«Я пытаю детей»: история брутального парикмахера, который не смог повзрослеть

Бывшего нефтяника обожают младенцы и трудные подростки — он признался НГС, в чём его магия

Поделиться

Тимур Газиев насчитал в своей клиентской базе около 3 тысяч детей со всего Новосибирска

Тимур Газиев насчитал в своей клиентской базе около 3 тысяч детей со всего Новосибирска

Тимур Газиев и его команда из тысяч детей с модными причёсками — это, вероятно, одно из самых милых зрелищ в мире. Зататуированный новосибирец с брутальной внешностью чувствует себя на одной волне с любыми клиентами — будь то двухмесячные лохматые малыши или подростки с аутизмом, которые раньше вообще никому не давали себя стричь. Свою работу он с юмором называет «детской пыточной», поскольку у родителей не хватает духа самим «крутить и вертеть» ребёнка, чтобы его подстричь, а он делает это за 15 минут. Парикмахер рассказал корреспонденту НГС, почему он не может работать со взрослыми (особенно с женщинами!) и что за салон мечты он откроет в ближайшем будущем.

Тысячи родителей везут детей к Тимуру Газиеву на улицу Троллейную со всех районов Новосибирска — не самое удобное и очень шумное место в ТРК «Континент», однако выбора у них пока нет. Ведь их дети воспринимают стрижки у этого парикмахера как аттракцион и разрешают делать причёски только ему. Стул в виде крутого автомобиля, мультики и даже целый ящик конфет — не самое главное. Только увидев своего друга Тимура — который больше напоминает мастера из модного барбершопа — они тут же забегают в тесное помещение и рассказывают ему о своих буднях. Кажется, маленькие клиенты порой даже не замечают, что стрижка уже подошла к концу — хотя у другого мастера, признаются родители, они бы уже через пять минут закатили истерику.

В основном клиенты приходят по «сарафанному радио» — спрашивают друг у друга, где работает этот парень, умеющий колдовать над детьми

В основном клиенты приходят по «сарафанному радио» — спрашивают друг у друга, где работает этот парень, умеющий колдовать над детьми

«С детьми мне комфортно. День поработаешь со взрослыми — человек 10–15 — и к вечеру убитый вообще, не хочется ничего делать, это будто высасывает из тебя энергию. Свои проблемы накидывают, ты их слушаешь, ты свои [рассказываешь], всё это перемешивается. А с детьми как — они приходят, улыбаются, веселятся, эмоции такие дарят, и даже если в день 20–30 человек — к вечеру ты бодрый, можешь что-то ещё поделать», — считает парикмахер.

Сердце парикмахерской — целый ящик вкусностей для «продажных детей»

Сердце парикмахерской — целый ящик вкусностей для «продажных детей»

Тимуру Газиеву 27 лет, он родился в Фергане (Узбекистан) и первые стрижки начал делать ещё лет в 11. Его мать фактически воспитывала детей одна, поскольку после развода отец уехал в Россию, и так как Тимур был гиперактивным ребёнком, решила приучить его к труду.

«Она отвела меня к мастеру. Там это нормально, тебя лет в 10–11 как подмастерье приводят и отдают в руки мастеру — работай. Ты после учёбы приходишь, моешь головы, а на улицах жара, все купаются, отдыхают, а ты ничего не можешь сделать — тебе надо работать. Я тогда ненавидел это всё! Потому что я был ребёнком, я хотел развлечься», — вспоминает мастер.

Первое время он думал, что детей будут пугать татуировки, однако им рисунки на теле нравятся и они просят мам купить им наклейки «как у дяди Тимура»

Первое время он думал, что детей будут пугать татуировки, однако им рисунки на теле нравятся и они просят мам купить им наклейки «как у дяди Тимура»

В тринадцатилетнем возрасте он переехал к отцу в Россию. Вообще Газиев — нефтяник по образованию, он окончил университет в Нижневартовске (его специальность — бурение нефтяных и газовых скважин) и даже около полугода поработал на вахте. Но дальше работать в профессии не смог. «Потому что мне здоровье стало дороже», — объясняет Тимур. Пять лет назад он оказался в Новосибирске — и город стал его домом. 

Он начал «набивать руку» в парикмахерской для взрослых клиентов — за стрижки платили всего по 150 рублей, а клиенты шли потоком с 9:00 до 21:00.

