14 декабря суббота
СЕЙЧАС -8°С

«Ты переодетый мужик, чтобы к другим лезть в трусики»: интервью девушки-транссексуала

Викторию не пустили в спортклуб из-за пола — она рассказала, как живут транссексуалы и чего боятся

Поделиться

Виктория Басаковская полгода проходит гормональную терапию, которая помогает ей выглядеть как девушка 

Виктория Басаковская полгода проходит гормональную терапию, которая помогает ей выглядеть как девушка 

На прошлой неделе в Новосибирске спортивный клуб Viza Sport вступил в конфликт со своей клиенткой Викторией Басаковской. Девушка сообщила директору клуба о своей транссексуальности, а после приобрела абонемент на занятия по MMA. Но через некоторое время после покупки оказалось, что тренер отказывается тренировать Викторию. Девушка пыталась разрешить конфликт мирным путём, но наткнулась в соцсетях на публикацию о произошедшем со ссылкой на сотрудника клуба — в ней Викторию обвинили в том, что она требовала от клуба отдельных раздевалок, а также в том, что она оголилась в спортклубе.

Виктория решилась рассказать о ситуации со своей стороны, опровергла эти обвинения, а также дала интервью корреспонденту НГС. Девушка рассказала о проблемах, с которыми в обществе сталкиваются транссексуалы, о том, когда она начала принимать гормоны, как её семья относится к ней и почему она не будет делать операцию по смене пола.

О начале конфликта в клубе Viza Sport

Я не первый раз в нём была. Я в прошлом году приходила в секцию бокса — разовые посещения взяла, и всё. Потом по причинам мне нужно было уехать в город Тюмень. Всё мне понравилось, там много инвентаря, тренеры достаточно квалифицированы и интересны. В этом году несколько раз приходила, мне сказали прикупить необходимый инвентарь для MMA. Я купила защитные щитки, перчатки, даже капу, чтобы зубы не выбили. Уже приобрела это за немалые деньги. Прихожу туда и говорю — я закупилась, можно брать абонемент. Я приобрела абонемент, обговорила всё с директором — там стеклянный кабинет. Если бы я оголилась, это как минимум бы увидели посетители и засняли бы камеры. Это во-первых. Во-вторых, мы обсудили все нюансы. Я живу здесь практически через дом. Мне не нужен душ, я брезгливый человек. У меня есть своя ванна, свой душ. Сейчас лето. Я пришла в форме, оттренировалась, я в этой форме ушла. Всё хорошо, и мне дали добро — без всяких предвзятых отношений, без всего.

Что случилось после покупки абонемента

Где-то минут через 40 мне на мой телефон поступает звонок. Говорят: «Виктория, мы отказываем вам в предоставлении услуг». Причём это говорит не директор, а администратор, девушка. Говорю: «Можно телефон директора, на основании чего?» «Хорошо, минуточку, мы вам перезвоним». В общем, звонка три, наверное, было последовательных.

Третий звонок лично от директора был — она говорит: «По религиозным соображениям, <…> тренер против [вас тренировать], узнав [о транссексуальности]». И вся группа тренеров уже об этом узнала. Я говорю: «Зачем об этом знать, если об этом знали только вы?» Она рассказала всему персоналу, начиная от администратора, скорей всего, уборщиц и заканчивая тренерами. Я пришла к одному конкретному тренеру. Как она это пояснила — все тренеры отказались меня видеть в данном заведении.

О том, чем закончился конфликт

Она мне сказала — даст чёткий ответ через сутки, максимум через двое. Я подошла, получается, в четверг, была последняя встреча числа максимум 19-го, и ждала ответа. Я никаких действий не предпринимала. Всё, я жду ответа: да — да; нет — нет. Если нет, то пускай в письменном виде дадут этот ответ и вернут деньги за абонемент.

Она сказала: «Я позвоню юристу, я сфотографирую ваши документы, и мы просто обговорим, чтобы не было курьёзных ситуаций, а так я даю вам ответ — да (предварительный)».

Она дала в принципе очень корректный и чёткий ответ «да» и сказала, что даже сам Магомед (тренер. — Прим. ред.) уже не против. Он человек понимающий, я пришла туда не лясы точить с кем-то или глазки строить, а тренироваться.

Это серьёзный вид спорта, это единоборство. Сразу мы с ней подняли вопрос. Она говорит: «Раз ты транссексуалка, почему танцами не занимаешься или чем-то таким девчачьим, как это обычно бывает?» Я занималась профессионально многими видами танцев, начиная от классики, балета и заканчивая современной хореографией: хип-хоп, вог. Но жизнь так складывалась, что за себя приходится постоять на улице. Были такие очень щепетильные ситуации, я понимала и до сих пор это осознаю — в нашем обществе без кулаков никуда. Пусть я так выгляжу или даже другие девушки, кто-то даже грудь себе наращивают. Все равно на улице бывают конфликтные ситуации или подставы так называемые.

