есть учителя, которые даже звонят, разговаривают по телефону на уроке. Иногда звонят родители учащихся прям во время урока. Я считаю, что эти все вещи учителю надо откладывать: раньше же мы тоже обходились без телефонов как-то. Если что-то необходимое, то ты между уроками можешь взять телефон и перезвонить. Учителя тоже должны этому правилу следовать».

Софья Хлыновская, учительница истории и обществознания частной школы «Аврора»:

«Как и всегда, невозможно отнестись [к предложению] однозначно. Дело в том, что да — телефоны являются раздражающим фактором для внимания детей, но только лишь потому, что они, как и все нормальные люди, стремятся к тому, что более интересно. Когда у нас не было интернета и гаджета, в силу природного любопытства мы впитывали любое знание, что подворачивалось. Сейчас у нас есть возможность выбирать — и вполне логично, что между скучным уроком и сферой своих интересов, доступ к которой есть через телефон, ребёнок выбирает последнее. И тут мы как раз приходим к корню проблемы.

В гимназии № 7 год назад приняли специальное положение о пользовании телефонами 

В гимназии № 7 год назад приняли специальное положение о пользовании телефонами 

Формат уроков, их содержание и способы взаимодействия с материалом на них должны меняться, исходя из ценностей нашей современности. Если суметь заинтересовать детей, очень и очень немногие из них уходят с головой в телефон, потому что есть увлекательная альтернатива. Система школьного образования, сама школа должны поменяться прежде всего, чтобы суметь предложить ребёнку эту альтернативу, в ситуации которой телефон, содержащий в себе сторонние сферы интересов, сможет уйти на дальний план.

От прямого запрета ничего не изменится — скорее, наоборот, мы встретим жёсткий протест просто из-за духа бунтарства среди подростков, например. Чтобы этого избежать и на самом деле привить ребёнку интерес и ценность школьных занятий, сделать требуется гораздо больше, чем просто декларировать запреты и ограничения. Корни этих проблем так глубоко и "высоко", что для реальных изменений требуется кардинальная перестройка всей системы образования — начиная с решения проблемы обеспечения кадрами, заканчивая развитием ценности знания как такового в культуре.

Не могу сказать за других учителей; те, кого знаю я, — великолепные специалисты, и в их компетенции не могу сомневаться. Лично я не пользуюсь на уроках телефоном совсем, и даже на переменах на него нету времени: мы всегда в процессе занятности с детьми. Если вдруг попадается вопрос, на который и я не знаю ответа, мы смело гуглим, а так телефон болтается в сумке вплоть до конца рабочего дня.

Между детьми я такого [конфликтов из-за телефонов] не замечала. Только если кто-то по неосторожности задел, сломал, разбил, но навряд ли это можно считать конфликтом из-за телефона, скорее просто вопрос порчи имущества. Может быть, мне так повезло, но даже на просьбу убрать телефоны, если даже ребёнок на него отвлёкся, дети спокойной убирают и никак не проявляют нервности».

Татьяна Бирюкова, заместитель директора по воспитательной работе, учитель географии и биологии школы № 63:

«То, что такая проблема существует, — это однозначно, и в нашей школе в том числе. Некоторые учителя, может быть, в силу строгости определённой заставляют детей убрать телефоны, когда они достают и кладут их на парту привычным образом. То есть у нас среди учителей ещё нет строгости, чтобы у всех она была и чтобы дети привыкли к этому требованию и убирали. Они подстраиваются: кто разрешает или не обращает на это внимания, они достают и до поры до времени телефоны лежат. И видно, как они туда ныряют периодически. Потом, когда учитель заметил, он начинает строжиться и так далее.

Лично я как учитель вообще не допускаю, чтобы телефоны были на парте: в начале года я всегда с детьми первый урок посвящаю рассказу о требованиях, которые необходимы для изучения моего предмета. Обязательно с детьми вклеиваем в тетрадку памятку, где всё написано, и есть обращение к родителям и обращение к ученикам. Один из пунктов касается мобильного телефона: он должен быть выключен на уроке и лежать в портфеле — не должен лежать на парте, и ученик ни в коем случае не должен им пользоваться.