«Я это сделал, чтобы приучить себя не бояться. Ведь в нашем деле это самое главное: перестать бояться сделать что-то не то, потому что ты же не знаешь, что в голове у человека. Ты раз — и делаешь что-то не так. Взрослых я умею [стричь], но в основном мужчин. Женщинам — если просто подровнять. 

Женщин стричь я не очень люблю — [у них много] загонов: "Я хочу что-то, но не знаю, что хочу". А с мужчинами проще: главное — покороче, не торчит, и всё. Сейчас у меня девочки есть, но их мало, в основном те, кого я с годика стригу. Им уже никак не отказать. Но новых не беру, потому что девочек стричь… Это долго, они как [взрослые] женщины. 

Когда мальчики дёргаются — я могу с ними договориться, а когда девочки истерят, сложно», — объясняет он.

Он записывает клиентов на доску, а не в календарь на компьютере или телефоне, — так удобнее, заверил Тимур

Он записывает клиентов на доску, а не в календарь на компьютере или телефоне, — так удобнее, заверил Тимур

Тимур рассказывает о себе, не отвлекаясь от работы, — к нему пришли сразу двое клиентов, трёхлетние двойняшки Елисей и Еремей. Сначала на кресло-машину забирается Еремей — смешно щурится от тёплого воздуха фена и немного съёживается от присыпки, но сидит максимально спокойно. Чего не скажешь о его брате, который крепился первые минут 7, но потом не выдержал — и заплакал. Этого от него ожидали и мастер, и родители, — так всё время, и не надо этого пугаться. Елисей не может объяснить, почему плачет, но Тимур знает: если ребёнок устраивает истерику, значит поблизости мама.

«Когда ребёнок не видит, кем можно манипулировать, — он быстро успокаивается. Мама поддаётся — и всё, начинается. Чаще всего приходится родителей успокаивать, чем детей. Я прошу, чтобы они отстали от ребёнка. Я говорю им: "Сядьте и не мешайте или идите погуляйте". 

Он увидит, что вы переживаете, и думает, что что-то плохое происходит, вам ещё больше от этого [тревожно]. Дети успокаиваются через пару минут — они понимают, что ничего вроде плохого не происходит, вроде не больно. 

Один у меня так посидел, поорал-поорал, посмотрел и говорит: "А вы не будете уколы делать?". Я говорю: "А зачем мне тебе делать уколы?". Он: "Ну я так думал. Если нет — тогда ладно". У каждого ребёнка свой страх», — делится Тимур Газиев.

Инструменты все те же самые, что и у взрослых, только режим другой — с детьми надо действовать мягко и быстро

Инструменты все те же самые, что и у взрослых, только режим другой — с детьми надо действовать мягко и быстро

В соцсетях парикмахерскую, где работает Тимур, называют в шутку «детской пыточной» — и в доказательство приводится много фотографий, которые делают сами же родители. На этих кадрах дети кричат или корчат рожицы, якобы страшно страдая из-за эстетических процедур.

«Да-да, я же их пытаю. У меня есть теория, что у родителей духа не хватает издеваться [над детьми], а я над ними "издеваюсь" в плане стрижки — они вырываются, я их кручу-верчу, феном сушу. Приходится быть бесчувственным!

И потом сарафанное радио работает, [люди спрашивают]: "Это здесь работает молодой человек с татуировками, который колдует над детьми?".

В день у него бывает до 20 клиентов 

В день у него бывает до 20 клиентов 

(М.М.: А случается, что маленьким клиентам не нравятся их стрижки?) Бывает, что сначала возмущаются, что всё плохо [с новой причёской], а потом ходят в садике друг другу причёски показывают. Ко мне же все ходят здесь, а в одной группе бывает по 5–10 детей, и у всех одинаковые стрижки — мои», — смеётся мастер.

Как правило, у совсем маленьких детей — в возрасте от 2 месяцев — запросы простые: чтобы ничего не мешалось и не кололось. У взрослых мальчиков уже появляются идеи, как выбрить виски и какой формы нужна укладка. Парикмахер объясняет, что все инструменты и насадки он использует те же самые, что и у взрослых, — только режим более мягкий, чтобы ни в коем случае не поранить и не поцарапать малыша.

Раньше Газиев боялся стричь малышей, а теперь уже давно привык — с детьми ему гораздо проще работать 

Раньше Газиев боялся стричь малышей, а теперь уже давно привык — с детьми ему гораздо проще работать 

«Раньше я боялся [совсем маленьких], потому что родничок не зарос и там мягко совсем. Помню первый раз, когда меня не предупредили — и я так потрогал [перед стрижкой], — у меня прям холодок по телу, я два дня ходил — оклемался. Сейчас меня уже мало чем можно удивить в плане детских стрижек. И истерик», — рассказывает Газиев.