О занятиях спортом в других городах

Я занималась в городе Петропавловске, Челябинске, Тюмени, в закрытых заведениях профессиональных. Ни у одного спортсмена не возникало в связи с этим вопросов. Просто я всегда либо личного тренера, либо того, кто занимает руководящую должность, должна предупреждать, чтобы не было казусов, чтобы просто не шокировать людей. Вот я предупредила лично директора [в новосибирском клубе] — теперь об этом знает весь город.

О единоборствах

Я всегда в спаррингах встаю с молодыми людьми или мужчинами. Да, внешне я девушка, я это не скрываю, но физиологически сила мужская сохраняется. Но не у всех. Смысла я не вижу стоять в спаррингах с девушками. Если этот вопрос поднимается — я сильнее средних девушек.

О транссексуалах

Жизнь наша, жизнь транссексуалов, трансгендеров, это очень закрытая, табуированная тема. Да, гей-тематика поднимается. Когда дело касается трансов — все сразу же сравнивают с Таиландом и проституцией — такое шаблонное восприятие. 

Причем очень агрессивное, очень ненавистное — ты переодетый мужик, чтобы к другим мужикам лезть в трусики.

Я хочу сразу сказать — на ориентацию это никак не влияет, я знаю лично мне подобных девушек, которые встречались и встречаются по сей день с девушками, с женщинами. Кто-то да — по мужчинам. Но кто-то настолько в себе уже закрывается, личная жизнь или какая — там уже речи не идёт, человек выживает как может.

Устроиться куда-то на обычную работу нам практически невозможно. Не практически — невозможно. Когда девушки-директора принимают на работу, поднимается такой гогот на этом моменте, хиханьки, хаханьки: «Извините, мы не можем вас взять на работу». Это было у меня, когда я пыталась в ювелирную сеть устроиться.

О медкомиссии

Выгляжу как девушка, это всё не афишируется, единственный момент — я не сменила пока паспорт. У нас всё это делается, по крайней мере, в Казахстане, в несколько этапов — это трудно, очень затратно. Почему я это так быстро не сделала — преображение такое полноценное происходит лишь второй год. До этого я всё-таки скрывала в себе, зажимала, делала короткие причёсочки — под мальчика косила, пыталась одуматься, подумать об этом, влиться в общество. Потом я поняла, либо ты живёшь как человек, чувствуешь себя человеком, либо суицид. 

При этом я имею право водить автомобиль, я имею право растить детей, я имею право иметь огнестрельное оружие. Когда я приезжаю домой раз в полгода, я прохожу освидетельствование и медкомиссию психиатрическую. Просто бывает такое реально, что у человека едет крыша, он чувствует себя Наполеоном, как это писали в комментариях, он чувствует себя женщиной, потом бац — опять мужчиной. И вот комиссия, которую я прохожу уже не первый раз, она всю шелуху и вот это всё лишнее отвергает. Они смотрят, не имеются ли у меня какие-то скрытые отклонения с психикой, и уже дают на то добро: могу ли я пить дальше гормоны и вообще проходить гормонотерапию, как я в социуме уживаюсь, могу ли я вести нормальный образ жизни.

Когда Виктория поняла, что она девушка?

Это с детства, насколько я себя помню, как бы это смешно ни звучало. Обычные дети на это акцент не ставят, и я, в принципе, не ставила. Но я всегда задавалась вопросом: почему мальчик и строго мальчик, почему девочка и строго девочка. Меня всегда восхищал женский образ, я была влюблена и по сей день влюблена в образ своей бабушки. Она очень известный человек была в своё время, она очень элегантная женщина. Мужского внимания в семье мне всегда хватало: старший брат, дяди, дедушка, да, отец мой рано из жизни ушёл. Но при этом я никогда не была обделена мужским вниманием. Как это обычно говорят: «Выросла среди баб и сама себя начала воспринимать девушкой, бабой». Нет, не в этом причина, оказывается, кроется. Это никак не приобретается.

О поддержке семьи

Моя семья меня поддержала. Всегда даже с матерью моей мы ходили до недавнего времени, выбирали красивые наряды, косметику, драгоценности — человек полностью меня поддерживает. Я очень благодарна. Родная мать, бабушка, дяди. По национальности — у меня нет русских примесей — у меня армяне и цыгане. Кавказ — немного нетерпимые такие ребята, при этом вся моя родня, все люди прекрасно к этому относятся.

Конечно, кто-то пытается отреагировать — это просто человек искусства, артист. Я не против — пусть так воспринимают.