В школе № 63 часть учителей не разрешает класть телефоны на стол во время уроков, а часть — ничего не говорит

В школе № 63 часть учителей не разрешает класть телефоны на стол во время уроков, а часть — ничего не говорит

Потому что какие ситуации просто выводят из себя и раздражают — не знаю как. Учитель рассказывает, он увлечён этим и тут звонок: "Можно выйти, мне мама звонит?". Я, например, сразу теряю нить повествования, меня эта ситуация сразу вырубает не знаю на сколько: потом очень трудно собраться и собрать внимание детей для того, чтобы вновь вести урок. Поэтому у меня так — очень строго, а другие учителя не очень строго.

Наша школа старенькая: мы два года назад отмечали 55-летие, и в плане хранения организовать что-то — поставить какой-то сейф для каждого класса или для каждого ученика, мне кажется, тоже не представляется возможным. У кого будет ключик от сейфа? Сдавать классному руководителю — тоже не вариант: у него методический день или его на семинар позвали, а дети сдали телефоны и должны забрать у него. Он уехал — и что, дети домой без телефонов пошли? Хотя у нас такие эксперименты были, когда слишком много жалоб от предметников поступало на конкретный класс о том, что зависли в телефонах и ничего не делают. Классный руководитель пыталась: в начале смены собирала все эти телефоны, в конце смены отдавала. Если куда-то уезжает, поручает другому это.

[Была] ещё одна ситуация: учитель собрала телефоны и положила себе в стол под ключ. Вела уроки, в конце смены дети пришли за телефонами, а она не может найти ключ от ящичка. Бегала из кабинета в кабинет — где она эти ключи оставила? Оказалось, что в туалете. Оставила там на крючочке висеть. Дети в панике, учитель в панике. Учителя тоже многие — рассеянные товарищи, потому что делают много дел одновременно. И дети очень многие сейчас, современное поколение, которым всё очень просто и легко достаётся, не следят за своими вещами так, как должно. А телефон действительно бывает очень дорогой — крутой, навороченный. Они могут и сами его забыть где-нибудь.

Или ещё одна ситуация: учитель телефоны собрал, раздаёт, и ребёнок говорит: "У меня экран треснутый, а я вам сдавал целый". Может, кто-то из детей с большей силой свой телефон кинул туда, куда она собирала их, и могло повреждение произойти. Она говорит, что досконально же не проверяла у каждого, треснутый или нетреснутый телефон. Дети тоже зачастую такие провокаторы».

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 1
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
5 июл 2019 в 21:39

Давайте примем закон, по которому все будем делать вид, что живем в 16 веке. Это ведь проще, чем сделать школу соответствующую 21-ому веку.
Преподаю почти 20 лет. Смартфон на уроке - это огромный плюс ученику. Встройте возможности сотового в процесс обучения и наслаждайтесь.

5 июл 2019 в 21:20

учителя не в состоянии понять, что телефон сейчас, это не телефон, а сложное устройство.
Я понимаю, может и можно запрещать пользоваться смартфонами в начальных классах, когда дети смотрят видео, играют и могут считать на калькуляторе, а не в уме.
но уже в средней школе в телефон может быть подкачен задачник, или книга по литературе. Многие школы пользуются электронными сервисами, выдают книги в виртуальных библиотеках.
Тут уже надо выбирать, либо запрещать пользоваться электронными образовательными ресурсами (зачем тогда их внедрять на государственном уровне?), либо соответствовать прогрессу.

Фото пользователя
5 июл 2019 в 21:26

//Сейчас есть возможность выбирать — и вполне логично, что между скучным уроком и сферой своих интересов, доступ к которой есть через телефон, ребёнок выбирает последнее. И тут мы как раз приходим к корню проблемы.//
---
Золотые слова.
Учитель должен так давать материал, чтобы ученик на 45 минут забыл не только про свой смартфон, но и про всё остальное.
Но боюсь, Матвиенке этого не понять.