Отдельная категория среди тысяч клиентов — это дети с особенностями развития, в частности аутисты. Первое время родители боялись их приводить, но теперь таких посетителей парикмахерской довольно много.

«[Эти родители] уже такие отчаявшиеся: "Мы не знаем, что с ним делать!". Как-то мальчика привели лет 7, мама говорит: "Он у нас кусается, пинается". Мы сели, поговорили с ним, всё нормально, подстригли, укладку сделали. Мама сама плакала сидела — мол, первый раз такое, обычно его вчетвером держим и машинкой [бреем]. Работа с детьми, особенно с аутистами, очень специфическая, так как многие не берутся за них — они более непредсказуемые.

Но чаще всего получается, что я за ними повторяю, что они говорят. Обычно они сами себя успокаивают: "Не бойся, не страшно, не страшно, не бойся", — он вот так повторяет, и ты за ним», — поясняет парикмахер.

С каждым ребёнком нужно уметь договориться — иногда он привыкает к мастеру не с первого раза. Елисей (на фото) держался 10 минут, но потом всё же заплакал — надоело сидеть на месте

С каждым ребёнком нужно уметь договориться — иногда он привыкает к мастеру не с первого раза. Елисей (на фото) держался 10 минут, но потом всё же заплакал — надоело сидеть на месте

Главный секрет, признаётся Тимур, — это стричь быстро: если со взрослым ты можешь провозиться час, то с маленьким непоседой такой метод не сработает, надо уложиться в 10–20 минут, какой бы сложной ни была работа. На помощь, конечно, приходят конфеты — как говорит парикмахер, «дети же продажные, всё за конфеты сделают».

Самое сложное — успокоить родителей, которые слишком сильно переживают за своих детей

Самое сложное — успокоить родителей, которые слишком сильно переживают за своих детей

В его ближайших планах — открыть свой салон, где могли бы делать причёски и дети, и взрослые. Причём это должна быть не просто парикмахерская, а творческое пространство, где было бы место и целой ванне киндер-сюрпризов для детей, и уголок с шампанским для уставшей мамы, а также мультфильмы и PlayStation. По словам Тимура Газиева, такого ещё никто не делал.

Мастер не очень любит говорить о своей личной жизни и семье, но очевидно, что с детьми он ладит моментально. И этому есть простое объяснение.

«Мне с детьми проще. Может, я сам ребёнок? Я сам застрял примерно в этом возрасте и мне всё интересно. Я пытался повзрослеть, но это очень тяжело», — признаётся автор «детской пыточной».

Ранее НГС опросил десять мужчин Новосибирска с самыми модными причёсками — они рассказали, как к ним относятся девушки и часто ли их бьют за необычную внешность.

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Собственно
10 июн 2019 в 09:24

Никогда бы не допустил к своем у ребенку человека с таким количеством тату на его руках, не хочу чтобы ребенок думал, что это нормально, это ненормально, если человек не может другим способом выразить свою личность, у него нет будущего

Фёдор
10 июн 2019 в 09:09

Судя по наколкам у этого гражданина не однаходка уже. Я бы не стал подпускать своего ребёнка к человеку с таким бурным прошлым. Ведь у человека острые предметы в руках. Тут лучше к своим местным людям обращатся. А не к тем у кого руки по локать в наколках.

Ольга
10 июн 2019 в 09:27

Стрижки Тимур делает хорошо,но подход к маленьким детям у него конечно странный. Первую стрижку у него делала сыну в год,потом в течение года ходили к нему.Мой ребенок с первого раза плакал очень сильно.Думала ,что со временем привыкнет.Но с каждым разом было все хуже и хуже.Дошло до того,что сын начал бояться заходить в Континент,а потом и вовсе,увидев его фото в интернете ему стало плохо.Врач диагностировала сильнейший нервный стресс( ребенку в 2 года!).После этого отвела его в СанСити в Веселую расческу(попали к мастеру Анфисе).Уже второй год ходим к ней - ребенок ни разу не заплакал,ходит с удовольствием. В салоне такая же кресло-машинка,мастер стрижет быстро и красиво. Так что Тимур не единственный супер мастер. Конечно с таким подходом к детям он один. Еще меня возмутило,что он часто целует детей,причем целует в губы.