Девушка отмечает, что семья принимает и поддерживает её

Девушка отмечает, что семья принимает и поддерживает её

О пропаганде

Я не хожу с плакатами или там с чем-то, не кричу направо и налево в заведениях, которых я бываю — бываю в очень элитных заведениях. Многие знают, что я транссексуалка, при этом никаких конфликтов, никаких казусов.

Я против пропаганды среди несовершеннолетних, у меня две младшие сестры: одной 14 лет исполнилось, другой — 13, мне 23 года. Я их вырастила. 

Как-то влиять на мировоззрение детей — нет. Были случаи, когда дети что-то увидят, встаёт вопрос такой курьёзный — почему двое дядь держатся за руки, а почему это дядя — когда Кончита выступала на «Евровидении» с бородой. Ребёнок спрашивает, и ты пытаешься сказать так, чтобы это на восприятие ребёнка не повлияло и при этом корректно объяснить, не сказать, что это что-то плохое, табу запретное. Запретный плод всегда сладок. Я просто сказала — этот человек артист. Ребёнок понял. Почему эти дяди держатся за руки или даже целуются — где-то реклама какая-то проскользнула, тот же самый ютьюб, интернет. «Понимаешь, люди бывают разные, они любят друг друга. Если ты полюбишь того-то того-то, мы тебя примем». В общем, я выкрутилась, я объяснила это.

Про операцию

Операцию я не обязана полностью по законодательству проводить. Она, во-первых, опасная для здоровья очень, во-вторых, практически всегда пропадает чувствительность. И в-третьих, это нереально дорого, я за эти деньги могу несколько квартир в центре купить. В Новосибирске делают импланты грудные, а в Москве и Питере делают такие операции — вагинопластика называется. Я не хочу. Я считаю, что если попадётся человек в моей жизни, который не просто попадётся, а будет со мной рука об руку идти, он меня будет принимать такой, какая я есть. Зачем мне для кого-то подстраиваться настолько серьёзно, настолько щепетильные моменты и тем более знать, что это, в принципе, никто не оценит. Я своё здоровье берегу и всем советую беречь.

Это как русская рулетка: да, ты являешься транссексуалом — ты родилась такой, это не приобретённое. Нельзя насмотреться фильмов или какие-то там насильственные действия — нет! У тебя будут какие-то отклонения, но точно ты не станешь транссексуалом. Для этого имеются комиссии.

Я начала гормонотерапию, начала преображаться, и, слава богу, в очередной раз мне попалось хорошее окружение людей. Закрытая компания, которая поддерживала меня, которая видела, что я волосы отрастила, но вроде бы где-то ещё борода торчит или что-то в этом духе.

Гормонотерапию я прохожу уже второй год. Почему это русская рулетка: у меня организм к этому восприимчив и мне не приходится килограммами жрать гормоны и спустя лет 10 загнуться от рака или ещё от чего-то. А есть те, кто, к сожалению, с этим столкнулись. С виду это вроде бы и грудь, вроде бы и в туфлях, волосы длинные, а лицо мужика. Это трагедия, это большая трагедия, человек не может ничего с этим поделать.

Как обменивают документы

Сначала я прохожу освидетельствование психиатрическое — я его прошла уже несколько раз. С этими справками, которые у меня имеются, я подаю в суд сразу на ЗАГС. Это в Казахстане и в России такие правила, только в России они проще. Здесь можно меньше чем за год сделать всё необходимое, в Казахстане на это уходит в районе полутора лет. При этом отказа получить, имея подобные справки, — они не имеют права мне дать. Это стопроцентно — я сменю документы. Но на это нужно время.

Об отношениях

С девушками были у меня отношения, причём несколько раз и по молодости, и не так давно. Мне очень нравятся девушки, женщины, но я к ним отношусь больше как к сёстрам. Я готова набить морду любому, кто обидит девушку, которая рядом со мной. Может быть, здесь двоякая ситуация, что что-то мужское пробуждается, раскрывается. Но мне кажется, адекватная девушка, если она может постоять за себя, она это же сделает, если увидит девушку слабую, которая не может себя защитить, а какие-то ублюдки либо обижают её, либо кидаются. Ещё раз я хочу сказать, что я благодарна тому, что я начала заниматься своим телом, заниматься спортом, единоборствами, хоть это не женское дело.

У меня до недавнего времени был любимый молодой человек, я с ним была с 17 лет, мы с ним отношения скрывали, не афишировали. Семья знала, бабушка, мать, тётя, но младших сестёр и других я не оповещала. Мы провстречались 6 лет с молодым человеком. Я поняла, что молодые люди в отношениях меня во многом устраивают, но это далеко не всегда. Проще быть одной в данный момент.

Виктория отмечает, что в своей жизни редко встречалась с агрессией в свой адрес

Виктория отмечает, что в своей жизни редко встречалась с агрессией в свой адрес

Об отношении окружающих и жизни в других городах

В общежитии, в институте, в Челябинске я жила. Челябинск такой город, как бы не говорили суровый — очень адекватные люди. С учителями не было никогда проблем. Да, я чувствую себя такой, да, я такая. Когда я ещё в колледже училась в городе Тюмени, я начала более-менее преображаться: то ботильоны надену, то маникюр себе хороший сделаю. Ко мне учитель подойдет, мой личный педагог или завкафедры: «Ну наконец-то, дорогая, — просто боялись тебе говорить. Ты чувствуешь себя такой — будь такой, какая ты есть».

Почему-то всегда мне люди в окружении попадаются, которые меня к этому подталкивают, подгоняют, говорят: «Ты такая, какая ты есть, аллё. Не будешь такой, я тебе по башке настучу. Ну-ка, быстро пошла, купила себе туфли. Быстро пошла, познакомилась, с кем захотела. Да, ты транс, и что с того?» Это говорят не только девушки, поддерживают меня в основном мужчины — бывают, да, геи в моём окружении, замечательные люди — и обычные мужчины.

Когда я читаю в постах внизу там комментарии: да расстрелять, сжечь — слёзы, понимаете градом. Люди за экраном печатают гадости — при этом в жизни я с этим, слава богу, не сталкивалась.

У меня очень разношёрстное окружение всегда было. Я из города Петропавловска, местами, где я росла, — это криминальный район. Или в общежитиях я жила, в бараках я жила — где я только не жила. Там люди сидевшие — за то, за сё: ни разу не вставал вопрос ребром — ты что такое? Ты оно?

Когда я читаю: «на бутылку посадить» — в комментариях. Я такая: «Ребят, вы серьёзно?» Люди, которые прошли от сель до сель, полжизни отсидели и в уме своём остались, они уважают себя, уважают других людей. Таких слов никогда в мой адрес не говорили, какими бы серьёзными или авторитетными они ни были. В моей жизни я с этим ни разу не сталкивалась.

О работе

В своё время я работала в кабаре в закрытом заведении в нашем городе. Почему я с самого начала открыла такую тему серьёзную: если транссексуалка — это значит — Таиланд, это значит — проституция. Куда бы я не устраивалась, в какие организации — может быть, мне так попадалось, но, боже упаси, кому-то так же попасться. Даже той же самой официанткой. К тебе подходит владелец этого заведения — он же знает, кто ты. И когда ты наедине с этими людьми остаёшься, без лишних вопросов суют руки между ног. Психологически это очень трудно, работая официанткой, или работая в какой-то организации — люди этим начинают пользоваться очень нагло. У них семья, дети — они женатые люди, состоятельные серьёзные. 

Если ты хочешь где-то работать — то будешь спать с тем-то, с тем-то. Причём ещё, если что-то не так, тебя высмеют, тебя выпнут, как последнюю шавку.

Год назад это произошло, примерно такая же ситуация — я осталась на улице, я простудилась, потому что нервы, бессонные ночи, ещё и погода почему-то не очень радовала здесь в Новосибирске. Ко мне подошёл человек, он знакомый был мне, и я ему была знакома, но мы никогда не общались с ним лично. Он коротко и ясно мне говорит: «Ты же транс? Тебе есть работа». Говорю: «Какая?» — «Попозже поговорим, обсудим, вот, держи деньги». Я поняла, что это за сфера — это сфера, грубо прозвучит, конечно, — эскорт.

С кем-то ты ходишь в клубы, с кем-то ты просто проводишь вечера за городом, выпивая, готовя им кушать, кому-то делаешь массаж, кого-то где-то сопровождаешь, общаешься. Потому что человек где-то сидит, у него прям глазки горят: перед ним девушка, а он знает, что там где-то секретик небольшой — и всех мужчин без исключения это очень заводит. Поэтому, когда я почитала эти комментарии, где столько агрессии... Агрессия — это скрытые желания или недопонимание.

Потому что я ещё не сменила документы, мне приходится в данной сфере работать. Я не говорю, что меня кто-то принудил или я на кого-то работаю. Я отблагодарила этого человека — он мне дал крышу над головой, дал деньги на лекарства, на еду — я ему отплатила с лихвой за это.

оцените материал

  • ЛАЙК 1
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Демократ
25 июн 2019 в 19:48

Это просто дно. Сейчас пишу жалобу в РКН, помоему тут пропаганда нетрадиционных ценностей среди несовершеннолетних. Ужас и кошмар.

25 июн 2019 в 19:43

за такую пропаганду садить нужно! уберите этих нетрадиционных, пусть запад с ними загнивает, а нам нужна нормальная чистая нация.

gonza
25 июн 2019 в 19:37

это что за дичь?! очередное дно? публикации мало? то про парады дровосеков в перьях пишите, то про третий пол.